Мир Библии выпуск 7 и 8

Мир Библии выпуск 7
В этом году весь мир отмечает великий юбилей — 2000 лет со дня Рождества Христова. И, как это бывает на рубеже эпох, человечество оценивает пройденный путь и пытается представить, каким будет следующий век и следующее тысячелетие. Одна из тем юбилейного выпуска “Мира Библии” — Рождество Христово в изобразительном искусстве и мировой поэзии.
2000 год связан также с памятью о. Александра Меня — выдающегося священника и проповедника. В этом году исполняется 65 лет со дня его рождения и 10 лет трагической гибели. В рубрике “Введение в библеистику” публикуются две его статьи из Библиологического словаря — “Библейская христология” и “Книга пророка Исайи”. Исайя — любимый пророк о. Александра Меня, он часто говорил о нем в проповедях и лекциях. Отрывки из нового перевода книги пророка Исайи, выполненного А. Графовым, несомненно помогут по-новому понять этот библейский текст.

Александр Мень был основателем альманаха “Мир Библии”, а его последняя лекция 8 сентября 1990 г. стала первой лекцией Воскресного православного университета, из которого вырос Библейско-богословский институт св. апостола Андрея. Так что и для ББИ этот год юбилейный — институту исполняется 10 лет.
Юбилею прошлого года — 500-летию Геннадиевской Библии — посвящена статья игумена Иннокентия Павлова, в которой дан обзор международной конференции“Библия в духовной жизни, истории и культуре России и православного славянского мира ”, организованной ББИ в Москве, в сентябре 1999 г.

Мир Библии Иллюстрированный альманах Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Выпуск 7

ISSN 1562-1415

Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2002

Мир Библии Иллюстрированный альманах Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Выпуск 7 - Христология

 
ХРИСТОЛОГИЯ БИБЛЕЙСКАЯ — учение Священного Писания о личности и миссии Спасителя мира. Эта область библейского богословия теснейшим образом связана с сотериологией Писания. Библейская Христология подразделяется на ветхозаветную и новозаветную. Первая содержит учение о Спасителе-Мессии, Которого ожидал ветхозаветный мир; вторая учит о Мессии, пришедшем на землю — Иисусе Христе. Ниже будет рассмотрена главным образом новозаветная Христология (о ветхозаветной см. статью “Мессианизм”).
Интерпретация библейской Христологии в истории христианской мысли. Вера во Христа как в Откровение Бога и Его спасающей силы предшествует книгам НЗ. В них отразилась Благая Весть о Спасителе, уже жившая в *Церкви, в ее апостольской *керигме, и открывавшаяся в личном опыте людей (см. призвание апостола Павла, Лк 9:1 сл.; Гал 1:15-17). В эту начальную пору христианской проповеди центром ее было не столько богословское размышление о природе Христа, сколько благовестие о дарованном Им спасении и прощении грехов. Однако и тогда вера в богочеловечность Христа являлась важнейшей основой Христовой Церкви (хотя термин “Богочелове- чество” еще не употреблялся).
 
Осмысление и раскрытие тайны Христовой происходило в противоборстве Церкви с иудеями, не уверовавшими в Иисуса, с язычниками и затем с еретиками. Первые отзвуки этой борьбы мы находим уже в НЗ. В дальнейшем гностические попытки истолковать явление Христа в духе докетизма, намерение гностиков и Маркиона отсечь Ветхий Завет от Нового уже в доникейский период вызвали необходимость богословской разработки библейской Христологии. Но еще острее христологический вопрос встал в эпоху великих ересей и Вселенских соборов, отстаивавших учение о богочеловечестве Христа Если ари- ане трактовали Его земное уничижение как свидетельство против Его божественности, а несториане резко разделяли в Нем божественное и человеческое начала, то в Христологии монофизитов и монофелитов божественность Христова поглощала Его человечность. В противовес им догматические определения соборов утвердили веру в “единосущие” Отца и Сына и в антиномичную двуединость природы Спасителя — истинного Бога и подлинного человека (I, IV и VI Вселенские соборы). С тех пор вплоть до XVI в. эти догматические определения понимались на Востоке и на Западе вполне тождественно.

В эпоху Реформации возникли радикальные течения (напр., социнианская экзегеза), которые стремились восстановить в модифицированной форме либо арианские, либо несторианские трактовки Христологии. В XVII-XVIII вв. эта тенденция получила развитие в библейском рационализме, а в XIX в. была подхвачена представителями либерально-протестантской школы экзегезы. Последние утверждали, что в наиболее ранних пластах новозаветной традиции Иисус Назарянин изображен лишь как религиозный Учитель и что следует “очистить” Евангелие от сверхъестественного элемента. Эти поиски в Евангелии “исторического Иисуса” зашли в тупик на рубеже XX в., когда М. Келер и А. Швейцер убедительно показали субъективность реконструкций образа “исторического Иисуса”. Оборотной стороной этого кризиса либеральной Христологии явилась мифологическая теория происхождения христианства, которая создала секулярный и наукообразный вариант старого гностического докетизма и монофизитства, объявив Христа “религиозной идеей”, мифом. Обе крайности (Христос как простой человек и Христос только как Божество) преодолевались в процессе углубленного изучения НЗ и истории, однако сама по себе тайна Богочеловека не может быть познана одними научными средствами; в конечном счете ее постижение неотделимо от акта личной веры и свободного принятия веры Церкви. Поскольку эта вера, в отличие от других верований, ориентирована на событие, совершившееся в истории, исследование Христологии не может ограничиться только областью внутреннего опыта, как это пытался сделать Бультман, исходя из экзистенциалистской интерпретации Библии. Кроме того, сотериологический аспект Христологии выходит далеко за пределы антропологии, и в нем открывается смысл учения апостола Павла о космической миссии Искупителя (прот. Булгаков, Тейяр де Шарден).

Основная задача библейской Христологии как особой богословской дисциплины состоит в том, чтобы наиболее адекватно уяснить понимание личности, учения и дела Христа Спасителя боговдохновенными новозаветными авторами. В исследовании библейской Христологии обычно используется 4 основных метода: а) реконструкция развития Христологии в апостольский период на основании свидетельств НЗ и других раннехристианских источников (Покорный и др.)
 

Мир Библии Иллюстрированный альманах Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Выпуск 8

Мир Библии - Иллюстрированный альманах Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Выпуск 8

ISSN 1562-1415

Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2001

Мир Библии Иллюстрированный альманах Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Выпуск 8. Содержание

Обложка
От редакции
Сергей Аверинцев. Почему Евангелия — не биографии
Протоиерей Александр Мень. Библейская антропология
Б. Бопгт, П.-М. Богар. Септуагинта
Джеймс Данн. Миф
Евгения Смагина. Толкования на книгу Бытия в иудаизме как источник манихейского космогонического мифа
Алексей Журавский. Авраам в Коране
Вероника Афанасьева. Библейские сюжеты в шумерской литературе
Ольга Седакова "И даль пространств, какстих псалма״. Священное Писание в европейской поэзии XX века
Ольга Атрощенко, Василий Поленов. Серия "Из жизни Христа"
Наталья Аозовская. Живая музыка псалмов
Талина Беспалова. Становление русской библейской археологии (конец XIX — начало XX вв.)
 

Мир Библии Иллюстрированный альманах Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Выпуск 8.

 
Восьмой выпуск альманаха “Мир Библии” — первый в третьем тысячелетии. Мир перешагнул очередной исторический рубеж, сегодня в ходу уже не только рукописные и печатные, но и электронные версии Библии, и по-прежнему эта Книга заставляет ן размышлять, ставит вопросы, дает ответы.
Для христиан центр Библии — Христос, ибо “нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись” (Деян 4:12). Евангелия не дают точного описания биографии Спасителя, в них мы находим не реалистическую картину с бытовыми подробностями, а скорее мозаику, складывающуюся из разных фрагментов — слов, событий, чудес, — в причудливый узор, где читатель угадывает смысл божественного послания, встречается лицом к лицу с Богом. Об этом размышляет С. Аверинцев в статье “Почему Евангелия — не биографии”. Напротив, искусствовед О. Атрощенко рассказывает о том, как русский художник XIX в. Василий Поленов попытался воссоздать именно биографию Христа в картинах. Наряду с живописным циклом им написана и литературная версия, никогда не публиковавшаяся и потому малоизвестная до сих пор широкой публике. Обе статьи показывают, как по- разному воспринимался Христос в каждую эпоху: для одних Он прежде всего Сын Божий, для других, по преимуществу, Сын Человеческий.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя art_pr