Мир Библии - 5 - Ι998

Мир Библии -  Выпуск №5 Ι998
В Милане состоялась международная конференция «Вызов единства в многообразии», в которой приняли участие православные и католические священники и миряне. Эту же проблему исследует и английский библеист Джеймс Д. Данн, книга которого «Единство и многообразие в Новом Завете: исследование природы первоначального христианства»-переведена и издана в этом году в ББИ.

Пятый выпуск альманаха «Мир Библии» также посвящен теме единства и многообразия — прежде всего, Священного Писания, но вместе с тем и тех культурных, богословских, исследовательских традиций, которые, будучи очень различными по своему происхождению, направленности и наполненности, рождены и вдохновлены единым источником — Библией. Новые переводы библейских книг Рут и Проповедника, комментарии к Пятикнижию и Деяниям Апостолов, археологические исследования библейских стран, пьесы Дороти Сейерс о последних земных днях Спасителя и библейские образы Марка Шагала — все это вошло в новый выпуск альманаха как грани единого мира, похожего не на серый монолит, а на разноцветную мозаику или пестрый ковер. Как пишет один из авторов альманаха: «Если вдуматься, эта пестрота жанров и стилей необычайно важна для современного религиозного сознания: оказывается, что подлинная религиозная жизнь не укладывается в какой-то строго фиксированный и канонически утвержденный мундир благочестия. Она для этого слишком большая, широкая, слишком полная контрастов и красок — как, впрочем, любая подлинная жизнь, в отличии от лицедейства» (МХ.Селезнев «Контрасты и краски библейского текста с точки зрения переводчика»). Мы надеемся, что новый выпуск альманаха «Мир Библии» для читателя будет интересен именно тем, что в нем отражены многообразие и единство библейского мира.
 

Мир Библии -  Выпуск №5 Ι998

Иллюстрированный альманах библеиско-богословского института св. апостола Андрея
ISBN 5-89647-008-8
 

Мир Библии -  Выпуск №5 Ι998 - Содержание

НАД СТРАНИЦАМИ ПИСАНИЯ
  • Дороти Сэйерс Пьеса одиннадцатая. Царь скорбей
  • Пьеса двенадцатая. Царь приходит к Своему народу
ВВЕДЕНИЕ В БИБПЕИСТИКУ
  • Протоиерей Александр Мень Пятикнижие Моисея
  • Брюс Меггер. Молитва, которую Иисус оставил своим ученикам
  • Ирина Левинская. Деяния Апостолов
ПЕРЕВОДЫ
  • Книга Рут
  • Перевод и комментарии Эдуарда Юнца. Книга проповедника («Экклезиаст»)
ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ БИБЛЕЙСКИХ ПЕРЕВОДОВ
  • Михаил Селезнев Контрасты и краски библейского текста с точки зрения переводчика
БИБЛИЯ И КУЛЬТУРА
  • Ирина Языкова Библейское послание Марка Шагала
БИБЛЕЙСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ
  • Николай Мерперт. Энеолит Палестины
  • Архимандрит Августин ( Никитин) Русская библейская археология в Палестине
  • Contents

Мир Библии -  Выпуск №5 Ι998 - Отрывок из статьи

От переводчика. О времени написания Книги Рут (или Книги Руфь, как она известна читателю по Синодальному переводу1) и ее авторе практически ничего неизвестно. Раввинистическая традиция приписывает ее авторство последнему из Судей, пророку-жрецу Шемуэлу, но всерьез принимать это свидетельство невозможно. Ряд косвенных признаков, в частности, зрелое литературное мастерство, указывает на то, что Рут — одна из позднейших в библейском каноне книг и создана уже в послепленный период, приблизительно в III-II вв. до нэ.

Сюжет книги вкратце таков: моавитка Рут, из привязанности к покойному мужу-еврею и из преданности его семье, не пожелала расстаться со свекровью своей, Наоми, когда та решила вернуться к себе на родину, в город Бет-Лехем. Там, найдя богатого и знатного покровителя в лице Боаза, родственника покойного мужа, она вступает с ним в брак, чтобы продлить покойному род и обеспечить ему наследников. Завершает книгу краткое родословие, из которого явствует, что Овед, родившийся от Боаза и Рут, был дедом основателя Израильского царства Давида.

По формальным признакам (действие происходит в глубокой древности, в легендарную и героическую эпоху Судей, а главный персонаж связан родством с таким важным историческим лицом, как Давид), Книга Рут относится к числу исторических, и уже в древних переводах, греческом и латинском, примыкает непосредственно к Книге Судей. Но, согласно масоретской традиции, которой следуют печатные издания еврейской Библии, Книга Рут помещается в последнем ее разделе, где собраны не законодательные и исторические, а беллетристические, чисто литературные произведения. И действительно, сходство Книги гут с историческими чисто формально: если не считать родословия в ее конце, которое многими рассматривается как позднейшая вставка, в книге нет ничего исторического. Персонажи ее в большинстве носят вымышленные имена, нигде больше в еврейской Библии не встречаемые. Их судьбы не имеют общественной значимости и не связаны с важными событиями древнееврейской истории. Повествование носит чисто приватный характер и замкнуто на узкосемейных проблемах. Его невозможно отнести и к родовым сагам, так как, в отличие от них, рассказ представляет собой умелую литературную вырезку, за рамками которой оставлены корни героев, вплетающие повествование в общий контекст истории, связывая их с предшествущими и последующими временами.

Итак, о ценности Книги Рут, как исторического источника, явно не приходится говорить. Зато на ее литературных достоинствах стоит остановиться подробнее. Стройная композиция, с лаконичной завязкой, умелым развитием сюжетной интриги и столь же лаконичным финалом; ясный и прозрачный язык, не оставляющий места недоговоркам и умолчаниям; тонкая и умелая разработка характеров, обрисованных точными и скупыми штрихами, — вот лишь некоторые из них. Во всем библейском каноне едва ли найдется лучший образец повествовательной техники и мастерства изложения. Несмотря на миниатюрные размеры (всего четыре странички небольшого формата), это произведение — настоящий роман, ярко рисующий семейные отношения и систему нравственных ценностей тогдашнего общества.

Главный персонаж повести, застенчивая и скромная Рут, несмотря на кажущуюся пассивность ее поведения, соответствующую социальному положению овдовевшей молодой женщины, обнаруживает одно, но очень важное качество, ставящее ее в один ряд с самыми героическими образами античных трагиков. Это качество, обозначаемое еврейским термином хесед, заключает в себе доброту, милосердие и, одновременно, любовь, преданность, верность семье покойного мужа, доходящую до полного самоотречения, когда юная Рут, оставив отца имать, отеческих богов и родную землю, отправляетя со свекровью к чужому народу, где до конца дней ж ждет участь беглянки, не имеющей ни гражданских прав, ни собственности, ни крова над головой, чтобы оценить по достоинству этот шаг, следует вспомнить, что отношение израильтян к моавитам всегда отличалось особой враждебностью: сближение с ними осуждалось как измена своему Богу, а ивешанные браки с моавитскими женщинами рассматривались как блуд.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя asaddun