Мелло - Кто такие пророки

Альберто Мелло - Кто такие пророки - Грамматика пророчества
От автора.
 
«Свидетельство Иисусово есть дух пророчества» (Откр 19:10).
 
Полагаю, что это простое, но такое глубокое утверждение Апокалипсиса Иоанна может быть прочитано в двух смыслах: во-первых, свидетельство самого Иисуса имеет пророческое значение; во-вторых, Дух, вдохновлявший ветхозаветных пророков, свидетельствует об Иисусе, даже не называя прямо Его имени.
 
Если в символе веры мы исповедуем, что Святой Дух «глаголал во пророках», мы должны также веровать, что их пророчество, порой прикровенное, аллюзивное, таинственное (но именно поэтому столь действенное, столь волнующее), является для нас свидетельством об Иисусе.
 
В этой краткой «грамматике пророчества», которую мой старый друг игумен Арсений, тоже любящий Писание и изучающий израильских пророков, перевел для русского читателя вслед за книжкой о
Псалмах[1], я прежде всего хотел сосредоточиться на тех тонких «грамматических нитях», что связывают мессианскую надежду Израиля и церкви и составляют сердцевину общечеловеческой истории.
 

[1]Альберто Мелло, Божья любовь в псалмах, М.: ББИ, 2014.
 
 

Альберто Мелло - Кто такие пророки - Грамматика пророчества

 
Перевод с итальянского Арсения Соколова
Пер. с ит. (Серия «Современная библеистика»). - М.: Издательство ББИ, 2015. - ч + 104 с.
ISBN 978-5-89647-332-9
 

Альберто Мелло - Кто такие пророки - Грамматика пророчества - Предисловие к итальянскому изданию

 
Ты не можешь слышать Бога, когда Он говорит с кем-то другим. Его можно слышать только тогда, когда Он говорит с тобой. Таково грамматическое наблюдение.
 
Я не пророк и даже не сын пророка. В этой работе определяются лишь некоторые существенные элементы библейского пророчества. У всех народов древности были свои провидцы и гадатели, но только в Израиле пророчество достигло признаваемой всеми литературной широты и богословской глубины.
 
Отличительные черты пророчества, обнаруженные мной, у разных пророков сопрягаются по-разному, являя целый веер возможных типологий. Библейское пророчество - это не монолит, и редуцирование его до одного какого-нибудь аспекта создает риск анахронизма или излишнего упрощения.
 
В евангельском рассказе о преображении Мессия беседует с Моисеем и с Илией, олицетворяющими два очень разных, но не представимых один без другого - в том числе для Иисуса - вида пророчества.
Поскольку материал чрезвычайно богат, я ограничиваюсь лишь еврейской Библией. Хотя в христианской литературе пророчество достигает новой перспективы, получает новое, более избирательное направление, тем не менее, и сам по себе феномен библейского пророчества исключительно волнующ и интересен.
 

Альберто Мелло - Кто такие пророки - Грамматика пророчества - Прозорливость

 
Прежде у Израиля, когда кто-нибудь шел вопрошать Бога, говорили так: «пойдем к прозорливцу», ибо тот, кого называют ныне пророком, прежде назывался прозорливцем.
(1 Цар 9:9)
 
Это замечание, о котором читаем в рассказе о Сауле, когда тот идет к Самуилу, надеясь найти отцовских ослиц, предлагает нам очень ясное историческое сведение: «пророк», по-еврейски nabi', не всегда звался в Израиле этим именем, его изначальным определением, все еще применявшимся и к Самуилу, было «провидец», го'ё.
 
Перемена наименования существенна, поскольку обозначает два типа профетизма - профетизм видения и профетизм слова. По признанию самого Писания, первый из этих двух профетизмов исторически предшествует второму. И не только предшествует, но и указывает на автохтонный опыт кочевнических времен, тогда как «набизм», если можно его так назвать, по крайней мере в своем начале - феномен, импортированный Израилем после его поселения в Ханаане. Зададимся вопросом: в чем состоит прозорливость? Когда этот феномен появился и как долго просуществовал в Израиле?
 
Процитированный выше текст говорит о Самуиле, что он не только мог сообщить Саулу, где находятся ослицы, которых тот ищет (на самом деле они были уже найдены), но и предсказать ему о целой серии важных встреч, которые произойдут у него на обратном пути домой:
 
Встретишь двух человек близ гроба Рахили... придешь к дубраве Фаворской, и встретят тебя там три человека, идущих к Богу в Ве-филь: один несет трех козлят, другой несет три хлеба, а третий несет мех с вином.
(1 Цар 10:2-3)
 
И так далее, вплоть до встречи с сонмом «пророков» (не «прозорливцев») во время их «прорицания», когда они охвачены неким харизматическим энтузиазмом, переходящим в восторг. То есть следует делать различие между профетизмом одинокого прозорливца, постоянно пребывающего в одном месте, каким был Самуил в Раме (это, как я уже сказал, профетизм семитского происхождения), и профетизмом иного рода - беспорядочным, порывистым, групповым, странническим, как кажется, имеющим, подобно культам Дионисия и Кибелы, восточное происхождение. На этом ином профетизме и о его глубоких трансформациях в израильском историческом опыте я остановлюсь в следующих главах, а сейчас считаю важным отметить, что Самуил не единственный в Библии пророк-прозорливец.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik