Берман - Недописанная глава - Тора, Переводы, Воспоминания

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Берман – Недописанная глава - Тора, Переводы, Воспоминания
«Ты лучше для Израиля, чем отец и мать». Мы собрались здесь, чтобы почтить память человека, который полностью посвятил себя народу Израиля. Его величие заключалось в том, что он всегда думал только о других. О тех далеких, пришедших из выжженной пустыни народов мира. Он думал о том, как приблизить их к нашему Отцу, который на небесах. Все знают то, что сказано в Торе о Мирьям, которая говорила недостойно про нашего учителя Моше и получила язву «цараат».
 
По закону, она должна была оставить стан Израиля и находиться в отлучении семь дней. И вот, весь народ Израиля, ждет ее семь дней, ждет, когда она сможет вернуться в стан. Ковчег Завета ждет Мирьям, облака славы ждут Мирьям. Никто не сдвинулся со своего места в течении семи дней, все ждут Мирьям. Задает вопрос Раши: «Мы могли бы подумать, что все ожидают Мирьям - пророчицу и великую праведницу за ее великие заслуги? Но это не так.
 
Объясняют наши мудрецы, за что заслужила Мирьям, что весь народ Израиля ждет ее семь дней? За то, что... «И встала его сестра издалека»... После рождения Моше, родители прячут его в течении нескольких месяцев от египтян. Когда же стало невозможно, поняли родители, что нет другого выхода, они осмолили корзинку, поместили его туда и опустили в реку. Что можно сделать, нет другого выхода. Поэтому они поместили его в реку. Но его маленькая сестра Мирьям стоит вдалеке и наблюдает.
 
Она хочет увидеть, что с ним произойдет. Ну что за величие в ее поступке, что за это она получила такую плату, что весь народ Израиля ждет ее семь дней? Все заслуги ее праведности не могли помочь, и только за эту единственную заслугу, она получает такую плату. Что же особенного было в этом поступке? Если мы еще немного углубимся в этот вопрос, то для нас это будет еще большим удивлением.
 
Отец Моше - Амрам, глава всех евреев Египта, его мать - Йохевед, та, которая с риском для жизни, самоотверженно спасает еврейских младенцев. Но когда родители понимают, что все кончено, нет шанса на его спасение, они помещают Моше в корзинку и кладут в реку. Больше прятать его невозможно: «Мы сделали все, что зависело от нас, теперь только Творец может его спасти». Но его маленькая сестра Мирьям, стоит вдалеке и охраняет его, чтобы с ним не произошло ничего плохого.
 
По закону природы нет ни одного шанса на его спасение. Кто мог себе такое представить, что придёт сама дочка фараона и спасет Моше? Ведь любой египтянин знал, что по этому поводу есть строгий указ фараона. По законам природы ни одного шанса на спасение Моше нет. Но для Мирьям это не имело никакого значения: «Моше мой брат и я спасу его. Я хочу, чтобы он продолжал быть евреем. Чтобы он не попал в руки египтян, чтобы они не сделали его идолопоклонником.
 
Но ведь нет никакого шанса! Все равно, я пойду и буду заботиться о нем и охранять его несмотря на то, что нет шанса на спасение!» Кто мог в это поверить, что после стольких лет изгнания в стране победившего атеизма, под злодейской коммунистической властью, смогут выйти оттуда и соберутся в Израиле русские евреи. Кто мог поверить, что здесь, в земле Израиля, будет синагога выходцев из бывшего СССР? В это невозможно было поверить.
 
Также, как невозможно было поверить в то, что наш учитель Моше будет спасен. Но у Мирьям была вера. Достаточно даже самого маленького шанса, чтобы мой брат Моше остался евреем. И для этого она делает все, что от нее зависит. Рав Гершон Берман ЗаЦаЛь полностью посвятил себя тем евреям, кто вырос в чужом плену, вдали от Торы и Творца. Его ничего интересовало: есть шанс или нет шанса.
 
Чтобы приблизить каждого еврея к Творцу, к нашей вере, он не останавливался ни перед чем. Ведь все признают, что, если бы Мирьям спросила: «Есть возможность спасти Моше?», то все бы ответили ей: «Жалко твоего времени. Иди домой, читай Теилим. Здесь больше делать нечего». Но Мирьям верила. И таким был рав Гершон Берман: в любом месте, в любое время он готов был пойти на все, чтобы вернуть «потерянных детей» своему Отцу.
 
Как-то я ехал с ним в автобусе, и он рассказал мне несколько историй, как он преодолевал все трудности, чтобы помочь конкретному еврею. «Я хочу его спасти. Есть шанс, нет шанса - это неважно. Даже если есть один процент из тысячи - я на это иду». Это то, что сделала Мирьям. Она стояла и ждала. Может быть появится хотя бы малейший шанс... И она спасла нашего учителя Моше. Ведь это за ее заслугу, родная мать Моше, Йохевет выкормила его грудью.
 
Она пошла на самопожертвование ради спасения Моше и из-за этого весь народ Израиля ждет ее семь дней. Из-за чего? «И встала его сестра издалека...» И в этом ее великая заслуга перед народом Израиля. В трактате «Санэдрин» Вавилонского Талмуда, сказано: «Когда заболел раби Элиэзер бен Уркенус, пришли четыре мудреца его навестить. Раби Тарфон, раби Йеошуа, раби Элазар бен Азария и раби Акива. Начал раби Тарфон и сказал: «Ты лучше для Израиля, чем капли дождя.
 
Ведь дождь орошает землю в этом мире, а раби - и в этом мире, и в будущем». Раби Йеошуа продолжил: «Ты лучше для народа Израиля, чем диск солнца. Ведь солнце светит в этом мире, а раби освещает и этот мир, и будущий». Сказал раби Элазар бен Азария: «Ты лучше для Израиля, даже чем отец и мать. Родители приводят человека в этот мир, а раби приводит его в будущий мир».
 

Недописанная глава – рав Гершон Берман – Тора, Переводы, Воспоминания

Израиль
Издательство «Пардес», 2018 г. — 232 с.
 

Недописанная глава – рав Гершон Берман – Тора, Переводы, Воспоминания - Открытия в Торе рава Гершона-Авраама Бермана, зацаль

 
Общий взгляд на первую главу трактата «Хагига». Я начал писать этот комментарий двенадцать лет назад, намереваясь целиком посвятить его трактату «Хагига». Тогда я открыл, что в толковании мудрецов Талмуда «йераэ - йиръэ» скрыта глубокая и возвышенная идея, объединяющая все главы трактата «Хагига» и проходящая невидимой связующей нитью через все многочисленные талмудические предания (агадот), которые там приведены. В двух первых главах этого трактата приведены, в основном, именно агадот - талмудические предания и толкования. Третья и заключительная глава посвящена употреблению пищи в состоянии особой духовной чистоты. Обязанность есть пищу только в состоянии такой чистоты приняли на себя благочестивые знатоки Торы - прушим (раби Акива и его друзья).
 
Эта принятая на себя обязанность стала очень важной основой в мировоззрении мудрецов Израиля в период развития Устной Торы после разрушения Второго Храма. Далее мы еще проясним эту тему. Первая глава трактата «Хагига» начинается со слов «Все обязаны являться в Храм...» - человек должен показаться перед лицом Всевышнего, и Творец «видит» его. А заканчивается эта глава мишной «Разрешение обетов порхает в воздухе...», в которой выясняется соотношение двух частей Торы - Письменной и Устной. В той мишне сказано: «Разрешение обетов порхает в воздухе, и больше этому закону не на что опереться».
 
А Раши поясняет: «В отношении разрешения обетов, о котором говорят мудрецы, - т.е. в отношении закона о том, что мудрец может освободить человека от его обета, - в Писании есть только легкий намек. Этому закону не на что опереться, но только на то, что передано мудрецами в Устной Торе». Далее в той же мишне говорится: «Но имущественным законам, а также законам жертвоприношений, ритуальной чистоты и нечистоты и законам о запрещенной близости есть на что опереться, и это основные законы Торы - гуфей а- Тора». В Талмуде задан вопрос: «Разве только это основные законы Торы? Неужели эти законы «основные», а другие - нет?». И хотя в качестве вывода в Талмуде уточняется: «И те, и эти - основные законы Торы», все же необходимо прояснить, почему в самой мишне написано именно так.
 
Мне видится, что в противопоставлении этих двух выражений - «порхает в воздухе» и гуфей а־Тора («основные законы Торы», а буквально «части тела Торы») - скрыт намек на соотношение между двумя Торами - хотя прямо это не сказано. Устная Тора является душой по отношению к «телу» Письменной Торы. В заключительной книге Пятикнижия - Дварим, которую называют также Мишнэ Тора («Повторение Торы»), содержатся недвусмысленные намеки на сущность Устной Торы, и особенно начиная с недельной главы Ваэтханан и далее. В начале главы Ваэтханан рассказывается, что, хотя наш наставник Моше и молил Всевышнего разрешить ему войти в землю Израиля, тем не менее, приговор Творца остался в силе.
 
Толкователи Торы последних поколений (ахароним) указывают, что, поскольку Моше не вступил в землю Израиля, стали возможными разрушения двух Иерусалимских Храмов и изгнание, в котором гонимые евреи переселялись из одной страны в другую, и так вплоть до печей Освенцима и Дахау. В то же время, начиная с главы Ваэтханан и далее Тора обучает нас новым заповедям, о которых еще не говорилось в четырех предыдущих книгах Пятикнижия: это и чтение «Шма», и молитва, и тфилин, и мезуза - заповеди, которые поддерживали существование народа Израиля в изгнании, когда лицо Всевышнего было скрыто.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Traffic12