Крифт - Лестница Иакова

Питер Крифт - Лестница Иакова
От автора. Часто журналисты просят меня как христианина и автора порядка семидесяти книг высказать «христианскую точку зрения» на те или иные вопросы. Но нет такой вещи, как «христианский взгляд», и вовсе не потому, что христианство слишком мягкая и уступчивая религия, чтобы иметь единую точку зрения, а потому, что она слишком жестка и догматична, чтобы называться «взглядом».
 
В мире есть «мужской взгляд» или «женский взгляд», «консервативный взгляд» или «либеральный взгляд», но нет «христианского взгляда». Христианство — это не «взгляд». Это истина, это факты, это свыше одобренная Богом данность.
 
Почему добропорядочный, умный и логично мыслящий человек в XXI веке вдруг должен верить какой-то старомодной догме (кстати, почему он вообще может поверить, что существует такая вещь, как «догма»)? Вот что я спросил бы на месте журналистов, поскольку именно в этом заключается истинный смысл их вопро-шаний.
 
Это скрытый подтекст истории. Данная книга посвящена ответу на этот вопрос.
 
На самом деле вопросов десять. Порядок их следования подчинен логике, и ответ на каждый из них тоже обусловлен логикой и разумом, а не верой. Эта книга адресована умному и непредвзятому марсианину. Эх, если бы все журналисты из «Нью-Йорк Таймс» были марсианами широких взглядов!
 
На мой взгляд, лучшая форма ответа на вопросы — это диалог, сравнение двух точек зрения на проблему, поэтому я написал десять диалогов на темы, посвященные десяти самым главным вопросам, которые вы могли бы задать.
 
А так как диалог — это не просто две «точки зрения» или две философские позиции, но разговор между двумя разными людьми, то я представляю вам здесь не только две философии, а двух людей.
 
Оба — персонажи вымышленные. Они взяты из придуманой мною истории «Океан, полный ангелов» (An Ocean Full of Angels, Saint Augustine's Press, 2010). В последний раз, когда я задействовал этих же героев в своей книге «Опровержение морального релятивизма» (A Refutation of Moral Relativism), половина читателей сочла, что это реальные люди, а не вымышленные персонажи.
 
Я прошу прощения за то, что ввел своих читателей в заблуждение, и благодарю их за лестный комплимент.

 

Питер Крифт - Лестница Иакова - Десять шагов к истине

 
Пер. с англ. - М.: Издательство ББИ, 2015. - viii + 154 с.
ISBN 978-5-89647-316-9
 

Питер Крифт - Лестница Иакова - Десять шагов к истине - Диалог первый - СТРАСТЬ

 

Шел 1977 год. Либби Роулс только что уволилась из отдела социального обеспечения, и впервые за всю ее взрослую жизнь у нее до самого конца лета не было иного занятия, кроме как нежиться на пляже. Она улыбалась легким волнам, которые весело набегали на влажный шоколадного цвета песок, с шумом увлекая за собой гальку. Она улыбалась солнцу, глядя, как морская рябь искрится в его лучах. Это был замечательный августовский день на пляже Нахант бич, расположенном к северу от Бостона.

Либби было всего двадцать три года, но она уже успела попробовать себя и в свободной журналистике, и в качестве детектива, не задержавшись надолго ни в одной из этих профессий. Теперь, после того как ей многократно пришлось столкнуться с бюрократией в Массачусетском отделе социального обеспечения, она стала равнодушной и циничной.

Непредсказуемая жизнь частенько сводила ее со странными людьми, и последней из таких людей была «Мама». Либби так и не удалось узнать, как и почему эта женщина получила такое прозвище, но никому и в голову не приходило называть ее как-то иначе. Для Либби она была «вселенской женщиной», и не только потому, что в ней смешалось несколько рас (в ее венах текла еврейская, гавайско-полинезийская и африканская кровь), но и потому, что своими размерами и формой она напоминала ей целую планету. Она походила на лимузин, занимающий два места на парковке. Ее шестифутовая «ходовая часть» точно весила больше семи пудов, но это были мускулы, а не жировые складки. Все это богатство было скромно укрыто купальником, который, в свою очередь, нескромно пестрел ярко-желтыми, зелеными, красными и голубыми фигурками дятлов-туканов.

Как только Либби пришла на пляж, ее внимание, как луна, тут же было притянуто к этому планетарного масштаба телу, которое покоилось на красном покрывале, наброшенном на огромный шезлонг. Пляж, растянувшийся в длину почти на два километра, сегодня был переполнен, и большая толпа с воодушевлением и одобрительными возгласами наблюдала за импровизированным представлением, которое устроили два афроамериканца, «Дылда» и «Коротышка», исполняя самый смешной и забавный атлетический танец из всех, которые Либби когда-либо видела в своей жизни. Дылда был двухметрового роста, худой и жилистый, а Коротышка — вдвое меньше и кругленький, размерами что вдоль, что поперек. Дылда перебрасывал его, как баскетбольный мяч, демонстрируя дриблинг под музыку «Мистер Ли» Спайка Джонса. И весь пляж, в том числе и Мама, от души хохотал и аплодировал им.

Либби восхищенно наблюдала за Дылдой и Коротышкой, чувствуя, как ей не хватало всего этого в течение долгих месяцев! И каково же было ее изумление, когда она увидела, что эти двое, закончив свое представление, вдруг вприпрыжку подбежали к покрывалу Мамы. Оказалось, что оба они жили в том же доме, что и Мама, где сдавались комнаты, а также что Дылда был глухим, а Коротышка — слепым. «Он мои глаза, а я — его уши», — сказал Коротышка.

Либби хотелось поближе познакомиться с этими двумя непредсказуемыми созданиями, но сегодня вечером они должны были где-то выступать. Те обрывочные сведения, которые Мама сообщила Либби о себе, о Дылде и Коротышке, а также о других обитателях своего дома в Наханте, лишь разожгли любопытство девушки, и она, не раздумывая, приняла приглашение Мамы навестить их «дом» в ближайшее время.

Либби заметила, что Мама читает книгу, в названии которой были слова «католический» и «секс».

— О чем эта книга? — спросила она.

— Ты действительно хочешь это знать или интересуешься просто из вежливости? — резко ответила Мама.

Либби все больше и больше открывала для себя, что эта женщина необычайно прямолинейна, и эта ее манера действовала на собеседника, как прохладный душ (а может быть, вызывала чувство неловкости?).

— Раз вы спрашиваете меня так прямо, я тоже отвечу честно и прямо, — откликнулась Либби. — Я не знаю.

Мама взглянула на нее с улыбкой, в которой читалось удивление.

— Честность. Думаю, это качество мне по душе. Ты мне нравишься, девочка. Я полагаю, тебе известны некоторые правила мышления.

— Что вы подразумеваете под «правилами мышления»?

— Надеюсь, ты знаешь, что не можешь просто так взять и погрузиться во что-то, вроде этой книги, как не можешь нырнуть в море когда тебе вздумается. Сначала нужно кое-что сделать.

— Что же именно?

— Сначала нужно добраться до самого моря. Составить план поездки. Раздобыть денег. Подождать до лета. Одеться соответственно. Сесть в машину. Завести ее. Доехать до пляжа. Припарковаться. Нанести солнцезащитный крем на кожу. Подойти к воде. И только затем ты можешь нырнуть.

 

Питер Крифт - Лестница Иакова - Десять шагов к истине - Послесловие - Почему ислам покоряет Европу?

 
Этот воображаемый диалог (как и действие романа, из которого взяты мои герои) происходит в 1970-е годы. Последнее Мамино предсказание реализова­лось в 1978 году, когда Иоанн Павел II (Велкий) стал папой. Среди его удивительных достижений были спасение мира от ядерной войны, победа Запада в хо­лодной войне и падение коммунистического режима в СССР. Были и другие, кто играл ключевые роли в этой драме, а именно: Рейган, Горбачев, Маргарет Тэтчер. Однако Иоанн Павел II был самым главным героем, даже на естественном человеческом уровне, не гово­ря уже о гораздо более могущественных сверхъестест­венных причинах.
 
Но даже эти достижения малы по сравнению с тем интеллектуальным достижением, которое, воз­можно, стало величайшим богословским вкладом цер­кви со времен святого Фомы Аквинского: ответ Иоанна Павла — то есть ответ матери-церкви — на сексуальную революцию, а именно его книга «Богословие тела». Почти каждый, кто серьезно изучал эту книгу, испытал потрясение — так глубоко она задела, убедила и измени­ла его мысли и жизнь. Моя книга — ее предтеча или, если хотите, «пиар ход» комивояжера.
 
Как неоспорима важность святого Георгия в борьбе с драконом, а доктора Ван Хельсинга — в истории с Дракулой, так важность «Богословия тела» неоспо­рима в связи с важностью сексуальной революции.
А важность этой революции, в свою очередь, свя­зана с важностью высасываемой Дракулой крови — источника жизненной силы брака и семьи.
 
Важность брака и семьи, в свою очередь, связана с важностью того, для чего они являются абсолютно первым и незаменимым основанием, а именно: чело­веческого общества, а по сути, жизни всего человече­ства на земле.
 
Я думаю, Бог заботится о семье больше, чем о цер­кви, потому что семьи без церкви — словно плодород­ное поле без семян, а церковь без семей — это как семе­на без поля.
 
Почему ислам покоряет Европу? Потому что у му­сульман есть семьи, а у христиан их нет. Почему запад­ная цивилизация умирает? Почему ислам и мормонизм, эти две серьезные ереси, распространяются быстрее, чем христианство, повсюду в западной цивилизации? Я убежден, это происходит потому, что для Бога гора­здо важнее ортопраксия, чем ортодоксия, иначе гово­ря, правильность жизни, а не правильность вероуче­ния. Для Него гораздо важнее семья, чем богословие. А еще потому что Он держит свое обещание, о кото­ром говорили все пророки: благословляет тех, кто по­слушен Его законам, и наказывать тех, кто им не пови­нуется. В современном мире мусульмане и мормоны соблюдают большинство Божьих заповедей лучше, чем христиане, особенно это касается заповедей о сек­се, браке и семье — тех, что стали причиной всех «рас­колов» в церкви сегодня.
 
Разумеется, с послужным списком мусульман не все благополучно, есть проблема с соблюдением малень­кой докучливой заповеди: «Не убей». Ведь если у вас нет этой заповеди, если нет права на жизнь, у вас не может быть ничего вообще. Право на жизнь — это пер­вое право человека. Но за исключением этого, счет 9 (Мусульмане) : 1 (Христиане). И даже если говорить об убийстве, то всего лишь за один день в американских клиниках, производящих аборты, мы убиваем больше невинных людей, чем нам ненавистные и к нам пылаю­щие ненавистью мусульманские террористы — за це­лый год во всем мире.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik