Небольсин - Имена ваши на небесах

Имена ваши на небесах - Андрей Небольсин
Евангелие от Луки многими воспринимается упрощенно, прагматично: написал историк, врач, художник.
 
Стиль — высокий, красивый. Адресат — образованные язычники, люди эллинистической культуры, автор опирается на греческую традицию.
 
Но во всем ли это так? При внимательном прочтении можно утверждать, что текст гораздо сложнее.
 
Тайны третьего Евангелия неисчерпаемы и приоткрываются с каждым прочтением.
 

Андрей Небольсин - Имена ваши на небесах - Новое прочтение эсхатологии святого апостола Луки

 
Евангельское зачало, читаемое в день памяти святого апостола Луки, дает нам повод задуматься и увидеть много нового. 70 учеников Господа возвращаются с проповеди. Они радуются, их переполняет гордость за свой труд. Однако Спаситель предостерегает их: смысл не в достигнутом успехе или в приобретенной власти, а в близости к Богу и спасению. Тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах (Лк. 10, 20), — говорит Христос. И эти небеса вовсе не далеко — они здесь, рядом: просто их нужно найти себе.
 
Вот о чем надо радоваться! Это непостижимо для того, кто пытается понять духовную жизнь прагматичным умом; это поймет только тот, кто прост, как дитя. Поэтому Спаситель и говорит: Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Тыутаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам (Лк. 10,21). Ведь правда, в домостроительстве нашего спасения есть много вещей, Самим Богом утаенных, как бы спрятанных, неприметных, но открытых Им лишь избранным, достойным. Кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил (Рим. 8, 30). Эта слава Божественная завещана нам, она в наших сердцах, в наших душах, ибо Царствие Божие внутри вас есть... (Лк. 17, 21)
 
Это расхожее мнение: Евангелие от Луки было написано значительно позднее Евангелий от Марка и Матфея, в совершенно иных условиях жизни Церкви, поэтому оно якобы менее эсхатологично, чем первые два. Но так ли это? Неужели так мог написать человек, который считал, что это Царство Бога, Царство небес, которое внутри нас, еще скрыто, что оно придет когда-то потом, что последние времена еще не наступили? Едва ли. Устоявшийся тезис о том, что Евангелие от Луки имеет «удаленную», «растянутую» эсхатологию, едва ли состоятелен.
 
Предвкушение всеобщего конца в третьем Евангелии не только есть, но оно очень даже актуализировано. Именно в эсхатологических взглядах апостола Луки мы можем открыть для себя новый мир, полный сокровенных тайн, раскрывающих нам, как «младенцам», то, что скрыто от «мудрых и разумных». И тайнам этим не будет конца. Надо лишь попробовать, отбросив всё прежнее и широко распахнув сердца, по-новому понять, какими видел «последние времена» сам апостол Лука? И спросить: всегда ли верно мы представляем себе его взгляды на грядущие судьбы мира? Скорее всего, мы не всегда даем правильные ответы на эти вопросы по той простой причине, что не можем до конца верно восстановить ту культурную среду, которая его окружала, в которой он жил, творил, проповедовал.
 

Одно место — две судьбы: о мучениях богача и блаженстве Лазаря

 
В совершенно новом свете перед нами предстает вопрос о загробном состоянии душ умерших, отраженном в притче о богаче и Лазаре (Лк. 16, 19-31). Когда мы читаем о блаженстве Лазаря и мучениях богача, мы думаем о конечной награде на небесах и, соответственно, о наказании в аду; однако такой подход является поверхностным. Подобная картина воздаяния стоит в противоречии с новозаветным представлением о том, что рай открылся для душ праведных только после воскресения Спасителя.
 
Но это оставляет читателя в недоумении: что же такое «лоно Авраамово»? Почему так разнится судьба двух персонажей притчи, живших, очевидно, еще до воскресения Христа? Многие исследователи поняли, что необходимо искать новое решение, которое было бы в более точном соответствии с эсхатологией всего Евангелия и которое смогло бы постичь эсхатологическое значение притчи. В науке изучили взаимосвязь между Лк. 16, 19-31 и традицией еврейской межзаветной литературы.
 
Ответ находится в Первой книге Еноха (ср.: 1 Ен. 22), собрании текстов, посвященных древнему патриарху Еноху, о котором написано: ... не стало его, потому что Бог взял его (Быт. 5, 24). В этом письменном источнике III до Р.Х. — I веке по Р.Х. рассказывается о восхождении Еноха на небеса, описан его духовный опыт, полученный им в результате его общения с ангелами, которые раскрывают ему тайны мироздания. Еноху, помимо прочего, ангелы показывают ад как промежуточное место пребывания душ мертвых до Судного дня (ср.: 1 Ен. 22, 3-4). Именно это описание преисподней как раз очень напоминает то, что мы видим в притче о богаче и Лазаре.
 
Согласно данному отрывку, ад разделен на три «пустых места», где души ожидают Страшного суда: 1) место для душ справедливых, в котором есть яркий источник (1 Ен. 22, 9); 2) место для тех грешников, которые уже пострадали в земной жизни и ввиду этого получат меньшее наказание после смерти (ср.: 1 Ен. 22,12); 3) место для «безнаказанных на земле» грешников, то есть для тех, кто избежал наказания в земной жизни; там они «помещены отдельно, в большой муке» до своего воскресения для еще более строгого наказания (ср.: 1 Ен. 22, 10-11). Подобия между Лк. 16 и 1 Ен. 22 поразительны: разделение ада, изображенное в 1 Ен. 22, показывает разницу в посмертной судьбе праведников от грешников. Аналогично и ад в 16 главе третьего Евангелия изображается разделенным «великой пропастью», утвержденной между богачом, с одной стороны, и Лазарем, пребывающим на «лоне Авраамовом», с другой стороны (ср.: Лк. 16, 26).
 
В описываемом Енохом месте для праведников есть «источник воды» (1 Ен. 22, 2); эта деталь вносит ясность в слова богача: Отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем (Лк. 16,24). Богач как раз говорит об источнике, текущем в том месте преисподней, где находится праведник Лазарь: это место и является <^юном Авраа-мовым». Вода, упомянутая Енохом во 1 Ен. 22,2, может быть чудесной водой жизни, упомянутой им же в 1 Ен. 17,4.
 

Иудейские источники межзаветной эпохи

 
Межзаветная литература — это широкий пласт еврейских письменных источников, составленных с III века до Р.Х. по I век после Р. Х.,то есть в эпоху после окончания написания Ветхого Завета и до начала формирования Нового Завета. Основные идеи межзаветной литературы были вынесены из тяжелых событий и потрясений этого непростого времени, поэтому эсхатологические и мессианские надежды стали важной частью иудейской религии данного периода. С религиозными течениями было тесно связано и литературное творчество тех лет. По своему типу литературные памятники этого периода можно разделить на несколько групп: апокалипсисы (Книги Еноха, Книга Юбилеев, «Вознесение Моисея», 4 книга Ездры и неканонические книги Варуха), учительная литература («Завещание 12 патриархов», «Псалмы Соломона», Книга премудрости Иисуса сына Сирахова, КнигаТовии и Книга Юдифи), исторические летописи (Книги Маккавеев). Одной из характерных особенностей межзаветных произведений является их псевдоэпиграфичность: сочинение обычно приписывалось какому-либо библейскому персонажу прошедших
 
веков, например Еноху, Ною, Аврааму, Моисею и т.д. Эти книги были чрезвычайно популярны в первые века до рождения Спасителя и во время Его земной жизни. Использование в еврейском мире межзаветных псевдоэпиграфических сочинений наравне с книгами, вошедшими позднее в канон, наводит на мысль о достаточно емком и широком понимании «библейской авторитетности» по сравнению с тем, которое развилось в более позднем иудаизме. Надо понимать, что внебиблейская литература межзаветной эпохи возникла отнюдь не благодаря фантазиям авторов: она отражает глубокий духовный опыт мыслителей, мистиков, ищущих надежды и утешения вне формальностей Моисеева Закона.
 
Ими двигалотрепетное ожидание скорейшего изменения всех вещей тленного мира. Они, мечтая о восхождении в «небесные райские обители», чаяли скорейшего прихода мессии, освобождения человечества от греха и свершения справедливого и спасительного Страшного суда. Именно поэтому некоторые из источников данного периода в отношении стиля, языка и богословия оказали в дальнейшем большое влияние на Новый Завет.
Если это так, тогда становится понятным, как всего одна капля воды могла утолить жажду богача (ср.: Лк. 16,24). Далее Енох описывает вторую часть ада (ср.: 1 Ен. 22, 10-11), предназначенную для не наказанных при жизни грешников.
 
В притче же Христа именно богач каждый день пиршествовал блистательно» (Лк. 16,19) и получил свое «доброе» в земной «жизни»; после отшествия он должен разделить судьбу «ненаказанных» грешников. Что же для нас означают эти многочисленные общие черты Лк. 16,19-31 и 1 Ен. 22? Может быть, Христос использовал видения Еноха как в сюжетной линии, так и в нравственной составляющей этой притчи? Трудно предположить, что эти совпадения случайные: даже если мы не можем сделать вывод относительно того, целиком ли основана притча на видениях Еноха, то во всяком случае проблема пребывания Лазаря «в аду» находит свое решение.
 
Возможно, евангелист со слов Спасителя донес до нас распространенное в I веке н.э. представление об аде как о промежуточном местонахождении душ: Лазарь пребывал в лучшей его части, где находится «лоно Авраамо-во» и родник живительной воды, а богач — в худшей, отделенной большой пропастью. Здесь богач и Лазарь принимают временное благословение и наказание, ожидая своей дальнейшей участи до явления Царствия в силе.
 

Святые числа

 
Текст Священного Писания полон разных цифр и чисел. Мы настолько к этому привыкли, что совершенно не придаем этому значения. Однако в древности наши предки смотрели на это совсем иначе. Они придавали огромное значение числительным. Для них любое число в священном тексте было тоже священно: оно не просто означало номер, количество, порядок, а было знаком, символом, который должен до читателя что-то донести, что-то рассказать ему. Числа — это разговор Бога с нами, Его призыв к нам. Одна из интересных особенностей библейских языков, еврейского и греческого, что в них нет отдельных символов для цифр. Для написания числительных использовались, как и в славянском, только буквы. Отличать, является ли в тексте тот или иной знак цифрой или буквой, читателям помогал сам контекст; они знали, когда перед ними числа, а когда — буквы. Интересно то, что любое письменное слово также могло получать соответствующий числовой эквивалент, обретая некий смысл, некое духовное содержание.
 
Многие числа в Библии, имея некий смысл, некое духовное содержание, могут нам и сегодня рассказать не меньше любых слов. Можно привести несколько примеров: 1 — это число Божественного единства, о котором свидетельствует как Ветхий, так и Новый Завет: Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть (Втор. 6,4), или Один Господь, одна вера, одно крещение (Еф. 4, 5). 2 — число деления: Бог Сын имеет две природы: человеческую и Божественную; есть два Завета: Ветхий и Новый; человек есть мужчина и женщина; есть два периода времени: век нынешний и будущий век (Мф. 12,32; 13,39.40.49; Мк. ю, 30). з — число Божественного совершенства. Богтроичен: ипостаси Троицы — Отец, Сын и Святой Дух.
 
Есть три качества Вселенной, необходимые для существования тварного мира: время, пространство и материя. Каждое из этих качеств состоит из трех элементов: время воспринимается нами как прошлое, настоящее, будущее; пространство имеет три измерения: высота, ширина и глубина; материя существует в трех состояниях: твердом, жидком, газообразном. Человек, в свою очередь, состоит из духа, души и тела, он имеет три способности: дело, слово и мысль. Характерно, что и ветхозаветная Скиния и Храм состояли из трех частей: жертвенник, святилище, Святая Святых. Число 4 часто присутствует в природе: времена года — зима, весна, лето, осень; основные направления — север, юг, восток, запад. 7 символизирует Божественное совершенство и полноту. В световом спектре семь цветов. В неделе семь дней. На седьмой день Бог почил отдел Своих после завершения творения (ср.: Быт. 2, 2), поэтому в ветхозаветную пору седьмой день недели почитался священным, седьмой год — субботним, а каждый седьмой субботний год — юбилейным.
 
Спаситель учил Петра прощать 70 раз по 7 (ср.: Мф. 18, 22); Он произнес семь речений на Своем кресте. Очень часто число 7употребляется в Откровении апостола Иоанна Богослова: семь церквей, семь чаш, семь печатей, семьтруб ит.д. 12 — количество организационного совершенства. Ветхозаветный Израиль состоял из 12 колен, Спаситель объединил для служения 12 апостолов. Как и в случае числа 7, особое значение 12 приобретает в Откровении: Небесный Иерусалим имеет 12 ворот и у ворот 12 Ангелов; на воротах написаны имена 12 колен Израилевых; стена города имеет 12 оснований, и на них 12 имен апостолов Агнца (ср.: Откр. 21,12-17). Множество других чисел (40,70, юоо) также часто встречается в Священном Писании, и в представлении читателей они имели глубокие символическиезначения.
 

Имена ваши запианы на небесахБогословие в числах: о символике цифр в родословии Христа

 
Помимо этого есть и еще один момент, свидетельствующий о близости взглядов апостола Луки к еврейской традиции. В современной науке возник новый взгляд на нумерологию в родословии Спасителя, изложенном в третьем Евангелии. Ученые обратили внимание на то, что Евангелие от Луки содержит очень специфическое описание родословной Спасителя, которая насчитывает 77поколений (ср.: Лк. 3, 23-35).
 
Исследователи поставили вопрос: а почему именно 77? Ответ опять же приближает нас к той самой Первой книге Еноха, одна из пяти частей которой — «Книга Стражей», написанная в III веке до н.э. — содержит рассказ о том, что Судный день будет иметь место спустя 70 поколений после Еноха.
 
Она описывает падение ангелов и их наказание в следующих словах:
И Бог сказал [архангелу] Рафаилу: «Свяжите [мятежнику] Азазелю руки и ноги и бросьте его во тьму!» И Рафаил сделал отверстие в пустыне, которая была в Дуадаиле, и бросил его там. Вдобавок к этому он кинул туда тяжелые и острые камни. И он закрыл лицо Азазеля, чтобы он, возможно, не видел света и [...] мог быть брошен в огонь в великий судный день. [...] И Михаилу Богсказал:«[...] Свяжите их на семьдесят поколений под скалами основания, пока день их суждения не подойдет к концу» (1 Ен. 10,4-6,11-12).
 
Так как Енох — 7-е поколение, а Христос находится в 77-м, то очевидно, что это не случайно: евангелист Лука показывает тем самым, что Иисус из Назарета — не просто Мессия, а Тот, после чьего прихода очень близко будет Страшный суд. Характерно, что апостол Лука выстраивает имена предков Спасителя так, что каждое 7-е поколение начиналось с особо значимого человека: например, 7-е — с Еноха, 21-е — с Авраама, 35-е — сДавида, а завершается этот перечень семерок в 49-м (7x7) поколении — Самим Христом.
 
Как тут не прочувствовать, что евангелист Лука, как и автор Книги Еноха, предполагал конец истории в 77-м поколении! Мы смотрим на мир как бы со страниц третьего Евангелия и видим удивительную связь времен, культур, традиций; видим очевидную преемственность между еврейской межзаветной литературной традицией и творчеством евангелиста, писавшего для всего мира: для язычников и не только для них.
 

Внутри вас — сегодня, навсегда: о Царствии Божием в Евангелии от Луки

 
Размышляя об устремленности писаний апостола Луки к торжеству нового небесного жительства, можно заметить, что его эсхатологические чаяния проявляются в настойчивой проповеди Царствия Божиего, которое должно завершить и заменить существующее мироустройство. Вглядимся в это внимательнее: в Евангелии от Луки есть приблизительно 39 прямых ссылок на Царство Божие, 8 — в Деяниях. Причем большинство из них уникальные, встречающиеся только в писаниях апостола Луки.

Вот основные места, подтверждающие это:

 
  • Архангел Гавриил говорит о Царстве, у которого не будет конца (ср.: Лк. 1,33);
  • Господь должен проповедовать Царство, так как на то Он был послан (ср.:Лк. 4,43);
  • бедные ожидают своей награды в Царстве (ср.: Лк. 6,20), где даже самые меньшие будут больше, чем пророк и креститель Иоанн (ср.: Лк. 7, 28);
  • Христос проходит города и селения, проповедуя благую весть о Царстве Божием (ср.: Лк. 8,1) и открывая ученикам его тайны (ср.: Л к. 8,10);
  • некоторые из слушающих слова Христа не умрут, пока не увидят Царство Божие (ср.: Лк. 9, 27);
  • Христос учит людей искать Царство, которое даст им Отец (ср.: Лк. 12, 31-32);
  • верующие имеют огромное желание присоединиться к ветхозаветным патриархам и пророкам за трапезой в Царстве (ср.: Лк. 13, 28-29) и вкушать там хлеб (ср.: Лк. 14,15);
  • Сам Христос не будет есть пасху до тех пор, пока она не будет совершена в Царстве, и при этом Он не будет пить от плода виноградной лозы, пока это Царство не наступит (ср.: Лк. 22, 16-18);
  • фарисеи хотят знать, когда наступит Царство Божье, но Спаситель отвечает, что оно не придет приметным образом, поскольку находится внутри верующих (ср.: Лк. 17, 20-21);
  • хотя некоторые и жаждут богатства более, чем наступления Царства, есть те, кто способен оставить дома и семьи ради Царства (ср.: Лк. 18,24-29);
  • раскаявшийся разбойник просит распятого Господа помянуть его во Царствии Его (ср.: Лк. 23, 42);
  • Иосиф Аримафейский также ожидает Царствия Божиего (ср.: Лк. 23,51).
 
Важным аспектом является и то, что ожидание Царства тесно связано с понятием ученичества. Это важно, потому что на апостолов возложена главная эсхатологическая функция: сердца двенадцати, зажигаясь от Спасителя, должны подхватить огонь Божественного света и передать его другим. Эта подготовка к встрече с Царством Божиим передается от поколения к поколению. Апостолы вкладывали свою жизнь в служение Царствию, это и есть ученичество в лучшем виде. Почему? Потому что только жизнь, посвященная людям, приумножает плод для Божиего Царства. Это и пытался донести ученикам Спаситель, что подтверждается целым рядом мест в тексте Евангелия от Луки.
 
  • Иисус Христос посылал 12 учеников на проповедь Царства Божиего (ср.: Лк. 9, 2) и Сам непосредственно говорил о Нем (ср.: Лк. 9,11);
  • Спаситель предупреждает, что никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия (ср.: Лк. 9, 62);
  • 70 апостолов должны предвозвестить, что Царство Божие приблизилось (ср.: Лк. 10,9-11);
  • ученики должны молиться прежде всего о скором наступлении Царства (ср.: Лк. 11, 2);
  • ученики были уверены, что Царство Божие должно открыться немедленно (ср.: Лк. 19,11), но Христос предупреждает их о том, что его приход связан с наступлением предсказанных Им бедствий (ср.: Л к. 21, 31);
  • Спаситель обещает исполнить желание Своих апостолов, обещая им, что они будут есть и пить за Его столом в Его Царстве (ср.: Лк. 22, 29-30);
  • воскресший Христос говорит со своими учениками о Царстве в течение 40 дней (ср.: Деян. 1,3);
  • архидиакон Филипп благовест-вует о Царстве (ср.: Лк. 8, 12), то же делает и апостол Павел (ср.: Деян. 19, 8; 20, 25; 28, 23; 31).
Разве это бессмысленное повторение? Совсем нет! В чем же смысл этого многократного акцентирования? Почему это было важно для самих слушателей Господа, для Его учеников? Дело в том, что каждое великое явление Сына Человеческого — Его Рождество или Преображение; Его Воскресение или Вознесение; сошествие Святого Духа или проповедь благовестил от Иерусалима до Рима; падение Иерусалима или смерть каждого человека —это великий триумф Христа и Его Царствия. Великая эсхатологическая минута больше не может рассматриваться как один-единственный момент: она с нами всегда. Эсхатология длилась всё земное служение Спасителя и всё еще ожидается, поскольку Церковь вновь и вновь переживает тайны Рождества, Преображения, Креста, Воскресения и Пятидесятницы и, соответственно, жизни во Святом Духе. А значит, и в явившемся в силе Царствии Божием!
 
Вот он — новый мир третьего Евангелия и Деяний, новое представление относительно источников, которыми евангелист Лука пользовался при их написании. Всё это показывает нам яркость и многоликость мира раннего христианства: апостол Лука есть апостол язычников? Очевидно! Он сириец, пишущий для образованных греков? Несомненно! А будучи при этом прозелитом (не евреем, принявшим до прихода Христа израильскую ветхозаветную религию), он имел тесную связь с носителями еврейской культуры, и это не могло не сказаться на его трудах. Эсхатология Евангелия от Луки, которая хранит в себе так много тайн, обязана своей яркости, уникальности, специфичности влиянию еврейской эсхатологической традиции, заложенной как в каноническом своде книг Ветхого Завета, так и за его пределами.
 
Именно читая третье Евангелие, мы можем во всей полноте увидеть и осознать тот факт, что различные культурные традиции — греческая, латинская, сирийская, еврейская — находились в I веке по РХ. в очень тесной связи. Их влияние друг на друга было неизбежным и приводило к взаимному обогащению. В свою очередь нам 20 столетий спустя понимание многоликости раннего христианства помогает гораздо лучше проникнуть в мир евангельских событий, увидеть то, что раньше оставалось незамеченным.
 

Андрей Небольсин - Журнал Московской Патриархии, ноябрь 2013 г.

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos