Паульсен - Введение в философию

Паульсен Фридрих - Введение в философию
Точкой отправления всякого философствования служит обыденное мнение; это относится к развитию мышления как к совокупности, так и в отдельном индивидууме. В сочинении, предназначенном для введения в философию, будет поэтому целесообразным взять его исходной точкой.
 
На вопрос о природе действительного как такового обыкновенное представление отвечает, прежде всего, указывая на видимые и ощутимые вещи: телесный мир есть действительное. Однако это представление в сущности не материалистично; материализм есть продукт научного размышления. Первое знает рядом с телами еще одно действительное иного рода — душу. В живых телах есть нечто такое, что не есть тело, по крайней мере — не тело в собственном смысле. Не существует, конечно, ни одного языка, который не имел бы слова для обозначения того, что мы называем душой, и тем самым не признавал бы действительности и сущности за этим нечто.
 
Происхождение представления о душе, как особом существе, надо будет искать приблизительно в следующих фактах. Между телами выступает важное и бросающееся в глаза различие — различие тел живых и безжизненных. Первые движутся по своей собственной воле, вторые, напротив, не могут двигаться сами собой, а нуждаются в толчке извне. Причина этого различия (заключает обыденное мнение) должна лежать в том, что в живых телах есть нечто особенное, что хочет и двигает, ощущает и чувствует: это — душа.
 

Паульсен Фридрих - Введение в философию

[пер. с нем. В. П. Преображенского ; вступ. ст. А. В. Маркова]
М. : РИПОЛ классик, 2017. 486 с.
(PHILO-SOPHIA)
ISBN 978-5-386-10232-6
 

Паульсен Фридрих - Введение в философию - Оглавление

Александр Марков. Педагог старательной мысли: Фридрих Паульсен и его время
ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ
  • Предисловие к первому изданию
  • Предисловие ко второму изданию
  • Предисловие к третьему изданию
  • Предисловие к пятому изданию
ВВЕДЕНИЕ. СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ФИЛОСОФИИ
  • 1. Отношение философии к религии и мифологии
  • 2. Отношение философии к наукам
  • 3. Деление и основные проблемы философии
КНИГА ПЕРВАЯ. ПРОБЛЕМЫ МЕТАФИЗИКИ
  • Глава I. Онтологическая проблема
    • 1. К историческому ориентированию
    • 2. Материализм и его обоснование
    • 3. О практических выводах материализма
    • 4. Критики материализма. Параллелистическая теория отношения физического и психического
    • 5. Следствия параллелистичесной теории. Всеобщее одушевление
    • 6. О сущности души. Интеллектуалистическая и волюнтаристическая психология. Бессознательное
    • 7. О сущности души, ее метафизическом строе и об ее седалище в теле
  • Глава ІІ. Космолого-теологическая проблема
    • 2. Атомистическое и телеолого-теистическое объяснение природы
    • 3. Критика телеологического доказательства
    • 4. Теория развития
    • 5. Развитие в области духовно-исторической жизни
    • 6. Недостаточность атомистической метафизики. Понятие взаимодействия
    • 7. Причинность и целесообразность
    • 8. Пантеизм и душа мира
    • 9. Отношение пантеистического понятия о Божестве и религии
    • 10. Историческое развитие представления о Боге и мире
    • 11. Отношение между знанием и верой
КНИГА ВТОРАЯ. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ЗНАНИЯ
Вводные замечания
  • Глава I. Проблема сущности или отношение познания к действительности
    • 1. Идеалистический ряд мыслей
    • 2. Восстановление реалистического понимания для внутреннего мира
    • 3. Познание внешнего мира
  • Глава ІІ. Проблема происхождения познания
    • 1. Рационализм
    • 2. Эмпиризм
    • 3. Формалистический рационализм Канта
    • 4. Критические замечания к кантовской теории познания
ПРИЛОЖЕНИЕ. ПРОБЛЕМЫ ЭТИКИ
Предметный указатель
 

Паульсен Фридрих - Введение в философию - Сущность и значение философии

 
Было время, и оно лежит еще не так далеко позади нас, когда было широко распространено воззрение, будто философия есть вещь, пережившая самое себя, что место ее будто бы заступили положительные науки. Пусть она имела свое время и свое оправдание, как своего рода предварительная ступень к научному знанию; теперь же все ее попытки достичь познания мира и вещей с помощью общих умозрений будто бы пережиты и покончены. Лишь как безвредная забава для бесплодных и неспособных к настоящей научной работе голов может она еще некоторое время продлить свое невинное существование, но занятие ею никоим образом нельзя вменить в обязанность всем, кто претендует на научное образование.
 
Здесь можно оставить нерасследованным вопрос, не виновата ли несколько сама философия в этом пренебрежении, которому она подверглась около середины настоящего столетия. Это a priori вероятно. Пренебрежение это нигде не было таким жестоким, как в Германии; оно наступило здесь вслед за господством спекулятивной философии: отсюда очень легко предположить тут причинную связь и в презрении ко всякой философии увидеть реакцию против чрезмерного самовозвышения, которым спекулятивная философия и ее приверженцы оскорбили как научное исследование, так и здравый человеческий рассудок.
 
Долго давал немецкий читатель запугивать себя жесткими словами и импонировать себе туманным глубокомыслием; долго, из опасения упрека в поверхностности, считал он подозрительным все то, что он понимал; наконец, он собрался с духом и порешил пренебрегать теперь всем, что касалось этих мучительных воспоминаний. Если бы Гегель дожил до лет Канта, то он еще сам пережил бы этот отпор. И вот вместо него другие, как Фехнер и Лотце, пострадали от равнодушия публики, в котором они не были виноваты и которого не заслуживали. Между тем наступило новое время. Если презрение к философии еще и не вымерло, все же можно сказать, что для последней трети столетия оно уже не составляет такой характерной черты, какой оно было для второй. Философия начала отдыхать от публичного пренебрежения; она опять приобретает участие к себе со стороны все более широких кругов; в частности, и отношение ее к научному исследованию сделалось опять более дружественным.
 
Таким образом возвращается естественное положение вещей. Ведь, говоря по правде, философия не только не есть вещь, пережившая самое себя или касающаяся лишь некоторых пустых и абструзных голов, но представляется, напротив, делом всех времен и всех людей. Можно даже сказать, что философия не есть такая вещь, которую можно иметь и можно не иметь: всякий человек, возвышающийся над безотчетной животной жизнью изо дня в день, обладает некоторым образом философией. Спрашивается лишь — какой: склеенной ли из нескольких случайных обломков знания и осколков мысли, или же продуманной и покоящейся на всестороннем рассмотрении действительности?
 
Отличие человеческой интеллектуальной жизни от животной состоит в способности теоретического созерцания и направлении к целому. Животное видит и слышит, имеет, пожалуй, представления и воспоминания, но оно не останавливается на них; они приходят и уходят разъединенно, как сложатся в естественном ходе вещей; они имеют свое значение лишь как мотивы для воли. В человеке интеллектуальная деятельность вырывается из услужения потребностям, в нем пробуждается теоретически интерес; он собирает и рассматривает доставляемые восприятием элементы и не успокаивается до тех пор, пока не свяжет их в единое совокупное созерцание вещей. Практика и техника довольствуются отдельными частями знания, теоретически же интерес направляется на целое. Так возникает философия. Она в самом общем значении слова есть не что иное, как постоянно повторяющаяся попытка достигнуть цельного единства представлений и мыслей о форме и связи, о смысле и значении всех вещей.
 
Ясно, что в этом смысле философией обладает всякий народ и всякий человек, по крайней мере всякий нормально развитой человек. И у простого человека из народа есть философия: может быть, основные черты для этого доставил ему его катехизис, но у него есть ответ на вопрос о происхождении и назначении мира и человеческой жизни. В этом смысле и первобытные народы обладают философией: и индеец, и новозеландец составили себе известное представление о мировом целом и его построении в пространстве, у них есть ответ на вопрос, откуда и куда идут вещи, и между космическими явлениями и человеческою жизнью они видят полную смысла связь.
 
В этом смысле философия есть, следовательно, общечеловеческое отправление. Где только существует духовная жизнь, там есть и философия.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон