Pop - Мартос - Великие темы Писания - Ветхий Завет

Pop - Мартос - Великие темы Писания - Ветхий Завет
Эта книга — плод сотрудничества. Как оперетта Джильберта и Салливана или мюзикл Роджерса и Хаммерштейна, она — результат объединенных усилий двух человек. У каждого из них свой собственный дар, свой уникальный талант. Особый дар Ричарда — вдохновенная и вдохновляющая речь. За это он был признан и приглашен проповедовать и учить по всему миру. И еще он сделал ряд аудиозаписей, которые продаются тысячами копий.
 
Мой уникальный талант — ясное и организованное письмо. Люди говорили мне, что моя первая книга оказала им значительную помощь в понимании истории таинств Католической церкви несмотря на то, что они не были богословами. Во второй моей книге мне удалось собрать вместе данные психологии, социологии, истории, богословия и духовного опыта, чтобы представить современное развитие таинств в жизни Церкви.
 
Читатели, слушавшие кассеты Ричарда Рора из серии «Великие темы Писания», смогут узнать, откуда исходит вдохновение этой книги. Когда я в первый раз предпринял попытку отредактировать эти записи для печати, я думал подправить грамматику в некоторых местах, разбить на параграфы непрерывный поток идей Ричарда, внося как можно меньше изменений в текст. Однако по мере работы становилось ясно, что харизматическую речь Ричарда не удастся просто переписать для печати. Я знал, что мне придется добавить свой творческий талант писательства к его дару спонтанной речи, чтобы его идеи смогли дойти до более широкой аудитории, которая бы только выиграла, приобретя эти записи в форме книги.
 

Ричард Pop, Джозеф Мартос - Великие темы Писания. Ветхий Завет

Москва, Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2002
Серия «Читая Библию», Перевод: Михаил Серебряков
ISBN 5-89647-056-8
 

Ричард Pop, Джозеф Мартос - Великие темы Писания. Ветхий Завет - Содержание

Вступление
Предисловие
Введение
  • Глава первая Призыв: введение в Слово
  • Глава вторая Исход: путешествие веры
  • Глава третья От Иисуса Навина до Царств: обычное становится необычным
  • Глава четвертая Пророки: радикальные традиционалисты
  • Глава пятая Бытие и Иов: Бог и человек, добро и зло
  • Глава шестая История спасения: эволюция веры

Ричард Pop, Джозеф Мартос - Великие темы Писания. Ветхий Завет - Вступление

 

Когда в 1973 году я, еще будучи молодым священником, проводил беседы на великие темы Писания, я слабо представлял, как они изменят мою жизнь и, очевидно, жизнь многих других!
 
Мою жизнь они изменили потому, что были записаны на аудиокассеты, — трудно поверить, но тогда это делали лишь немногие католики, — которые разносили мои слова далеко за пределы непосредственной аудитории. Но они изменили мою жизнь еще и тем, что, сделав свои заметки достоянием публики, я был вынужден верить в то, что я говорил о вере и Слове Божьем.
 
Эти беседы заставили меня отправиться в мое собственное паломничество веры почти по всему миру: я говорил, пока меня не утомлял звук собственного голоса, встречался с бесчисленными христианами и общинами, видел достопримечательности, узнавал чужие скорби, которые все больше изменяли меня и затем призвали меня оставить мою любимую общину «Новый Иерусалим» ради нового путешествия в Нью-Мексико.
 
Я бы скорее хотел быть похожим на Фарру, отца Авраама, и остановиться в привычном для него Харране (Быт 11:31), но, к несчастью, я говорил о путешествии в Ханаан. Мне бы гораздо больше хотелось походить на Аарона, священника, собственноручно изготовившего золотого тельца (Исх 32:4), но я нечаянно проговаривался о Моисее, боровшемся с идолослужением, и меня мучило чувство неудовлетворенности собой. Мне бьшо бы гораздо проще стать «приличным священником» (как хотела моя матушка), но я слышал об Исайе, Иеремии, Амосе и Иоанне Крестителе — с моей собственной аудиокассеты! Я вполне мог бы быть «хорошим» христианином, благочестивым харизматиком, преданным служителем системы, но я неожиданно для себя принялся говорить о Человеке Иисусе — и обращался к Нему. Я был пойман в ловушку, даже если еще не обращен. Мои слова возвращались ко мне снова и снова, чтобы обличать и утешать меня.
 
Есть два человека, которых я должен особенно «винить» за свои записи, ставшие книгой. Во-первых, это сестра Пэт Брокман, уговорившая меня записать их на пленку вопреки моему здравому смыслу и францисканскому смирению. Она была убеждена, что есть люди, которые пожелают их услышать, а ее любящий оптимизм убедил в этом и осмотрительный штат «Сент-Энтони Мессенджер Пресс». Кроме того, ее энергичный реализм подсказывал, что нам нужны были деньги на новое молодежное служение, которым мы тогда занимались (и которое, в конце концов, выросло в общину «Новый Иерусалим»). Во-вторых, я должен «обвинить» отца Джереми Харрингтона, принадлежащего к францисканцам, в то время редактора «Сент-Энтони Мессенджер Пресс», ставшего потом премногоуважаемым архиепископом. У него есть особый дар поддерживать людей и верить чуть ли не в каждого монаха! Таким он был тогда, таков он и теперь по отношению ко мне и ко многим другим. Вот она, опасность любви к друзьям!
 
Есть еще кое-кто, кого я должен поблагодарить — за то, что он принял мою манеру выражаться, которая, скорее, больше похожа на разговорный стиль, и за то, что он переделал мои записи в удобочитаемую прозу, с чем я и поздравляю его, Джо Мартоса. Он сделал то, что мне всегда казалось невозможным. Сочетая любовь, терпение (ох, сколько терпения!) и мастерство, он взял сказанные-мной-слова-пытавшиеся-быть-Божьим-Словом и преобразил их в более совершенное печатное слово — в слово, которое остается Божьим и моим и вместе с тем и словом Джо. Но это как раз то, чем должно быть Писание! Ох, уж эта любовь опасных друзей! По правде сказать, сейчас я бы многое сказал по-другому. Тогда я был молод, убежден в собственной правоте, окрылен надеждой и легкой радостью. Это были слова, необходимые для начинающего нести Благую весть. И я счастлив, что сказал их. Теперь я старше, отрезвлен неудачами, неприятием, человеческим страданием, наукой, искушенностью и нюансами мнимого опыта.
 
Знаю я больше или меньше? Были ли эти слова правильными, или теперь я бы сказал лучше? Какая наивность предпочтительнее, первая или вторая? Я, вправду, не знаю, да и не должен знать. Я просто благодарен, что был «пойман» в этих излияниях молодой Благой Вести чудом прогресса, которого не было ни у Иисуса, ни у Павла. Хорошо бы они у них были, но на сегодня я ограничусь пожеланием, чтобы Иисус, и Павел, и весь собор святых смогли бы говорить с вами с этих страниц, призванных вещать от лица Бога, Ричарда и Джо.
 
Я думаю, что и Сам Бог согласился бы с оценкой Джеймса Кэрролла своих слов, применимых и к этой книге: «Большая ее часть — ересь, кое-что — абсурдно, но все — чистая правда».
 
Ричард Pop, О.М.Ф.
20 марта 1987 
Центр действия и созерцания, Альбукерк, Нью-Мексико
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Андрон