Раймер - Мир в объятиях Бога

Иоганнес Раймер - Мир в объятиях Бога
Эта книга исполнена глубокого сочувствия к миру, потерявшему Бога, но по-прежнему Им любимому. Эта книга для тех, кто хочет заниматься созиданием церковной общины. Эта книга для людей, которые хотят, чтобы их жизнь и работа были пропитаны духом служения ближним. Эта книга для тех, кто стремится приводить других людей к Богу.
 

Иоганнес Раймер - Мир в объятиях Бога - Теологические принципы общественно значимого созидания общины

 
Пер. с нем. — К.: Феникс, 2011. — 312с
Киев 2011
 

Иоганнес Раймер - Мир в объятиях Бога

Как всегда многие люди помогали мне в составлении этой книги. Я благодарю всех сотрудников и коллег из общества по образованию и исследовательской работе в Европе за их ценные советы и предложения по исправлению рукописи. Особенно я благодарю профессора, доктора Кристофа Стеншке за просмотр части о Новом Завете и доктора Кристофа За-уэра за просмотр мессианской части. Хочу поблагодарить издательство за хорошую редакционную коллегию. И, конечно же, мою жену Корнелию. Ей я благодарен за десятки лет совместных поисков общины, в которой живет Христос и где людям действительно хорошо.
У общины Иисуса Христа есть будущее! Ничто меня так не волнует как это. С одной стороны, как ученый, я изучаю историю миссионерства, с другой — я основатель и пастор церкви.
 
Так что я как раз сижу в той ужасной яме между теорией и практикой, о которой уже давно ведут теологические дискуссии и едва ли могут прийти к согласию. Как ученый я знаю, какими скоротечными могут быть наши мысли о миссии, как быстро меняются общие условия, в которых мы, люди, живем, и как быстро меняют свой смысл еще такие ясные сегодня понятия. И тогда книги, подобные этой, становятся устаревшими на следующий же день. Но все же я пишу эту книгу, которая, говоря словами Ганса-Вернера Гензихена, занимает место «где-то между отчетом об исследовании и новым проектом, между кратковременным сообщением о проблеме и теологическим обоснованием, между общепринятым ориентиром и научно-доказуемым изложением». Гензихен считал научные размышления о миссии запутанными. Я могу только присоединиться к нему и надеюсь тем самым оживить разговор, разговор на такую, ставшую острой, тему: «Как мы должны и как мы можем в будущем строить общину Иисуса в постхристианском обществе?».
 
Американский автор Томпсон создал понятие «futuring your church»> которое означает пригодность (актуальность) общины для будущего. Мне же представляется некая футуризация. По мнению Томпсона, такая активизация общины предполагает, что она будет сознательно готовиться к будущему, задумываться о своем историческом и теологическом наследии, а также серьезно воспринимать свое положение в том контексте, в котором существует. Это кажется действительно необходимым потому что община Иисуса в западном мире явно уменьшается.
 
И это несмотря на всю эйфорию движения за рост общин и все якобы более высокие показатели количества членов мегаобщин. История Цункеля (С. Wayne Zunkel) о встрече с южно-корейским профессором-теологом проясняет ситуацию. Цункел и его знакомый были в столице Южной Кореи — Сеуле и проходили мимо строительной площадки, где возводили большую церковь. Они остановились и Цункел сказал: «Вот — то лучшее, что мы видим в Южной Корее сегодня, когда говорим о росте общин». Затем он немного помолчал и продолжил: «Но она показывает и поверхностность христианской церкви здесь сегодня». Цункел сам комментирует это предложение прописной истиной из экономической философии: «Если цена падает, то растет объем продаж».
 
Поверхностность программ роста, в которой многие критики обвиняют церкви Запада, идет рука об руку с угрожающим существованию культурным проникновением общин. Из-за этого все громче становятся голоса тех, кто требует освобождения христианства из лап культуры. Книга Нен-си Пирси (Nancy Pearcey) «Полная правда. Освобождение христианства из культурного плена» является показателем этому. Через книгу красной нитью проходит понимание, что община Иисуса в слиянии с культурой потеряла свою собственную сущность. Другие похожие работы не уступают в критике. Появление новых церквей, которые кажутся зависимыми от культуры, не является строительством общины в смысле построения Царства Божьего. Хотя потом в результате конкуренции они и присоединяются к уже существующим общинам, и, возможно, даже имеют другие благочестиво-феноменологические конфессиональные отличия.
 
Происходит скорее формирование христианских общин по культурным критериям. Насколько быстро это может произойти показывает распространение пятидесятничества преимущественно среди западной молодежи, которая позволяет себя увлечь особенным типом набожности с элементами африканской культуры, пением и манерой моления.
 
Поэтому необходима смелость, чтобы требовать то, что в другом месте оказывается настоящей ловушкой христианства. Культура и общественная значимость как важная категория строительства библейской общины являются темой этой книги. Мне хочется вернуть церкви ее человеческое лицо. Вместе с другими я глубоко убежден, что причина обмельчания веры в западных общинах и потеря доверия к церкви среди населения — не в близости общин к культуре, а в том, что у них эта близость отсутствует.
 
Возможно, немало общин старается внешне соответствовать культуре. Однако если присмотреться, то открытое миру вскоре проявится как «наше собственное». Уолт Каллестад однажды назвал такую модель «община для нас». Сюда приходят только такие люди как мы сами. Другие же остаются снаружи, потому что или мы их не принимаем такими, каковыми они являются, или потому что они нас не понимают. Этим самым общины теряют важный миссионерский контакт с отдаленными частями социальн ого пространства. Их члены пополняются из собственных внутрицерковных рядов или из рядов других христианских собраний. Они составляют своеобразную религиозную субкультуру.
 
Мы можем привыкнуть к нашим церквям в нашем квартале, но является ли это существенным? Кризис христианской церкви в Европе, и особенно в Германии, связан с культурной замкнутостью ее среды, хотя религиозность и вера присутствуют и в других кругах, где может возникнуть общность интересов. Таким образом, необходима перемена в церковном мышлении: от теологии, которая держит общину сфокусированной внутрь, к миссионерскому перспективному взгляду на внешний мир. При этом евангелистам не следует сразу втягивать голову только потому, что где-то возникнет такое требование или потому, что в экуменических кругах оно уже пустило корни.
 
Культурную значимость нельзя путать с культурной перегрузкой. Культурная значимость ни в коем случае не является адаптацией понимания веры и общины к представлениям культурного и социального контекста. Если бы это было так, то любая попытка контекстуализации с самого начала должна быть отклонена как потенциально синкретичная. Нет, речь идет не о приспособлении, а о правильном миссионерском положении церкви. Кто имеет мессианское понимание общины, тот должен его сформулировать мессиански. И это никогда не может произойти вне контекста. Ведь цель построения общины никогда не меньше объявленной Богом цели спасения и божественной миссии.
 
Итак, эта книга выступает за общину, которая сознательно видит себя миссионерской, даже мессианской, и, как таковая, выполняет миссионерское поручение Бога; за общину, которая понимает план Бога для мира и для людей в мире и пытается их осуществить. Каллестад назвал ее «общиной для других». Такая церковь может быть задумана и построена только как культурно и общественно значимая, особенно в контексте «мультикультуры западного общества». И она сможет преодолеть рабство самосозерцания.
 
Тот, кто формулирует цели, должен иметь свою точку зрения. Я пытаюсь сделать это здесь и надеюсь, что это мне удается. Рольф Шидер, говоря о целях строительства общины, дает верную формулировку: «Определение целей является определением места». При определении целей четко указывают на свое теологическое место и этим приглашают к дискуссии. Это ясно выраженное намерение данной книги, ведь она задумана как приглашение к разговору. И это касается не только сторонников и друзей описанного и обсуждаемого здесь мессианского проекта. Ситуация, в которой сегодня находится община Иисуса на Западе, и особенно в Германии, оставляет мало места для исключительного положения. В последние десятилетия снова и снова громко и со вкусом пропагандировались исключительные права.
 
Но это мало что дало. В Западной Европе нам не удалось построить ни собственную Willow Creek, ни Saddleback, ни Pennsicola. Такое было и бывает только где-нибудь в другом месте: в США, в Латинской Америке, в Африке или в Южной Корее. Они оказывают на нас притягательное воздействие, на их пропаганду выделяют огромные финансовые средства. Результат, однако, менее чем слабый. Сегодня, как никогда, прежде мы зависим от совместной работы всех сил, заинтересованных в развитии церкви Иисуса в Европе.
 
Конфессиональные или догматические ограничения не к месту, если речь идет о том, чтобы показать библейскую правду о людях через изменяющий и преобразующий образ общины Иисуса в постмодерне. Как избежать опасностей, которые обрушиваются на церковь со стороны мировой культуры? Как можно контекстуализировать и одновременно не разбавлять водой (опошлять) Евангелие, образно говоря словами Удо Миддельмана «предлагать лимонад, разбавленный большим количеством воды»? Нам нужно будет найти ответы. Я надеюсь, данная книга поможет в этом.
 
Позиционирование предполагает развитие. Нередко это развитие носит очень личный характер. Ведь теология — это всегда также и дело собственной биографии. Во всяком случае, у меня было так, что к изложенным здесь мыслям я меньше всего пришел вследствие изначального академического спора. Даже если эти мысли занимают меня уже несколько десятилетий. Скорее именно практика побудила меня задуматься и искать иные альтернативные общины. За последние 30 лет моего служения я работал на многих стройках по основанию церкви и у себя в стране, и заграницей. К этому следует добавить активную евангелистскую деятельность. За эти годы тысячи людей уверовали в нашего Господа Иисуса Христа. Однако из этих многих, очень многих людей, относительно немногие пришли в общину. С годами я начал понимать — что-то было принципиально неправильно. В других местах, например в Африке, я наблюдал пробуждение и прорыв, а дома, в Германии, были только усилия и труд без реального плода.
 
Многие из представленных здесь вопросов касательно традиционного образа церкви возникали уже давно. Я снова и снова обсуждал их с коллегами, однако не воплощал в жизни. Каждое из приходящих заявлений казалось мне слишком необычным, слишком радикальным. Однако восемь лет тому назад мы все же решились. С горсткой людей мы начали строительство общины в горной деревушке Брюхермюле, на этот раз как «общины для других». Сегодня в этом собрании уже несколько сотен членов. Многое из того накопленного в академических прениях что я сегодня предлагаю для обсуждения члены нашей общины уже пережили до меня. Все, что я пишу, стало действительностью на практике. В немецкой практике. В немецкой деревне! И сегодня я хочу от всего сердца поблагодарить своих сотрудников. Я посвящаю эту книгу всем вам. Пусть Господь поддержит ваше расположение духа строить «общину для других». Вы отправились назад к людям и тем самым указали дорогу в будущее. Я, во всяком случае, многому научился через это. Спасибо!
 
Иоганнес Раймер, лето 2011
 

Иоганнес Раймер - Мир в объятиях Бога - Распродажа христианства в Западной Европе

За последние 40-50 лет христианские церкви во всех странах Западной Европы переживали невиданную до сих пор волну потери их членов. Перед проблемой выживания встали целые деноминации. Примером этому являются церкви Великобритании. Если эта тенденция сохранится, то меньше чем через поколение христианская Великобритания перестанет существовать. Церковь Шотландии, например, может потерять своих членов к 2033 году, а методистская церковь Великобритании может исчезнуть уже к 2031 году. За 40 лет в Англии активное членство в церкви с 9,9 млн. в 1960 г. сократилось до 5,9 млн. членов в 2000 г., это потеря 40 %, а с учетом роста населения — почти 50 %. За 40 лет церковь потеряла половину своих членов, 6000 церквей были закрыты и 7500 пасторов оставили служение.
 
Не намного лучше ситуация и в других странах Западной Европы. В Германии год за годом тысячи людей оставляют церковь. Так, за период с 1991 по 2004 год церковь в Вюртемберге покинуло 201 054 члена. В среднем это составляет 14 361 человек в год. За это время пришло в церковь только 2 479 человек. И там, где юридически они еще относятся к церкви, на служении присутствует лишь небольшой процент членов. В результате исследования проведенного в 2003 году в 47 из 51 церковного округа, количество посещающих богослужение лиц старше 60 лет составляет 47,6 %; 40-60-летних — 28,2 %; 20-40-летних — 17,9 % и моложе 20 лет — 6,4 %. Если серьезно отнестись к этим цифрам становится понятно, почему Вилли Бек называет свою церковь «церковью старейшин».
 
Показательным в этой связи является последний 4-ый опрос, проведенный среди членов церкви. По его результатам 15 % членов EKD (Evangelische Kirche Deutschlands) никогда не посещали богослужения, 27 % посещали церковь один раз в год или реже и 35 % — несколько раз в году. В итоге получается, что 77 % членов церкви посещают служения, в крайнем случае, по семейным обстоятельствам. Что касается регулярных посетителей богослужений, то их число не превышает и 5 %. То, что Германия является мессианской страной известно уже более 100 лет, но общины мало чему научились из этого факта, даже если время от времени тут и там из церквей доносятся голоса, требующие радикальной переориентации. В Европе вообще, а в Германии в особенности, нужно по-новому провести евангелизацию. Но как? Одни находят ответ в решительных лозунгах, другие — в насильственном основании общин, третьи, в свою очередь, требуют радикального переосмысления, нового понимания церкви и смены образов в таком строительстве.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.7 (6 votes)
Аватар пользователя MagistrP