Пятигорский – Кто боится вольных каменщиков

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Александр Пятигорский – Кто боится вольных каменщиков? Феномен масонства
Апологетика
Подзаголовок этой книги, «Феномен Масонства», сочетает в себе два значения — учитывая весьма полезную, в данном случае, двусмысленность понятия «феномен». Во-первых, если следовать более философскому его значению, подзаголовок сообщает, что книга посвящена «масонству» как объекту мысли — тому, как масоны думают о масонстве и о самих себе, как другие люди думают о них и что я, автор, думаю о том, что масоны и другие люди думают об этом предмете.
 
Другими словами, это книга о том, какие существуют восприятия вещи под названием «масонство». Во-вторых, в книге рассматривается сама эта вещь как объект окружающей нас жизни: масоны, их ритуалы, знаки и символы, обычаи, язык, речи, история и, опять же, мысли и идеи, составляющие сырой материал мышления. Это второе значение подзаголовка демонстрирует масонство просто как некий факт или сумму фактов.
 
Мне представляется чрезвычайно важным провести четкое различие между двумя значениями этого понятия, и в своей книге я постарался показать, под каким углом я рассматриваю свой предмет в каждый конкретный момент моего исследования, хотя жизнь и мысль настолько безнадежно переплетены, что это подчас непросто. Маленький пример. Рассмотрим такое утверждение: «Масонство — это тайная религиозная организация, насчитывающая свыше 7 миллионов членов во всем мире».
 
Из этого утверждения мы узнаем о масонстве две вещи — его социальное определение («организация») и статистику количества членов, которая может быть классифицирована как фактическая, независимо от того, точные ли факты здесь приведены. Однако описание «масонства» как «религиозной» организации зависит целиком и полностью от нашего взгляда на масонство и на религию — либо от нашего критического отношения к тому, что думают об этих вещах другие.
 
Для одного человека масонство — это религия, для другого определенно нет, для третьего это псевдо- или ква-зирелигия, в то время как четвертый может утверждать, что вопрос о религии несущественен для нашего понимания масонства, поскольку оно является чисто социальным явлением. В свете этого рассуждения даже такая самоочевидная черта масонства, как его тайный характер, может быть осмыслена, в зависимости от нашего подхода, несколькими совершенно различными способами (включая даже полное отрицание). Я старался в основном сконцентрироваться на феноменологическом аспекте масонства, нежели на фактической стороне дела.
 
И не только потому, что не имеет смысла множить написанное (и напечатанное) об истории масонства. Я хотел бы представить его как определенный тип самосознания, а не просто как историческое событие или факт социальной жизни, увидеть масонство так, как оно видит себя, — во-первых; как его видят другие — во-вторых; и как оно видит этих других — в-третьих. Точно так же я рассматриваю и оппонентов масонства. Кем или чем эти оппоненты являются, для меня важно меньше всего. Что на самом деле имеет значение — так это их сознательное отношение к масонству — и к самим себе в связи с масонством.
 
Так, когда, например, анонимный американский критик в 1883 году утвер-ждает, что «масоны — враги Бога и Правительства Соединенных Штатов», или когда Дэвид Яллоп пишет в 1983 г., что «подслушивание телефонов является обычным масонским приемом», я не обсуждаю фактическую верность или неверность этих утверждений, но просто принимаю их как симптомы мышления их авторов. Масонство — это «театр для своих», и мое место — не на сцене с масонами, и не в зрительном зале, а за кулисами — в качестве наблюдателя.
 

Александр Пятигорский – Кто боится вольных каменщиков? Феномен масонства

Авторизованный перевод с английского К. Боголюбова.
Под общей редакцией К. Кобрина
Издательство – «Новое литературное обозрение» – 448 с.
Москва – 2009 г.
ISBN 978-5-86793-663-1
 

Александр Пятигорский – Кто боится вольных каменщиков? Феномен масонства – Содержание

  • Предисловие. Заглавие: два значения и три парадокса
Введение
  • Глава 1. Тайна, частный характер и провокация
  • Глава 2. Масонство как тема и «отдельная вещь»
  • Глава 3. Метод, феноменология и религия вообще
История
  • Глава 4. Начало официальной масонской истории. Конституция Андерсона 1717—1738 гг. и основание Великой Ложи
  • Глава 5. Конституции Андерсона. Исправленное издание 1738 г.
  • Глава 6. Три речи, одна проповедь и некоторые ранние масонские философские рассуждения
  • Глава 7. Распространение, застой и смятение — 1739—1813. «Древние» против «Новых», Королевская Арка и основание конкурирующих Великих Лож      
  • Глава 8. Американское масонство: история, которую следует рассказать     
  • Глава 9. Масонская история и историзм: резюме
Ритуал и мифология
  • Глава 10. Ритуал, символика и религия. Буквальное описание Ритуала
  • Глава 11. Ритуал и учение
  • Глава 12. Отступление о сравнительном религиоведении, сравнительной мифологии и сравнительной психологии
  • Глава 13. Хирамический ритуал как легенда, сюжет и тема: простой компаративистский набросок
Заключение
  • Глава 14. Масонство: феномен социальной абстракции
  • Приложения
  • Список иллюстраций

Александр Пятигорский – Кто боится вольных каменщиков? Феномен масонства – Американское масонство: история, которую следует рассказать

 
Нелегко описать американское масонство как исторически независимый феномен. С другой стороны, сложно утверждать, что американцы просто подхватили то, что оставили британцы, поскольку к тому моменту, когда были учреждены или сформированы первые ложи в Новой Англии, самому британскому масонству было не более пятнадцати лет и оно все еще находилось в стадии становления. Поэтому американское масонство не является ни «сделавшим само себя», ни простой копией: многое в его характере и стиле весьма далеко от того, что является типично британским.
 
Хотя оно ни в коей мере не является столь же самодостаточным, как французское (и не страдает характерной для последнего идиосинкразией), американская версия масонства обладает многими чертами, которые сложно обнаружить у британского масона 18-го века. Американский Цех отличается не только от Родины всех Лож, но также от всех остальных дочерних масонских органи-заций. Фактом, однако, остается то, что американское масонство первоначально носило в основном британский характер — не только по происхождению, языку и исторической генеалогии, но также, на протяжении двух поколений, по своему составу. Каким бы тривиальным ни был этот факт, он имел три важнейших последствия для будущего Братства в Соединенных Штатах.
 
Первое состояло в том, что вскоре после Войны за независимость масонство, будучи английским, стало рассматриваться значительной частью американского населения как «иностранное» — наряду с другими иностранными силами, влияниями и интересами. На это, впрочем, никак не влиял тот факт, что многие из отцов революции (включая тех, чьи подписи стояли под Декларацией Независимости) были франкмасонами. Более того, когда федералистская идеология вышла на передний план в 1790-х гг., она противопоставляла себя — как отстаивавшая национализм — масонскому космополитизму.
 
Второе последствие заключалось в том, что масонство стало рассматриваться как очевидный противник идеологии всеобщего равенства, несмотря на тот неопровержимый исторический факт, что отцы американской независимости заимствовали принципы предреволюционного французского эгалитаризма, разработанные светилами французского просвещения — в большинстве своем франкмасонами. И, наконец, третье следствие: исторически связанное с laissez faire англиканства, американское масонство очень скоро оказалось в парадоксальной религиозной ситуации. В отличие от английской, американская религиозность сочетала в себе строгое пуританство с рафинированным рационалистическим деизмом.
 
И деизм, и пуританство, каждое по-своему, были врагами ритуализма, будь то «варварские» церемонии американских индейцев или самая возвышенная из евхаристий. На этом фоне не только масонекий ритуал казался апофеозом суеверия, но и масонская смесь из деизма, рационализма и естественной религии отвергалась с негодованием. Американский антимасонский популизм достиг наивысшего подъема в начале !9-го в. и — несмотря на свое низовое происхождение — почти незамедлительно обрел понимание в самых верхах американского общества. Типичное, хотя и слишком обобщенное, описание американского масонства у американского историка Линн Дюмериль выглядит так: «...общество, состоящее из белых мужчин, в основном уроженцев США, и протестантов».
 
Оставив в стороне вопрос о «белых мужчинах», остановимся на американском происхождении и протестантизме масонов — двух очевидных исторических моментах, взаимодополняющих и объясняющих друг друга. Британское масонство, отпрыск уже зрелой цивилизации, продемонстрировало со своих первых дней гордое безразличие к собственной британскости, в то время как для американского масонства, порождения Войны за независимость и внучки той зрелой цивилизации, его происхождение было проблемой национального самосознания. Английские, шотландские и ирландские ложи принимали в 18-м веке евреев, немцев и других иностранцев в соответствии с прирожденным масонским космополитизмом и его стремлением быстро распространиться по всему миру.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя brat librarian