Ратцингер - Иисус из Назарета - 2

Йозеф Ратцингер - Папа Бенедикт XVI - Иисус из Назарета
Задуманная задолго до решения конклава, обнародованного в 2005 г., эта книга появилась тогда, когда Йозеф Ратцингер уже поднялся на высшую ступень католической церковной иерархии.
 
И хотя он опубликовал свое сочинение под светским именем, а в предисловии особо подчеркнул, что этот труд следует понимать не как официальный директивный документ, а лишь как результат его личных раздумий, которыми он решил поделиться со всеми, приглашая читателя к диалогу и дискуссии, — выход книги вызвал смятение в умах: возражать Папе, даже если он сам к тому призывает, довольно трудно — так же трудно, как отделить Йозефа Ратцингера от Бенедикта XVI.
 
В потоке откликов, различных по тональности — от апологетических до уничтожающе-разгромных, особое место заняли рецензии из богословских кругов, внутри которых, при всех за и против, сложилось общее мнение: публикация книги об Иисусе — мужественный шаг.
 
«Со времен Просвещения европейское богословие не возвращалось к теме Богосыновства Иисуса, — говорит теолог Томас Зёдинг. — И никогда еще ни один Папа не издавал научных сочинений об Иисусе. То, что Папа, наместник Христа на земле, не формулирует некую догму, а представляет на суд общественности свои богословские размышления об Иисусе, можно рассматривать как настоящую революцию». Папа не побоялся вступить в единоборство со всей экзегезой, рискуя оказаться втянутым в «затяжную окопную войну», как выразился теолог Карл Бергер из Гейдельберга.
 
«Нет ничего нового в том, что автор рассматривает Иисуса как Бога и Человека, — пишет один из рецензентов. — Ведь это фундаментальная составляющая Символа Веры. Но чтобы попытаться сегодня осмыслить и сформулировать его заново, требуется смелость, и потому подобного рода попытка — сенсация, хотя в том, что Ратцингер рискнул пойти на этот шаг, нет ничего удивительного, ведь не случайно он взял себе имя святого Бенедикта, призывавшего, как известно, помнить о том, что любовь к Иисусу — превыше всего».
 
Собственно, это и составляет главный пафос книги Йозефа Ратцингера, который однажды с тревогой заметил: «Церковь слишком занята собой, вместо того чтобы говорить о Христе». Вот почему он счел необходимым сказать свое слово о Христе — слово, которое оказалось услышанным…
 
 

Йозеф Ратцингер - Папа Бенедикт XVI - Иисус из Назарета

 
Пер. с нем. М. Кореневой
СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2009.— 416 с. 
ISBN 978-5-395-00330-0 
 

Йозеф Ратцингер - Папа Бенедикт XVI - Иисус из Назарета - Содержание

 
ПРЕДИСЛОВИЕ
ВВЕДЕНИЕ Первый взгляд на тайну Иисуса
ГЛАВА ПЕРВАЯ Крещение Иисуса
ГЛАВА ВТОРАЯ Искушения Иисуса
ГЛАВА ТРЕТЬЯ Евангелие Царства Божия
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Нагорная проповедь
1. ЗАПОВЕДИ БЛАЖЕНСТВ
2. ТОРА МЕССИИ
Сказано было — А Я говорю вам
Спор о субботе
Пятая заповедь: семья, народ и сообщество учеников Иисуса
Компромисс и пророческая радикальность
ГЛАВА ПЯТАЯ Молитва Господня
Отче наш, сущий на небесах
Да святится имя Твое
Да приидет Царствие Твое
Да будет воля Твоя и на земле, как на небе
Хлеб наш насущный дай нам на сей день
И прости нам долга наши, как и мы прощаем должникам нашим
И не введи нас в искушение
Но избавь нас от лукавого
ГЛАВА ШЕСТАЯ Ученики
ГЛАВА СЕДЬМАЯ Притчи
1. СУТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ПРИТЧ
2. ТРИ ВЕЛИКИЕ ПРИТЧИ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ЛУКИ
Притча о милосердном самарянине (Лк 10:25–37)
Притча о двух братьях (о блудном сыне и сыне, оставшемся дома) и добром отце (Лк 15:11–32)
Притча о богаче и Лазаре (Лк 16:19–31)
ГЛАВА ВОСЬМАЯ Великие образы Евангелия от Иоанна
1. ВВЕДЕНИЕ: «ИОАННОВ ВОПРОС»
2. ВЕЛИКИЕ ОБРАЗЫ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА
Вода
Виноградная лоза и вино
Хлеб
Пастырь
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Исповедание Петра и Преображение: две важные вехи на пути Иисуса
1. ИСПОВЕДАНИЕ ПЕТРА
2. ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Слова Иисуса о Самом Себе
1. СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ
2. СЫН
3. «Я ЕСМЬ»
ЛИТЕРАТУРА
ПРИЛОЖЕНИЯ
ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА
СОКРАЩЕННЫЕ НАЗВАНИЯ ЦИТИРУЕМЫХ КНИГ ВЕТХОГО И НОВОГО ЗАВЕТА
ПОЯСНЕНИЯ К ОТДЕЛЬНЫМ ПОНЯТИЯМ
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН, УПОМИНАЕМЫХ В ТЕКСТЕ КНИГИ И В РАЗДЕЛЕ «ЛИТЕРАТУРА»
ОБ АВТОРЕ
 

Йозеф Ратцингер - Папа Бенедикт XVI - Иисус из Назарета - Предисловие

 
Я долго шел к этой книге об Иисусе, первая часть которой предлагается теперь вниманию читающей публики. Во времена моей юности, в 1930—1940-е годы, существовал целый ряд превосходных работ, посвященных Иисусу, — Карла Адама, Романо Гвардини, Франца Михеля Виллама, Джованни Папини, Анри Даниель-Ропса, — вот лишь несколько имен из обширного перечня. Во всех этих работах в центре внимания был евангельский образ Иисуса, Его жизнь на земле; в них рассматривалось, как Иисус, будучи человеком, одновременно нес людям Бога, с Которым Он, Сын, составляет одно.
 
Начиная с 1950-х годов, однако, ситуация изменилась. Все больше стал ощущаться разрыв между историческим Иисусом и Иисусом веры — разрыв, который постепенно настолько углубился, что оба понятия оказались противопоставленными друг другу. Но что может дать вера в Иисуса Христа, в Иисуса — Сына Бога Живого, если Иисус-человек был совсем не таким, каким рисуют Его Евангелия и каким Он возвещается Церковью, которая на Евангелиях и основывается?
 
Историческая наука по мере развития все больше погружалась в изучение тончайших различий между отдельными наслоениями в евангельских текстах, так что в результате образ Иисуса, на котором, собственно, зиждется вера, начал стираться, обретая весьма расплывчатые, неясные очертания. Попытки реконструировать образ Иисуса на основании относимых к разным традициям евангельских текстов и их возможных источников привели к множественности вариантов прочтения образа Иисуса, причем сами варианты представали порой как прямо противоположные версии: от пламенного революционера, провозвестника антиримской идеи, выступающего за свержение господствующей власти и терпящего в конечном счете крах, до кроткого моралиста, который все приемлет и со всем смиряется, но который по непонятным причинам все же становится жертвой и погибает. Тот, кто прочитает подряд несколько таких версий-реконструкций, довольно скоро убедится, что все они в гораздо большей степени отражают личные представления и идеалы авторов, нежели проясняют замутившийся образ. Не случайно подобные интерпретации вызывают все большее недоверие, но недоверие лишь дальше отодвигает от нас фигуру Иисуса.
 
В итоге сложилось впечатление, будто мы не располагаем достаточными и надежными сведениями об Иисусе и что вера в Его Божественность была соотнесена с Его образом ретроспективно. Это мнение постепенно укоренилось в общем сознании христианского мира. Такое положение дела весьма пагубно для веры, ибо это знак того, что поколебалось ее главное, сущностное основание: внутренняя, доверительная связь с Иисусом, которая, собственно, и определяет всё и которая рискует оказаться без опоры.
 
Один из самых значительных католических экзегетов второй половины XX века, писавших на немецком языке, Рудольф Шнакенбург на склоне лет очень остро ощущал возникшее на этой почве угасание веры и, видя, сколь неполны все «исторические» образы Иисуса, созданные за последние годы экзегезой, написал свой великий груд «Личность Иисуса Христа в зеркале четырех Евангелий». Книга была призвана помочь верующим христианам, «дезориентированным разнообразными научными исследованиями <…>, сохранить веру в личность Иисуса Христа как Избавителя и Спасителя мира» (Schnakenburg, 6). В конце книги Шнакенбург, подводя итог своим многолетним исследованиям, пишет о том, «что все научные изыскания с использованием историко-критических методов не дают или почти не дают точного представления об исторической фигуре Иисуса из Назарета» (Ibid., 348) и что «попытки, предпринимаемые научной экзегезой в плане исследования разных уровней текста, относящихся к разным традициям, для определения их исторической достоверности, неизбежно втягивают нас в бесконечные дискуссии по истории отдельных редакций евангельского текста» (Ibid., 349).
 
Его собственная интерпретация образа Иисуса, однако, отмечена некоторой двойственностью, обусловленной тем, что Шнакенбург считает нужным строго придерживаться метода, который ему самому представляется неудовлетворительным: Шнакенбург показывает нам евангельский образ Иисуса, но этот образ видится ему как результат сложения разных исторических традиций, вглядываясь в которые можно различить черты «подлинного» Иисуса. «Историческая основа Евангелий, безусловная и очевидная, отступает в перспективе веры на второй план», — пишет Шнакенбург (Ibid., 353).
 
Безусловность «исторической основы» ни у кого не вызывает сомнений, вот только остается неясным, до каких пределов этот историзм простирается. Правда, в отношении одного, центрального вопроса Шнакенбург высказывается вполне определенно и говорит о нем как о явлении исторической реальности: речь идет об отнесенности Иисуса к Богу, о Его неразрывной связи с Богом. «Без внутренней, коренной связи с Богом личность Иисуса остается лишь схемой, нереальной и необъяснимой» (Ibid., 354).
 
Этот тезис является стержнем и моей книги, которая рассматривает Иисуса в неразрывной связи с Богом, составляющей самую суть Его личности и потому объясняющей всё, не говоря о том, что именно благодаря этой связи Он живет для нас и поныне.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik