Одинцов - РПЦ накануне и в эпоху сталинского социализма

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Михаил Одинцов - Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917-1953 гг.
На 1953 г. выпадала юбилейная дата, связанная со встречей главы советского государства с иерархами Русской православной церкви и образованием Совета по делам Русской православной церкви, что повлекло за собой нормализацию государственно-церковных отношений.
 
Можно было предполагать, что она станет удобным поводом для советских и партийных инстанций, чтобы «подвести итоги и наметить новые цели» в государственной вероисповедной политике. Но этого не произошло — никто не вспомнил, новые партийные и советские лидеры были озабочены своими взаимоотношениями, борьбой за первенство, выработкой программы развития страны «без вождя».
 
Лишь патриарх Алексий настоял на «скромном» приеме в Совете руководства Московской патриархии по случаю десятилетия событий 1943 г. В приветственном адресе «досточтимому Георгию Григорьевичу Карпову» от патриарха Алексия и членов Священного синода отмечалось: «Созданный для связи между Церковью и Правительством, руководимый Вами орган явился для Церкви нужным и полезным учреждением». Так, с достоинством и благодарностью, лишь архиереи Русской православной церкви оценили работу своего «контролирующего» органа.
 

Михаил Одинцов - Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917-1953 гг.

М.: Политическая энциклопедия, 2014. 424 с.
История сталинизма
ISBN 978-5-8243-1821-0
 

Михаил Одинцов - Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917-1953 гг. - Содержание

Введение. Необходимая предыстория
Глава I. Время патриарха Московского и всея России Тихона 1917-1925 гг
  • 1.1. Поместный собор Российской православной церкви
  • 1.2. Государство и Церковь в годы Гражданской войны
  • 1.3. Голод 1921-1922 гг. в России
  • 1.4. Судебное дело патриарха Тихона. 1922-1924 гг
  • 1.5. Последний год патриаршества: стремление к легализации
Глава II. Православная церковь в период междупатриаршества 1925-1943 гг
  • 2.1. Церковные нестроения и расколы
  • 2.2. Декларация митрополита Сергия и Временного патриаршего Синода. 29 июля 1927 г
  • 2.3. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях». 8 апреля 1929 г
  • 2.4. Государство и Церковь в Советском Союзе. 1930-1940 гг
  • 2.5. Религиозный вопрос в годы Второй мировой войны
  • 2.6. Московская патриархия в эвакуации. Ульяновск: октябрь 1941 г. — июль 1943 г
  • 2.7. Советское государство в поисках новых отношений с религиозными организациями. 1941-1943 гг
Глава III. Патриарх Московский и всея Руси Сергий: церковное возрождение, обретение духовной свободы. 1943-1944 гг
  • 3.1. 4 сентября 1943 г.: встреча И. В. Сталина и иерархов Русской православной церкви
  • 3.2. Начало церковного возрождения
  • 3.3. Совет по делам Русской православной церкви при Совете Народных Комиссаров СССР
Глава IV. Местоблюстительство патриарха Алексия I. Поместный собор 1945 г
  • 4.1. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский) — местоблюститель патриаршего престола
  • 4.2. Поместный собор Русской православной церкви 1945 г
Глава V. Русская православная церковь и советское государство в 1946-1953 гг
  • 5.1. Патриарх Алексий I: первые годы патриаршества. 1946-1949 гг
  • 5.2. Религиозный вопрос в деятельности Коммунистической партии Советского Союза. 1946-1953 гг
Заключение
Источники и литература
 

Михаил Одинцов - Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917-1953 гг. - Введение. Необходимая предыстория

 
По меткому выражению лидера кадетов П. Н. Милюкова, атмосфера в российском обществе на рубеже 1916-1917 гг. была «насыщена электричеством, все чувствовали приближение грозы, и никто не знает, куда упадет удар». Удар разразился и пал на того, кого многие считали одним из главных виновников маразма, разъедавшего Двор. Был убит Распутин. В высших кругах, в Государственной думе, в политических партиях почти открыто говорили о зреющем дворцовом перевороте в пользу наследника Алексея. И это рассматривалось как возможный второй удар судьбы по дряхлеющему зданию абсолютистской монархии. Однако история распорядилась по-своему: назревавший переворот произошел не сверху, а снизу, не планомерно, а стихийно.
 
Уже 23 февраля 1917 г. появились первые признаки народных волнений. На следующий день мирные митинги уступили место первым вооруженным столкновениям с полицией. 25 февраля работа фабрик и занятия в учебных заведениях приостановились. Весь Петроград вышел на улицы. У городской Думы произошло крупное столкновение народа с полицией, а на Знаменской площади при таком же столкновении казаки приняли сторону народа, бросились на конную полицию и обратили ее в бегство. 26-го, в воскресенье, правительство приготовилось к решительному бою. Центр столицы оцепили патрули и были установлены пулеметы. Это, однако, не устрашило толпу. В громадном количестве со знаменами люди ходили по улицам, собирались на митинги, происходили столкновения, при которых правительством были пущены в ход пулеметы. Чтобы усилить полицию, часть солдат были переодеты в полицейские шинели, что вызвало в полках гарнизона чрезвычайное негодование и дало толчок к переходу их на сторону народа.
 
А в это время в здании Святейшего синода собрались его члены. Но не все. Часть из них по тем или иным причинам не смогли прибыть. Не было и обер-прокурора Н. П. Раева. Вел заседание его заместитель князь Н. Д. Жевахов. Он призывал, настаивал, заклинал присутствующих не стоять в стороне от разыгрывающихся событий на улицах Петрограда, выступить на стороне правительства, выпустить воззвание со словами вразумления к пастве и с грозным предупреждением к тем, кто отступает от принципа «за веру, царя и Отечество». Но предложение повисло в воздухе. «Это всегда так, — подал голос митрополит Киевский Владимир (Богоявленский), — когда мы не нужны, нас не замечают, а в момент опасности к нам первым обращаются за помощью».
 
Князь пытался настаивать, уговаривать, но иерархи заупрямились, с воззванием ничего не получалось. Никто из присутствовавших и предположить не мог, на пороге каких событий оказались Государство, Церковь, Народ. По обыкновению последних лет участники собрания лишь «демонстрировали» свое недовольство сложившимися отношениями Синода с обер-прокурорской властью, но никак не вступали в оппозицию самодержавной власти. Волею обстоятельств это синодальное заседание, оказавшись последним при старом режиме, одновременно стало рубежом во взаимоотношениях Церкви и государства в новых политических обстоятельствах.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон