Пыжиков - Грани русского раскола - Тайная роль старообрядчества

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Пыжиков - Грани русского раскола - Тайная роль старообрядчества
Русский раскол как историческое явление не может пожаловаться на невнимание со стороны исследователей. Российских и зарубежных учёных всегда привлекали разные аспекты старообрядчества: предпринимательство, культура, традиции, литературное наследие и т.д. В постсоветской России интерес к староверческой тематике значительно расширился; сегодня сформировался круг авторов, работающих в этом направлении.
 
Но данная книга преследует несколько иные цели. Она посвящена не изучению самого старообрядчества как специфической черты русского народа, чем на протяжении многих десятилетий занималась и занимается историческая наука. Предпринятая работа концентрируется на другом: на выяснении того влияния, которое имел религиозный раскол на ход российской истории в целом. Или, говоря иначе, перед читателем попытка прочтения русской истории сквозь призму старообрядческого фактора. Такая исследовательская «оптика» представляется чрезвычайно перспективной, поскольку её незначительное применение в изучении исторического материала очевидно. В общей исторической канве русское старообрядчество продолжает выглядеть как явление во многом маргинальное, а потому и мало затрагивающее ключевые события отечественной истории. В трудах учёных оно традиционно предстаёт в качестве некого этнографического чулана, откуда время от времени извлекаются свидетельства далёкой старины.
 
О расколе серьёзно, пожалуй, говорят лишь относительно второй половины XVII века, т.е. времени его возникновения и оформления, когда борьба последователей старой веры и приверженцев никоновских новин ещё носила открытый характер. Затем присутствие раскола в российской жизни сводится к минимуму, а всё внимание к нему сосредотачивается лишь на тенденциях и явлениях сугубо внутренней жизни этой религиозной общности. Такой взгляд приобрёл устойчивый характер, будучи на протяжении длительного периода подкреплён государственно-церковной статистикой. Исходя из неё, к старообрядчеству в империи принадлежала крайне малая часть населения (менее 2%). В результате исследователи продолжают добросовестно работать с этими цифрами, не имеющими ничего общего с реальностью.
 
Данной книгой предпринимается попытка разорвать этот порочный круг, придав изучению старообрядчества новые смыслы. Говоря иначе, показать, что русский раскол — это не удел мелких групп, обречённых обитать в условиях этнографического чулана, а масштабное явление совсем не маргинального характера. Книга по-новому пытается поставить вопросы влияния раскола на ход российской истории после XVII столетия, т.е. после того, как старообрядчество, по убеждению многих, оказывается на периферии исторических событий. Учитывая объёмность поставленной задачи, автор ставит в качестве цели не ответ на все возникающие вопросы, а лишь привлечение внимания к дальнейшему исследованию русской истории в русле предложенного подхода. Насколько удалась эта попытка — судить читателям. Затронутые в пяти разделах работы темы, вне всякого сомнения, могут и должны стать предметом специального изучения.
 

Александр Пыжиков - Грани русского раскола - Тайная роль старообрядчества от 17 века до 17 года

М.: Концептуал, 2016 г. - 536 с.
ISBN 978-5-906867-12-4


Александр Пыжиков - Грани русского раскола - Тайная роль старообрядчества от 17 века до 17 года - Содержание

Предисловие
Глава первая «ОТКРЫТИЕ» РАСКОЛА И РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО
  • 1. Власть и религия народа
  • 2. Мода на старую веру
  • 3. Конфессиональные революционеры
  • 4. Забытые надежды народничества
Глава вторая РАСКОЛЬНИЧИЙ УЗЕЛ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ
  • 1. Истоки конфессионального своеобразия
  • 2. Староверческая модель капитализма
Глава третья ТРАЕКТОРИИ ПОРЕФОРМЕННОГО СТАРООБРЯДЧЕСТВА
  • 1. Силовое переформатирование старообрядчества
  • 2. Обретение политического пространства
  • 3. Взаимоотношения с правительственной бюрократией
  • 4. Капиталистические реалии и народные низы
Глава четвёртая ПАРАДОКСЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОДЪЁМА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА .
  • 1. Причины кризиса купеческой буржуазии
  • 2. Правительственный и общественный либерализм
  • 3. Московское обострение
  • 4. Крестьянский контрпроект
Глава пятая РАЗВЯЗКИ ПОСЛЕДНЕГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ
  • 1. Конкурентная несостоятельность
  • 2. Попытки утверждения парламентской модели
  • 3. На пути к дворцовому перевороту
  • 4. Российские политические элиты и народ
Заключение
 

Александр Пыжиков - Грани русского раскола - Тайная роль старообрядчества от 17 века до 17 года - Власть и религия народа

 
В наши дни о расколе, кажется, можно говорить как об относительно изученном явлении российской истории. Однако долгое время, практически до середины XIX века, ни российское государство, ни общество толком не знали, что представляет собой старообрядческая реальность. В контактах с правительством на протяжении почти полутора столетий от имени старообрядцев выступали богатые купцы. Они были обходительны, учтивы, а главное — полезны: каждое их обращение сопровождалось подношением. Неудивительно, что вся бюрократическая вертикаль страны часто откликалась на просьбы купечества, касавшиеся как торгово-хозяйственных, так и различных религиозных вопросов.
 
Высший свет, ориентированный на европейские образцы, долгое время в принципе не интересовался жизнью русского народа. В частности, раскол — в качестве формы народной самоорганизации — оценивался не иначе, как проклятое наследие татарщины. Со времени разгрома легальной староверческой оппозиции с начала XVIII века образованные слои почти перестали обращать на старообрядцев внимание. О раскольниках вынуждены были вспоминать прежде всего в связи с ростом их численности. Однако это не стимулировало сколько-нибудь серьёзного изучения этого явления. Достаточно сказать, что почти за полтора столетия существования раскола в стране не вышло и сотни посвященных ему книг и статей[1]. Причём среди этих изданий преобладали богословские сочинения полемического характера, связанные с проблемами религиозного противостояния, а также различные «Доказательства», «Беседы», «Обличения» и т.д. Эта продукция синодальных типографий обычно активно скупалась и уничтожалась самими раскольниками[2]. Церковные деятели обращались к старообрядчеству по долгу службы, в той или иной степени стремясь к научным обобщениям. Первым попытался дать обозрение различных раскольничьих течений и согласий Дмитрий Ростовский, который в своём «Розыске» насчитал их 29. Затем, в девяностых годах XVIII века, дело продолжил протоиерей А.И.Журавлёв (из бывших раскольников). По поручению князя Г.Р.Потёмкина он составил первую осмысленную классификацию староверия и распределил известные толки на поповские и беспоповские[3]. Такие усилия представителей господствующей церкви формировали отечественную миссионерскую школу.

[1] См.: Зенъковский С.А. Русское старообрядчество. М., 2006. Т.2. С.485.
[2] См.: Смирнов П. Литература истории и обличения старообрядческого раскола в XIX столетии. // Христианское чтение. 1901. №1. С.47.
[3] обСм.: Лесков Н. С. С людьми древнего благочестия. // Библиотека для чтения. 1862. №11.С9.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Поп Упырь Лихой