Нувен - Дорога в Эммаус

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Нувен, Генри. Дорога в Эммаус
Современная апологетика
Эта небольшая книга Генри Нувена, одного из наиболее ярких современных духовных писателей, построена на размышлениях о евангельском рассказе о путешествии двух учеников Иисуса в селение Эммаус на третий день после Распятия, когда они узнали Воскресшего в преломлении хлеба. Книга снабжена иллюстрациями великих европейских художников на евангельские темы.
 
***
 
Когда мы рождаемся, мы теряем безопасность материнской утробы, когда мы идем в школу, мы теряем спокойствие и надежность жизни в родительском доме, когда мы поступаем на нашу первую работу, мы теряем беззаботность юности, когда мы вступаем в брак или принимаем постриг, мы теряем радость иметь выбор из многих возможностей, а когда мы стареем, мы теряем свою представительную внешность, прежних друзей, славу. Когда мы становим­ся немощными или больными, утрачиваем нашу физи­ческую независимость. А когда мы умрем, мы потеря­ем вообще все!
 
И эти потери — часть обычной жизни! Но чья жизнь обычна? Потери, глубоко запечатляющиеся в нашем сердце и памяти. Ежеминутно происходит множество потерь. Это потеря близости из-за разлуки, потеря бе­зопасности из-за силовой угрозы, потеря невинности из-за насилия, потеря друзей из-за предательства, поте­ря любви, когда нас бросают, потеря дома, разрушен­ного войной, потеря благополучия вследствие голода, холода или жары, потеря детей из-за болезней и несча­стных случаев, потеря родины из-за политического пе­реворота, потеря жизни во время землетрясений, по­топов, авиакатастроф, бомбежек и эпидемий.
 
Может быть, многие из этих страшных потерь не кос­нулись большинства из нас; кажется порой, что они во­обще существуют только в мире газет и теленовостей, но никому не избежать трагедии, составляющей неотъемлемую часть нашего ежедневного бытия — ког­да мы теряем наши надежды. Мы думали о себе как об успешных, привлекательных в общении и глубоко лю­бимых. Мы надеялись прожить жизнь в великодушии, служении, самопожертвовании. Мы планировали на­учиться прощать, заботиться и поступать благородно. Мы видели себя примирителями и миротворцами. Но каким-то образом, — мы толком даже не понимаем, как это произошло, — мы утратили наши иллюзии и меч­ты.
 
Мы превратились в тревожных, многозаботливых людей, трясущихся над скудным нажитым добром и сплетничающих друг с другом на тему политических, общественных и церковных скандалов. Тяжелее всего признать и труднее всего исповедовать главную поте­рю — потерю духа.
 
Однако за всеми этими вещами стоит потеря веры — уверенности, что наша жизнь имеет смысл. В течение какого-то времени мы имели силы нести наши потери и даже переживать их стойко и терпеливо, потому что мы воспринимали их как потери, которые ведут нас к Богу. Боль и страдание жизни были выносимы, потому что мы проживали их как испытание нашей силы воли, как средство углубить нашу веру. Но, становясь старше, мы обнаруживаем, что все, что поддерживало нас столь долгие годы: молитва, богослужение, таинства, жизнь общины и ясное сознание Божьей направляющей люб­ви, —утратило свою власть над нами. Идеи, которые мы так долго разделяли, практика, которой мы так долго придерживались, давние традиции так или иначе отме­чать жизненные события, больше не согревают наши сердца, и мы перестаем понимать, как и почему мы строили на этом свою жизнь. Мы помним время, когда Иисус Христос был так реален для нас, что не возника­ло вопроса о Его присутствии в нашей жизни. Он был нашим самым близким другом, наставником и провод­ником. Он давал нам утешение, мужество и уверенность. Мы могли почувствовать Его даже вкусом и осязанием. А теперь? Мы перестали подолгу думать о Нем, мы ут­ратили желание проводить долгие часы в Его присут­ствии. У нас больше нет глубокого чувства к Нему. Мы даже начали сомневаться в том, что Он больше, чем историческая личность или литературный герой. Ок­ружающие нас люди смеются над Ним, издеваются над Его Именем или попросту не замечают Его. Постепен­но мы пришли к пониманию, что и для нас тоже Он стал чужим, — как и когда, но мы Его потеряли.
 
Я не пытаюсь убедить, что все эти потери непремен­но затронут жизнь каждого из нас. Но, идя вместе по дороге и выслушивая друг друга, мы вскоре обнаружи­ваем, что многие, если не большинство, из этих потерь составляют часть пути — нашего собственного или на­ших спутников.
 

Генри Нувен - Дорога в Эммаус - Размышления о евхаристической жизни

With Burning Hearts: A Meditation on the Eucharistic Life
Пер. с англ. Татьяна Прохорова
Серия «Современная апологетика»
М.: Библейско-богословский ин­ститут св. апостола Андрея, 2005. — 84 с.
ISBN 5-89647-111-4

Генри Нувен - Дорога в Эммаус - Размышления о евхаристической жизни - Содержание

КУДА ВЕДЕТ ЭТА ДОРОГА?
Предисловие для российского читателя
ВСТУПЛЕНИЕ
I ОПЛАКИВАЯ НАШИ ПОТЕРИ
«Господи, помилуй»
II РАСПОЗНАВАЯ ПРИСУТСТВИЕ
«Вот слово Божье»
III ПРИГЛАШАЯ СТРАННИКА В ДОМ
«Верую»
IV ВСТУПАЯ В ОБЩЕНИЕ
«Приимите, ядите»
V ВЫХОДЯ НА МИССИЮ
«Пойдите и возвестите»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 

Генри Нувен - Дорога в Эммаус - Размышления о евхаристической жизни - Верую

 
Пока два печальных путника слушали незнакомца, что-то изменилось у них внутри. Они не только ощутили новую надежду и новую радость, касающуюся сокровен­ных глубин их существа, но и сама их походка стала бо­лее уверенной. Незнакомец дал им новое ощущение пути. «Возвращение домой» перестало означать воз­вращение в единственное оставшееся место, куда еще можно пойти. Дом стал чем-то большим, нежели про­сто убежище — жилище, где можно оставаться до тех пор, пока не поймешь, что же делать дальше. Незнако­мец дал их путешествию новый смысл. Их пустой дом превратился в обитель гостеприимства, место приня­тия гостей, место продолжения беседы, начавшейся столь неожиданно.
 
Когда Вы живете только своими потерями, все вок­руг напоминает о них. Деревья, цветы, облака, холмы и долины, — все отражает Вашу печаль. Все скорбят вместе с Вами. Если умерла Ваша самая дорогая подру­га, вся природа говорит о ней. Ветер шепчет ее имя, ветви деревьев с поникшей листвой оплакивают ее, а георгины и рододендроны предлагают накрыть ее тело своими лепестками. Но если Вы продолжаете идти впе­ред в сопровождении кого-то, открывающего Ваше сер­дце к той таинственной истине, что смерть Вашей воз­любленной — не просто конец, но одновременно и новое начало, не только жестокость судьбы, но и необ­ходимый путь к свободе, не одно лишь безобразное и отвратительное разложение, но страдание, ведущее к славе, то Вы постепенно начинаете слышать новую песню, звучащую сквозь все творение, и возвращение домой становится ответом на ваше самое сокровенное желание сердца.
 
Из всех слов, произнесенных незнакомцем, одно осо­бенно запечатлелось в сознании путников: «слава». «Не так ли надлежало, — сказал он, — пострадать Христу и войти в славу Свою?». Их сердца, их память были все еще настолько полны образами смерти и разрушения. И вдруг это слово — «слава». Оно кажется каким-то неуме­стным, однако, сказанное незнакомцем, оно воспламе­няет сердца и позволяет увидеть то, что они не могли видеть прежде. Создается впечатление, что прежде они видели только навоз, покрывающий почву, но никак не плоды на деревьях, созревшие благодаря нему. Слава, свет, величие, красота, истина — все это представля­лось нереальным и бесконечно далеким! Но теперь в воздухе звучали новые звуки, и новые краски расцвети­ли поля. Возвращение домой стало желанным. Дом зовет нас. Дом — это место, где есть стол, чтобы сесть вокруг него, чтобы разделить хлеб и вино с друзьями!
 
А что незнакомец? Разве он не стал другом? Он зас­тавил гореть сердца, он открыл нам глаза и уши. Он стал больше, чем попутчик в дороге! Дом — это хорошее место, куда можно пригласить друга. И они говорят: «Останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру». Незнакомец не просил о гостеприимстве. Он не искал ночлега. Напротив, весь его вид показывал, что он хочет идти дальше. Но они настаивают, чтобы он вошел с ними в дом. Они удерживают его, прося остаться с ними. Незнакомец принимает приглашение. Он входит и остается с ними.
 
Может быть, мы не склонны думать о евхаристии как о приглашении Иисуса остаться с нами. Мы больше привыкли думать, что это Иисус приглашает нас в Свой дом, к Своему столу, к Своей трапезе. Но Иисус тоже хо­чет быть приглашенным. Без приглашения Он пойдет дальше, в другие места, к другим людям. Очень важно понять, что Иисус никогда не навязывает Себя нам. Если мы не пригласим Его, Он будет всегда оставаться странником и незнакомцем, может быть, очень привле­кательным, проницательным странником, с которым мы имели интересную беседу, но всеже странником, уходящим по дороге вдаль.
 
Даже после того, как Он освободил нас от большей части нашей печали и показал нам, что наши жизни не такие ничтожные и мелочные, как мы полагали, Он может по-прежнему остаться незнакомцем, встречен­ным на дороге, даже оказавшись удивительным челове­ком, чей путь пересекся с нашим и который говорил с нами в течение некоторого времени, —- необычной лич­ностью, о которой мы можем поговорить в кругу семьи и друзей, но мы так и не узнаем Его.
 
У меня есть множество воспоминаний о встречах с людьми, заставивших мое сердце гореть, но которых я не позвал в свой дом. Иногда это случается во время долгого путешествия в самолете, иногда в поезде, иног­да на вечеринке. Впоследствии я говорю друзьям: «Да­вайте-ка, я расскажу вам, с кем я сегодня познакомил­ся. Совершенно замечательный человек. Он рассказы­вал о таких вещах, что я не мог поверить своим ушам. Мне казалось, он знает обо мне все. Да, он мог читать мои мысли и говорить со мной так, как если бы знал меня очень давно. Совершенно особенный, совершен­но уникальный, прямо-таки потрясающий человек. Как бы я хотел, чтобы вы его встретили! Но он уехал... я не знаю, куда!».
 
Какими бы интересными, волнующими и вдохновля­ющими ни были случайные встречи, если я не пригла­шаю новых знакомых в свой дом, ничего по-настояще­му не происходит. У меня могут родиться несколько новых идей, но, в целом, моя жизнь останется той же. Без приглашения, выражающего желание завязать бо­лее длительные отношения, услышанная нами благая весть не может принести долгосрочных плодов. Она остается «новостью» среди множества разных ново­стей, бомбардирующих нас каждый день.
Так обычно и происходит в нашем современном обществе: встречи, какими бы хорошими они ни были, не превращаются в глубокие отношения. Так, напри­мер, наша жизнь полна добрых советов, полезных идей, замечательных перспектив, но они накладываются на множество других идей и перспектив и потому оставля­ют нас равнодушными и ничего не меняют в нашей жизни. В обществе, настолько перегруженном инфор­мацией, даже самые значительные встречи могут быть восприняты как «что-то интересное» и не более, в ряду многих других интересных вещей и событий.
 
Но сказав: «Войди и останься со мной», — мы полу­чаем возможность перевести интересную встречу в бо­лее глубокие взаимоотношения, наделенные силой пре­ображать.
 
Один из самых главных моментов евхаристии — и нашей жизни — это момент приглашения. Говорим ли мы: «Невероятно рад был познакомиться с вами, спа­сибо за вашу чуткость, за ваши советы, за ободрение. Надеюсь, ваше дальнейшее путешествие пройдет бла­гополучно. Всего доброго!» — или мы говорим: «Я услы­шал вас, сердце мое меняется... пожалуйста, войдите в мой дом и посмотрите, где и как я живу!»? Это приглашение войти и посмотреть — приглашение, которое все меняет.
 
Иисус очень интересный Человек. Его слова испол­нены мудрости. Его присутствие согревает сердце. Его благородство и доброта глубоко трогают. Весть, кото­рую Он несет, бросает вызов. Но хотим ли мы пригла­сить Его в свой дом? Хотим ли мы, чтобы Он пришел и узнал, каковы мы за стенами нашего дома, в нашей са­мой интимной жизни? Хотим ли мы познакомить Его со всеми теми людьми, с которыми мы живем? Хотим ли мы видеть Его в нашей повседневной жизни? Хотим ли мы, чтобы Он коснулся нас там, где мы наиболее ранимы? Хотим ли мы, чтобы Он вошел в задние ком­наты наших домов и те тайные помещения, которые сами мы предпочитаем держать надежно запертыми? Действительно ли мы хотим оставаться с Ним, когда «день уже склонится к вечеру»?
Евхаристия требует этого приглашения. Услышав Его слово, мы должны оказаться способны сказать не­что большее, чем просто: «Это интересно!». Мы долж­ны осмелиться сказать: «Я верю Тебе. Я вверяю себя самого, все мое существо: тело, разум и душу, — Тебе. Я не хочу иметь от Тебя никаких секретов. Ты можешь видеть все, что я делаю, и слышать все, что я говорю. Я больше не хочу, чтобы Ты оставался незнакомцем. Я хочу, чтобы Ты стал моим самым близким другом. Я хочу, чтобы Ты знал меня — не только тогда, когда я иду по дороге и разговариваю со своими спутниками, но и тогда, когда я нахожусь один на один со своими са­мыми личными, самыми сокровенными чувствами и мыслями. А больше всего я хочу узнать Тебя — не толь­ко как моего спутника в путешествии, но и как спутни­ка моей души».

 
Книга в формате htm, запускаем Index и приятного чтения.

 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.5 (6 votes)
Аватар пользователя ASA