МИР БИБЛИИ - Российское библейское общество - 1 - 1995

МИР БИБЛИИ - Иллюстрированное периодическое издание Российского библейского общества - 1995/1 [3]
Постижение Священного Писания — процесс бесконечный. На протяжении веков смысл Божественного Слова стремятся уяснить самые разные люди — и ребенок, переживающий вместе с библейскими героями драматические события истории израильского народа, и ученый, пробивающийся сквозь дебри еврейской и греческой грамматики. Существуют целые области исторической науки, философии, филологии, связанные с Библией.
 
Положенная в основу нашей цивилизации Книга книг неисчерпаема — и потому всегда будет привлекать к себе пытливые умы исследователей.
 
В традиционном разделе нашего журнала «Над страницами Писания» мы знакомим читателя с главой из книги современного американского философа Питера Крифта, посвященной одной из самых «интеллектуальных» книг Библии — Книге Екклесиаста. Многие вопросы, рожденные скепсисом и рационализмом Нового времени, не новы — их предельно четко поставил еще мудрый Екклесиаст.
 
Юрий Табак в своей статье рассматривает известный евангельский эпизод с «прощеной блудницей», исходя из общего контекста Нового Завета и анализируя историко-культурные реалии последних десятилетий эпохи Второго храма.
 

МИР БИБЛИИ - Иллюстрированное периодическое издание Российского библейского общества - 1995/1 [3]

 
Журнал основан о. Александром Менем
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР М. Г. Селезнев
И.О. ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА  А. Э. Бодров
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
С. С.Аверинцев
Е.Ф.Гросман
архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)
игумен Игнатий (Крекшин)
игумен Иннокентий (Павлов)
Е. Б. Рашковский
Н. И. Сериков
ЮМ.Табак
Н.Л.Трауберг
священник Георгий Чистяков
А.Л.Хосроев
 

МИР БИБЛИИ - Иллюстрированное периодическое издание Российского библейского общества - 1995/1 [3] - Содержание

 
НАД СТРАНИЦАМИ ПИСАНИЯ
  • Питер Крифт. Три толкования жизни: суета, боль, любовь. Перевод Н. Л. Трауберг
  • Ю.М.Табак. К вопросу об исторической достоверности pericope adulterae (Ин 7:53-8:11)
ВВЕДЕНИЕ В БИБЛЕИСТИКУ
  • Брюс Мецгер. Введение к «Текстологическому комментарию на Греческий Новый Завет». Перевод и примечания игумена Иннокентия (Павлова)
  • Протоиерей Александр Мень. Послания апостола Петра [Из словаря по библиологии]
ПЕРЕВОДЫ
  • Письма апостола Петра Перевод В. Н. Кузнецовой
  • Е. Б. Рашковский. Россия и динамика библейского слова: XVIII-XX века. Послание апостола Павла к Римлянам: 6 глава
  • И.М.Дьяконов. Победная «Песнь Деборы»
БИБЛИЯ И КУЛЬТУРА
  • И. К. Языкова. Художник читает Библию
БИБЛИЯ В РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ
  • Е. Б. Рашковский. Державин: библейские мотивы
РЕЦЕНЗИИ И ОБЗОРЫ
  • Микра Текст, перевод, чтение и интерпретация еврейской Библии в раннем иудаизме и раннем христианстве - Рецензия Л.В.Кнориной
ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ БИБЛЕЙСКИХ ПЕРЕВОДОВ
  • Лорд Дональд Когган. Библейский перевод с эпохи ранней церкви до XX века. Перевод С. Э. Твердовского
  • Священник Георгий Чистяков. Славянская Библия как источник для будущего русского перевода
ХРОНИКА
  • Сообщение о Генеральной Конференции РБО
  • Лорд Дональд Когган. Значение Библии для общества Перевод С. Э. Твердовского
  • Конференция «Библия в культуре и искусстве»

МИР БИБЛИИ - Иллюстрированное периодическое издание Российского библейского общества - 1995/1 [3] - Питер Крифт - ТРИ ТОЛКОВАНИЯ ЖИЗНИ: СУЕТА, БОЛЬ, ЛЮБОВЬ

 
Питер Крифт — современный американский апологет. Обычно его считают продолжателем К.С. Льюиса. Действительно, они похожи. Кроме того, Крифт написал трактаты о страдании и о рае; об этом же писал и Льюис («Страдание», где последняя глава называется «Рай», и «Расторжение брака»). Написал он и книжку о самом Льюисе («C.S. Lewis. A Critical Essay», 1988) и нечто вроде пьесы, «Триалог», где беседуют только что умершие в один и тотже день (гг ноября 1963 г.) Льюис, Олдос Хаксли и Кеннеди. («Between Heaven & Ней», 1982). Книги о рае — «Небеса, по которым мы так тоскуем» (1980) и «Все, что вы хотели бы узнать о небе, но не решались спросить» (1990; название отсылает к известному фильму Вуди Аллена) — переведены на русский язык и подготовлены к изданию. Прибавим, что Питер Крифт еще студентом обратился в католичество. Он — доктор философии, степень получил в Фордэмском университете (Нью-Йорк). Теперь он преподает в католическом университете в Бостоне. У него четверо детей — Джон, Джейн, Элизабет и Кэтрин. Им он посвятил вторую книгу о рае, а первую — Марии, своей жене.
 

ВВЕДЕНИЕ

С тех пор как я стал взрослым, я изучаю философию и не нашел более глубоких книг по моей специальности, чем «Екклесиаст», «Книга Иова» и «Песнь песней». Собственно, прочитав «Екклесиаста» лет в пятнадцать, я и решил заняться философией. Философские книги можно разделить на древние и новые, благочестивые и безбожные, монистические и плюралистические и так далее, но правильней всего, если верить Габриэлю Марселю, делить их на глупые и умные, или пустые и весомые, или плоские и глубокие. Так вот, прочитав целиком все библиотеки в мире, послушав всех мудрецов, какие только есть, мы не найдем более весомых, глубоких, мудрых книг, чем эти три.
 
Они поистине бездонны. Перечитывая их, я всегда нахожу что-то новое и никогда не устаю пересказывать их студентам. Что-что, а эти книги мы вправе назвать классикой. Ведь классика — как корова, она дает молоко каждый день. Она — как утро, как природа, ибо всегда нова. Нет, природа умрет, только Бог — вечен, и только Его книга не стареет. Если Богу надо вдохновить мыслителя, Он выберет самого лучшего. Но «самый лучший» — не «самый сложный». Платон говорит, что боги нарочно избирают плохих поэтов, чтобы вся слава досталась не поэтам, а богам Точно так же говорит и апостол в Первом послании к Коринфянам Вот и в Библии авторы — просты, книги — глубоки; вместо земной премудрости — София, Премудрость Божья. Что-то прорывается сквозь слова, и если вы не замкнете душу, вы уловите это хоть как-то, хоть немного. Семена премудрости прорастут, только встаньте под дождь Писания.
 

ФИЛОСОФИИ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ЖИЗНЬ

В сущности, таких философий — три, и каждая из них представлена одной книгой Библии. Жизнь — суета («Екклесиаст»). Жизнь — страдание («Книга Иова»). Жизнь — повесть о любви («Песнь песней»). Лучших книг об этом просто нет. Каждая из них — классика, каждая — для любой поры. Нет и других философий, ибо у нас, людей, нет других состояний, обстоятельств, условий. Суета «Екклесиаста» — ад, страдание Иова — чистилище, любовь «Песни песней» — рай. Все начинается здесь, на земле. Как сказал Льюис, «то, что кажется нам землей, это или ад, или небо». Слова — страшные, он их смягчает: «Господи, не дай моим слабым глазам слишком часто это видеть!» Самое худшее в аду — не боль, а бессмыслица; не физическая мука, а духовная. Данте знал, что пишет, предлагая «оставить надежду». Страдание — не ад, в нем надежда возможна. Она была у Иова, он не терял веры, а устремлял ее в будущее (это надежда и есть). Потому его и очистили, улучшили, научили муки, он из-за них прозрел — и увидел Бога. Для этого мы и живем на земле.
 
Что до рая, он — любовь, ибо в нем — Бог, а любовь — самая суть Бога.
 

ТРИ МЕТАФИЗИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЯ

Одну из лучших своих книг Хайдеггер начинает словами: «Зачем хоть что-то есть?» Вопрос предполагает три ответа. Три состояния, три «метафизических установки» говорят нам не только о наших чувствах, но и о том, в чем смысл нашей жизни. Состояния эти порождают три разных ответа, три философии, которые мы и видим в трех библейских книгах.
Иов — в отчаянии. Он страдает не только телом, но и духом. Потерял он все, даже Бога, нет — особенно Бога. Чего ему ждать, кроме смерти? Герои «Песни песней» любят друг друга. Любовь тем и прекрасна, что жизнь, освященная ею, это радость, а не бремя, как у Иова
 
Екклесиаст — в тоске и скуке, как наши современники (древние не знали этих слов). Нет оснований умирать, нет оснований и жить. Хуже — некуда.
 

ТРИ БОГОСЛОВСКИХ ДОБРОДЕТЕЛИ

Учат эти книги и тому, что больше всего на свете, — вере, надежде и любви.
Екклесиаст учит вере. Он показывает, как суетна и пуста без нее жизнь. Опирается он только на разум и на опыт — на свидетельства чувств о том, что бывает «под солнцем». Но вдруг, в конце, как приписка, появляются слова, не поверенные ни разумом, ни чувством, — и заполняют пустоту. Ответ на вопрос о смысле жизни известен только вере: «...бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо» (Еккл 12:13-14).
Екклесиаст верит разумом, он не сомневается, что Бог есть. Но этого мало: «бесы веруют и трепещут» (Иак 2:19). Нужна истинная, спасительная вера, вера сердца — и он убеждает в этом, показывая нам, что бывает, когда ее нет.
Иов учит надежде; все остальное у него отняли. Одной надежды ему хватило, чтобы перетерпеть и победить.
 
«Песнь песней» учит любви, а любовь — это суть жизни, лучшее сокровище в мире. Кроме того, эти книги обобщают нашу историю. Честертон тоже обобщил ее в одной фразе: «Язычество было больше всего на свете, но христианство — еще больше, и с той поры все, кроме христианства, стало маленьким». Иов являет нам вершины древнего упования, конечно — не языческого, но и не христианского. «Песнь песней» являет сердцевину христианской эры, оболганное Средневековье Екклесиаст говорит о веках, сменивших христианство. Расторгнув брак, не станешь весталкой. Отвергнув рай, не превратишь ад в чистилище, отчаяние— в надежду. 
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя asaddun