Ратцингер - Сущность и задачи богословия

Сущность и задачи богословия - Йозеф Ратцингер
Современное богословие
В первом разделе, посвященном связи между верой, философией и богословием и сущности академической богословской работы и ее свободы, кардинал Ратцингер сталкивается с ситуацией, проистекающей из критического положения философии.
Этот кризис имеет двойное измерение: недоверие к возможности познания человеком истины о Боге и о божественных вещах, и сомнение, которое современная историческая философия высказывает по отношению к содержанию веры.
 
Поэтому, с одной стороны, «вера, исходя из вопроса о Боге, должна вступать в философский диспут».
Она не должна прекращать притязаний на разумность своих основных положений, иначе вера не просто превращается в «чистую религиозность», но теряет и предает свой основной облик.
 
С другой стороны, философия, желающая остаться верной своему предмету, должна сталкиваться и соразмеряться с притязаниями веры по отношению к разуму.
«Движение по направлению друг к другу философии и богословия обязательно и на этом уровне».
 

Йозеф Ратцингер - Бенедикт XVI - Сущность и задачи богословия - Попытки определения в диспуте современности

Перевод: Владимир Хулап 
Пер. с нем. (Серия «Современное богословие»)
М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2007. — 144 с.
ISBN 5-89647-165-3
 

Йозеф Ратцингер - Бенедикт XVI - Сущность и задачи богословия - Попытки определения в диспуте современности - Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Часть 1. ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВАНИЯ БОГОСЛОВСКОЙ РАБОТЫ
ВЕРА, ФИЛОСОФИЯ И БОГОСЛОВИЕ
  • 1. Единство философии и богословия в раннем христианстве
  • 2. Различение, ставшее антагонизмом
  • 3. Попытка найти новую связь
  • Заключительное замечание: гнозис, философия и богословие
СУЩНОСТЬ АКАДЕМИЧНОСТИ И ЕЕ СВОБОДЫ
  • 1. Диалог
  • 2. Свобода
  • 3. Центр: истина как основа и мера свободы
  • 4. Культ
Часть 2. СУЩНОСТЬ И ФОРМА БОГОСЛОВИЯ
О ДУХОВНОМ ОСНОВАНИИ И МЕСТЕ БОГОСЛОВИЯ В ЦЕРКВИ
  • 1. Новый субъект как предпосылка и основание всего богословия
  • 2. Обращение, вера и мышление
  • 3. Экклезиологический характер обращения и его следствия для богословия
  • 4. Вера, благовестие и богословие
  • 5. Искушение и величие богословия
ПЛЮРАЛИЗМ КАК ВОПРОС, ОБРАЩЕННЫЙ К ЦЕРКВИ И БОГОСЛОВИЮ
  • 1. Граница притязания церкви и плюрализм человеческих решений
  • 2. Плюрализм внутри церкви
    • а) Вселенская Церковь и поместные церкви
    • б) Богословие и богословия
Часть 3. ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ОБ ИНСТРУКЦИИ О ЦЕРКОВНОМ ПРИЗВАНИИ БОГОСЛОВА
Предварительные замечания
  • 1. Презентация 
  • 2. Дискуссия о тексте
    • а) Авторитет только в случае безошибочности?
    • б) Церковное учительство, университет и средства массовой информации
    • в) Пророческая традиция против епископской традиции?
ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ СВЯЩЕННИКОВ В ГЕРМАНИИ
Предварительные замечания
  • 1. Проблемы
  • 2. В поисках ответов
    • а) О дальнейшем развитии факультетов и родственных учреждений
    • б) Значение семинарии
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ 
 

Йозеф Ратцингер - Бенедикт XVI - Сущность и задачи богословия - Попытки определения в диспуте современности - Предисловие

 
Серьезность и радикальный характер подобного вопроса рассматриваются в свете собственно природы христианства. Природа христианства не являетсят «каким-то этическим решением, либо великой идеей», это «скорее встреча с неким событием, с Личностью, которая, открывая жизни новый горизонт, тем самым указывает ей решающее направление» (см. энциклику Deus cantas est, 1). Однако само христианство характеризуется выбором в пользу Логоса, а не мифа. Кардинал Ратцингер подробно аргументирует это утверждение, прежде всего в историческом плане, уже в своей академической вступительной речи в 1959 году в Боннском университете, которая называлась «Бог веры и Бог философов», и затем в недавней речи в университете в Регенсбурге.
 
Бог христианской веры — это абсолютное Бытие, Бог метафизики, но также, и тождественно, Бог истории, иными словами, Бог, который входит в историю и в самые близкие отношения с нами. Именно это, по мнению Ратцингера-Бенедикта XVI, единственный адекватный ответ на вопрос о Боге веры и о Боге философов. Все это имеет неизбежные и решающие последствия для академической богословской работы и ее свободы.
 
Мы сталкиваемся с этой проблемой и дальше, когда речь идет о плюрализме как вопросе, обращенном к церкви и богословию. «Поскольку вера означает высшую связь с Богом, с истиной, то хотя она и предоставляет человеку нормы конкретного общественного поведения, однако сообщество верующих обретает свое единство не в общественной или политической практике, но в подлинно объединяющей сущности самой истины». Когда разрывается эта связь, на ее месте возникает насилие. «Истина освобождает: связь с истиной есть освобождение политики от сакральных связей. В этом смысле плюрализм не только совместим с истиной, но соответствует ей и до определенной степени даже необходим».
 
Однако этот синтез истины и свободы больше не убеждает. Почему разум и христианство воспринимаются сегодня как взаимоисключающие противоположности? Что изменилось в первом и втором? Разумное единство веры и рациональности, которому св. Фома Аквинский придал систематическую форму, постепенно разрушалось, проходя через основные этапы Нового времени: от Декарта и Вико до Канта, в то время как новый синтез разума и веры, которого попытался достичь Гегель, в действительности не возвратил вере рациональное достоинство, а скорее попытался полностью обратить ее в разум, тем самым уничтожив ее как веру. Следующим шагом, особенно яркими выразителями которого были Маркс и Конт, стала, в противовес позиции Гегеля, сводившего материю к духу, попытка свести, в свою очередь, дух к материи, исключая саму возможность трансцендентного Бога и снова принципиально умаляя «метафизику», отличную от «физики».
 
В это же время происходит трансформация понятия истины, которая перестает быть сознанием реальности, существующей независимо от нас, чтобы стать сознанием того, что мы сами исполнили в истории, а затем то, что мы можем осуществить посредством эмпирических наук и технологий («функциональное» понятие разума и веры). Так к примату философии (метафизики) добавляется примат истории, в свою очередь, подмененной приматом науки и техники. Последний достаточно хорошо виден в западной культуре, и в той мере, в какой он претендует на научное познание, являясь единственным собственно истинным и рациональным знанием, он должен квалифицироваться как «сциентизм».
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Anabasis