Оксфордское руководство по изучению Раннего христианства

Оксфордское руководство по изучению Раннего христианства
Данное издание ограничено хронологическими рамками 100-600 гг. н.э.: то есть, грубо говоря, периодом от окончания эры Нового Завета до кануна появления ислама на историческом горизонте.
 
Исследования Нового Завета сами по себе являются полем для обширных научных изысканий, результаты которых вынесены на рассмотрение в отдельном томе из серии Оксфордских справочных изданий. В данной книге неизбежно встретятся некоторые очерки, требующие знакомства с материалом Нового Завета, равно как и - на другом конце хронологического спектра - найдутся некоторые темы, уводящие в средневековый и византийский периоды. Однако наше внимание сосредоточено именно на периоде, на протяжении которого христианство принимает свою специфическую форму как религия. Проблематика издания не затрагивает личности Иисуса Христа и его ближайших последователей или формирования новозаветных документов, но скорее сводится к тому, как движение, образовавшееся вокруг этих лиц и в результате этих событий, стало организованной, институционализированной, дифференцированной религией: организмом, объединившим самоопределившихся последователей, связанных (хотя и непрочно) духовными практиками и верованиями.
 

Оксфордское руководство по изучению Раннего христианства 

Ред. Харви, Сьюзан Эшбрук, Хантер, Дэв Г.
(Нартекс. Byzantina Ukraniensia. Том 6)
Харьков: Майдан, 2020. - 960 с. 
ISBN 978-966-372-789-9.
 

Оксфордское руководство по изучению Раннего христианства - Содержание

  • Сокращения
  • Соавторы
  • Введение. Сьюзан Эшбрук Харви, Дэвид Г. Хантер
ЧАСТЬ I. PROLEGOMENA (ПРЕДИСЛОВИЕ)
  • 1. От патристики к раннехристианским исследованиям. Элизабет Э. Кларк
  • 2. Литература, патристика, раннехристианская письменность. Марк Весси
  • 3. Какое раннее христианство? Карен Л. Кинг
ЧАСТЬ 2. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ И ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ
  • 4. Вещественные источники (1): археология. Марк Хамфрис
  • 5. Вещественные источники (2): визуальная культура. Робин М. Дженсен
  • 6. Эпиграфика. Уильям Тэбберни
  • 7. Палеография и кодикология. Ральф У. Мэсизен
ЧАСТЬ 3. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  • 8. Иудеи и христиане. Эндрю С. Джейкобс
  • 9. Язычники и христиане. Мишель Р. Зальцман
  • 10. «Гностицизм». Антти Мардженен
  • 11. Манихейство. Сэмюэл Н.С. Лью
  • 12. Арий и ариане. Дж. Ребекка Лиман
  • 13. Пелагий и пелагиане. Мэзиджс Лэмберайтс
ЧАСТЬ 4. РЕГИОНЫ
  • 14. Запад (1): Италия, Галлия, Испания. Марк Хамфрис
  • 15. Запад (2): Северная Африка. Эрик Ребийар
  • 16. Восток (1): Греция и Малая Азия. Рэймонд Ван Дам
  • 17. Восток (2): Египет и Палестина. Дэвид Бракке
  • 18. Восток (3): Сирия и Месопотамия. Лукас Ван Ромпэй
ЧАСТЬ 5. СТРУКТУРЫ И ИЕРАРХИЯ
  • 19. Священство и миряне. Карен Йо Торъезен
  • 20. Библейский канон. Майкл У. Холмс
  • 21. Символы веры, Соборы, правила. Эверетт Фергюсон
  • 22. Церковь и империя. Гаролд Э. Дрейк
  • 23. Женщины и гендер. Росс Шеппард Крэмер
  • 24. Монашество. Дж. Уильям Хармлесс
ЧАСТЬ 6. ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ ХРИСТИАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  • 25. Раннехристианская апокрифическая литература. Стефен Дж. Шумейкер
  • 26. Апологетика. Марк Эдвардс
  • 27. Гомилетика. Венди Мэйер
  • 28. Раннехристианские историки и историография. Уильям Адлер
  • 29. Страсти мучеников и агиография. Сьюзан Эшбрук Харви
  • 30. Поэзия и гимнография (1): христианская латинская поэзия. Майкл Дж. Робертс
  • 31. Поэзия и гимнография (2): греческий мир. Джон Э. Макгаккин
  • 32. Поэзия и гимнография (3): сирийские. Себастиан П. Брок
  • 33. Христианская философия. Хубертус Р. Дробнер
ЧАСТЬ 7. РИТУАЛ, БЛАГОЧЕСТИЕ, ДУХОВНАЯ ПРАКТИКА
  • 34. Христианская инициация. Максвелл Э. Джонсон
  • 35. Евхаристическая литургия. Дэниэл Ширин
  • 36. Молитва. Колумба Стюарт
  • 37. Аскетизм. Ребекка Кравец
  • 38. Покаяние. Алан Д. Фитцджералд
  • 39. Мученичество и культ святых. Ричард М. Прайс
  • 40. Паломничество. Джорджия Фрэнк
ЧАСТЬ 8. БОГОСЛОВСКИЕ ТЕМЫ
  • 41. Толкование Священного Писания. Фрэнсис М. Янг 
  • 42. Доктрина Бога. Льюис Айрес, Эндрю Радде-Голлвиц
  • 43. Христос и христология. Браен Э. Дэйли
  • 44. Доктрина сотворения мира. Пол М. Блоуэрс
  • 45. Раннехристианская этика. Франсина Кардмэн 
  • 46. Instrumenta Studiorum: исследовательский инструментарий. Джозеф Ф. Келли, Жан-Николь Сен-Лоран

Оксфордское руководство по изучению Раннего христианства - От патристики к раннехристианским исследованиям

 
Президентское обращение Карла Канненгиссера к Свероамериканскому Обществу Патристики в 1990 г. напоминало надгробное рыдание под первоначальным названием «Прощай, патристика!». Большинство французских ученых с классическим образованием, в свое время давших новую жизнь патристике в процессе, по выражению Канненгиссера, «духовного и гуманистического возрождения Европы после Второй мировой войны», уже умерли и образовательная поддержка этих исследований в Европе сократилась (Kannengisser 1989: 655, 638, 642). Но, как признавал сам Канненгиссер в одном из последующих очерков, эти исполины науки не заинтересовались (как сделал он сам) «новым социальным измерением патристики» (Kannengisser 1991: 133) - характерной отличительной чертой «раннехристианских исследований». Однако переход от «патристики» к «исследованиям раннего Христианства» - это далеко не вся история, здесь описываемая: сначала нам следует поинтересоваться, как же появилась в качестве дисциплины сама патристика? /1/.
 
1.1 Рождение патристики
Разумеется, средневековые ученые и исследователи нового времени, протестантские реформаторы и Каролингские богословы начиная с конца XV в. и далее изучали свв. Августина, Иеронима, Иоанна Златоуста и других отцов Церкви, публикуя результаты в печатных изданиях. Однако патристика по-настоящему стала научной дисциплиной в современном смысле слова не ранее XIX в.: создание английского слова «патристика» приписывают Исааку Тейлору (1787-1865 гг.) /2/. Кроме того, даже и в XIX в. апологетика и полемика зачастую преобладали в ходе научной дискуссии. Для того, чтобы патристика приобрела статус дисциплины, следовало создать институциональную платформу (университеты, научные семинары, конференции) и исследовательский аппарат (критические издания текстов и професииональные журналы).
 
Различные обстоятельства способствовали развитию патристики в разных странах. В Германии XIX в. решающим фактором стала всемирно признанная, пользующаяся государственной поддержкой (и преимущественно протестантская) университетская система. В католической Франции центральным событием стали издания патристических текстов бенедиктинцами Конгрегации святого Мавра, также «Patrologia Latina» и «Patrologia Graeca» Ж.-П. Миня; в то же время, в последние десятилетия кризис модернизма и разочарование в томизме возродили интерес к патристике. В Англии Оксфордское движение и реакция на него на протяжении XIX в. тоже возбуждали интерес к изучению отцов Церкви.
 
Ученые из многих других европейских стран также способствовали развитию патристики. Бельгиец Жан-Батист Малу был исполнителем в процессе создания Patrologia Graeca (Hamman 1985), тогда как в ХХ в. Бельгия стала местом создания Corpus Christianorum, Series Latina (1954) и Series Graeca (1977). Лувен также стал известным центром изучения «восточной» патристики, о чем будет сказано ниже.
 
В Нидерландах, формально отделившихся от Бельгии в 1830 г., протестанстские ученые неохотно поддерживали интерес к изучению патристики. В 1923 г. с основанием Католического университета в Неймегене патристика обрела второе дыхание. В особенности следует упомянуть создателя Clavis Patrum Latinorum (1951) дома Элигия Деккерса, бывшего двигателем прогресса вплоть до основания в середине века Corpus Christianorum, Series Latina (Lamberights 1998-9) /3/. Важным - и по сей день - вкладом Дании в патристические исследования стал журнал Vigilae Christianae (первый его выпуск вышел в свет в 1947 г.), редакторами которого в течение многих лет были, главным образом, Кристин Мохрманн и Жан Хендрик Восзинк.
 
Итальянские ученые XVIII в. редактировали и перепечатывали святоотеческие источники (Petitmengin 1985: 30); исследования в XK в. Джованни Батиста де Росси Римских катакомб и надписей стали значительным шагом вперед в познании раннехристианской материальной культуры и духовной практики. В Вене в 1866 г. положено начало Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum. Очевидно, что важный вклад в развитие современной патристики внесли ученые из различных европейских стран. В данном очерке, однако, нам придется удовлетвориться кратким обзором достижений Германии, Франции и Англии.
 
Протестантские ученые в Германии и Англии (помимо Оксфордского движения) решительно отдавали предпочтение отцам первых двух столетий, которые, на их взгляд, были ближе к богооткровенной библейской истине. В последующие столетия, по их утверждению, начался безудержный упадок, выражавшийся  в метафизической спекуляции, стихийном буйстве Соборов, аллегорической экзегезе, «противоречащем Писанию» аскетизме, церковной иерархии, цезарепапизме. Несмотря на декларируемую немецкими учеными приверженность новым историческим и критическим методам, их сектантские и антикатолические предрассудки, окрашенные в цвета модифицированного гегельянства, препятствовали развитию более обоснованного, «исторического» взгляда на раннюю Церковь. Такой перекос , однако же, никоим образом не был исключительно «германской проблемой»: по меткому замечанию Мориса Уайлза, затруднения в соотношении запросов современности с исследованиями прошлого почти неизбежно «приводят к перекосам в прочтении и интерпретации данных» (Wiles 2003: 153).
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat christifid