Рейтлингер, Булгаков - Диалог художника и богослова

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова: Дневники. Записные книжки. Письма
...Наше детство было очень счастливым. Фактически у мамы было 6 человек детей, но второй её ребенок, сын Саша, умер в младенческом возрасте, когда нас ещё не было на свете. Старшая дочь, Оля, поступив в Таганцевскую гимназию (так называли тогда среднюю школу), почти сразу заболела скарлатиной и сгорела в две недели. Горю родителей не было предела: первый ребёнок, самая талантливая, способная — писала стихи, рисовала, 13-14 лет, любящая, горячая... 
 
...Итак, росли мы вчетвером. Не то было принято в то время поручать детей боннам и гувернанткам — главное, для овладения языками, не то мамино горе было слишком сильным, но в это время мало помню её около нас. Особенно завладела нами последняя гувернантка — талантливый, но властный педагог — Лидия Васильевна Набадьева, кажется, из Прибалтики, но, по некоторым данным, по-моему, не без еврейской крови. Мы её обожали, хотя её педагогические меры были иногда очень суровы. Наказания: на спину пришивался большой плакат с надписью причины наказания: например, Joula war grob geworden10 — или что-то в этом роде. И в таком виде часто выводили нас в гостиную к гостям или во двор, где мы играли с детьми. 
 

Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова: Дневники. Записные книжки. Письма

Состав., подгот. текста, предислов., коммент., примеч. Б. Б. Поповой
М.: Никея, 2011. 312 с.: ил. 
ISBN 978-5-91761-049-8 
 

Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова: Дневники. Записные книжки. Письма - Содержание 

Предисловие
  • Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна), Воспоминания. Начало 1980-х гг. 
  • Ю. Н. Рейтлингер. Письмо к о. Сергию Булгакову. Варшава. Октябрь 1921 г. 
  • Ю. Н. Рейтлингер. Записная книжка. 1921-1922 гг. «Краски и звуки. Мысли и воспоминания» 
  • О. Сергий Булгаков. Пражская записная книжка. 1924-1925 гг. 
  • О. Сергий Булгаков. Письмо к Ю. Н. Рейтлингер. 4/17.VIII.1930 г. 
  • Ю. Н. Рейтлингер. Проблемы православного искусства в живописи. 1930-е гг. 
  • Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна). Духовный дневник 1935, 1936, 1937 гг. (Первая записная книжка) 
  • Ю. И. Рейтлингер (сестра Иоанна). Духовный дневник 1935, 1936, 1937, 1938 гг. (Вторая записная книжка) 
  • Ю. И. Рейтлингер (сестра Иоанна). Фрагменты записной книжки 1939, 1943-1945 гг., О смерти о. Сергия Булгакова. Об иконах и творчестве 
  • Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна). Завещание иконописца. 1980-е гг. 
Приложение. Б. Б. Попова. Художник Лидия Никанорова (1895—1938) 
 

Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова: Дневники. Записные книжки. Письма - Предисловие 

 
Публикуемый архив Ю. Н. Рейтлингер (1898-1988) хранился в Москве, у подруги и помощницы Юлии Николаевны — Эллы Львовны Семенцовой-Лаевской. Элла Львовна, искусствовед-античница, — первый профессиональный исследователь творчества Ю. Н. Рейтлингер. Многие годы их связывала дружба, через Эллу Львовну передавались письма и иконы из Ташкента в Москву, происходили знакомства с молодёжью тех лет. Они вместе мечтали о выставке икон Юлии Николаевны. Об этом свидетельствуют тщательно подобранные и пронумерованные фотографии и слайды, хранящиеся в архиве. Но первая персональная выставка творчества Ю. Н. Рейтлингер состоялась лишь в октябре 2000 года в Музее им. А. Рублёва, когда ни Юлии Николаевны, ни Эллы Львовны уже не было. Самый ранний документ архива — письмо отцу Сергию Булгакову (октябрь 1921 г.), самые поздние документы датируются 80-ми годами XX века. Эти материалы охватывают более чем 60-летний период жизни сестры Иоанны — её «стояния перед Богом» в XX веке. Так сложилось, что тему настоящей публикации и исследования «Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков» определили письмо к о. Сергию Булгакову, его записная книжка, дневники Юлии Николаевны. Поэтому не все материалы архива опубликованы в этой работе. Часть из них была передана Н. А. Струве и опубликована им в «Вестнике РХД», другая часть — оригиналы писем о. Сергия Булгакова к Юлии Николаевне, дискуссия с Евгением Лампертом — ещё ждёт своих исследователей и публикаторов. Четыре варианта рукописи «Апофеоз света невечернего» не публикуются, так как уже были изданы в двух вариантах. Работа над архивом помогла правильно датировать многие факты биографии Ю. Н., выделив хронологически несколько периодов её жизни: петербургский (1898-1917), крымский (1917-1921), варшавский (1921-1922), пражский (1922-1925; 1946-1955), парижский (1925-1946) и советский (1955-1988). 
 
После знакомства с о. Сергием в Крыму, в Олеизе, в 1918 году общение с ним продолжалось вплоть до его ухода из жизни в 1944 году. Все документы либо адресованы ему (первое письмо — исповедь), либо ему подарены (записная книжка «Краски и звуки...»), либо представляют собою духовные дневники Юлии Николаевны с его пометами на полях. Они помогают понять и раскрыть это уникальное творческое содружество, длившееся более четверти века. Дружеские связи Юлии Николаевны с элитой русской эмиграции, её переписка с В. В. Зеньковским, письма к Вячеславу Иванову, близость с художницами Лидией Никаноровой, Еленой Гертик — всё это свидетельствует о едином с отцом Сергием круге общения. Будущим биографам Ю. Н. Рейтлингер хотелось бы указать на варшавский период её жизни. О нём почти ничего не известно. Приписка в записной книжке «Краски и звуки...» свидетельствует о стремлении получить художественное образование в Краковской академии художеств; но, увы, за обучение надо было платить... О безрадостном периоде жизни говорит графика Ю. Н. той поры. Тоска, шок от разрыва с Родиной выплескиваются на графические листы. «Плач улицы», 31 янв. 1922 г. — чужое, холодное пространство «культурного города», телеграфные столбы крестами уходят вдаль, дома — декорации, паутина проводов не касается того, что вдали, что перечёркнуто крестами... Нет ни культурной, ни церковной среды. Сестра Катя моет посуду в столовой методистской миссии, где служит отец. «Бродяга», горько склонившийся на пороге чужого дома, — вот варшавские рисунки, остро передающие эмоциональное состояние Юлии Николаевны. Перелом наступает в 1922 году. Нина Александровна Струве помогает сёстрам Рейтлингер, а потом и их отцу переправиться в Прагу, где чехословацкое правительство обеспечивало русским студентам бесплатное обучение и стипендии. Поступление в Карлов университет, занятия в семинариуме Н. П. Кондакова, дружба с семьёй П. Б. Струве, встреча с семьёй Г. В. Вернадского, работа в библиотеке, знакомство с М. И. Цветаевой — обретение своего места в жизни, а с приездом в Прагу о. Сергия Булгакова — в церковной среде, участие в православном студенческом кружке... Всё это в Праге. Но стремление души — икона; здесь — первые шаги...
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat Alexandr