Сальвестрони - Источники романов Достоевского

Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского - Симонетта Сальвестрони
Без привлечения библейского текста невозможно понять и оценить творчество Достоевского во всей его полноте, сложности и оригинальности.
 
В «Преступление и наказание», «Бесы», «Братья Карамазовы» введены длинные евангельские отрывки — такие, как эпизоды с воскрешением Лазаря (Ин 11, 1—44), с бесноватым из Гадаринской страны (Лк 8, 32—36), Послание Лаодикийской церкви (Ап 3, 14—17), фрагмент из эпизода Свадьбы в Кане Галилейской (Ин 2, 1—11), а также огромное количество прямых и косвенных цитат из Св. Писания, количество которых неуклонно нарастает к последнему роману настолько, что почти каждая страница содержит эти цитаты.
 
По прошествии ста двадцати лет со дня опубликования «Братьев Карамазовых» следует констатировать, что систематическое изучение столь важного для творчества Достоевского аспекта не было предпринято.
 
Цель данной работы — выявить прямые и косвенные цитаты из Священного Писания, использованные Достоевским, и проанализировать их роль в художественной ткани романов.
 
 
 

Симонетта Сальвестрони - Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского

 
Академический проект, Санкт-Петербург, 2001.
 
 

Симонетта Сальвестрони - Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского - Содержание

 
Вступление

Глава первая. «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

    Первое ощущение богоприсутствия: монолог Мармеладова
    Второе ощущение богоприсутствия: Чтение главы о воскрешении Лазаря
    Третье ощущение ботоприсутствия: опыт Сибири


Глава вторая «Идиот»

    Главный герой и рай бытия
    Петербург и VI глава Апокалипсиса
    «Христос во гробе» Гольбейна и «Источник воды живой» (Ап 21, 6)
    Жертвы (Ап 6, 10)


Глава третья. «Бесы»

    Полюс бесов: «Премудрый змий»
    Полюс света: Богоявленская улица
    Исповедь Ставрогина и «схождение ума в сердце»
    Послание Лаодикийской церкви
    Бесноватый из Гадаринской страны


Глава четвертая. «Братья Карамазовы»

    Вторая книга романа: Бог–Отец и «отец лжи»
    Иван — толкователь Ветхого и Нового Завета
    «Пшеничное зерно» — Маркел (Ин 12, 24)
    Кана Галилейская (Ин. 2, 1—10)
    «Ветхие люди» — Иван и Смердя ков и «новый Человек» —Митя (Кол 3‚ 9)
    Илюша — пшеничное зерно (Ин 12, 24)

Библиография

 

Симонетта Сальвестрони - Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского - Глава первая. «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

 
В творческой биографии Достоевского есть, на наш взгляд, одна важная дата — это 2 января 1866 г. Она зафиксирована на одной из страниц черновиков, относящихся к третьей редакции «Преступления и наказания». Этим романом начинается художественный и духовный поиск, продлившийся вплоть до «Братьев Карамазовых».
 
Первая редакция «Преступления и наказания» сконцентрирована в основном на психологии главного героя Родиона Романовича Раскольникова. С присущими ей элементами патетики и сентиментализма она еще достаточно бедна по сравнению с окончательной редакцией текста. Однакауже в записях, относящихся к осени 1865 г., введена сцена с речью Мармеладова в распивочной, которая станет ключевой в окончательном варианте книги (7, 83, 85, 100). 7 декабря Достоевский записывает фразу, вложенную в уста Сони: «А в комфорте‑то, в богатстве‑то вы бы, может, ничего и не увидели из бедствий людских, Бог, кого очень любит и на кого много надеется, посылает тому много несчастий, чтоб он по себе узнал и больше увидел, потому в несчастии больше в людях видно горя, чем в счастье» (7, 150).
 
Эта фраза предшествует заметке от 2 января, в которой Достоевский пишет: «ИДЕЯ РОМАНА 1. ПРАВОСЛАВНОЕ ВОЗЗРЕНИЕ, В ЧЕМ ЕСТЬ ПРАВОСЛАВИЕ. Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием. Таков закон нашей планеты, но это непосредственное сознание, чувствуемое житейским процессом, — есть такая великая радость, за которую можно заплатить годами страдания.
Человек не родится для счастья. Человек заслуживает свое счастье, и всегда страданием.
 
Тут нет никакой несправедливости, ибо жизненное знание и сознание (т. е. непосредственно чувствуемое телом и духом, т. е. жизненным всем процессом) приобретается опытом pro и contra, которое нужно перетащить на себе.
2. В его (Раскольникова. — С. С.) образе выражается в романе мысль непомерной гордости, высокомерия и презрения к этому обществу. <…>
NB. В художественном исполнении не забыть, что ему 23 года» (7, 154–155).
 
Этот отрывок особенно важен, на наш взгляд, поскольку вокруг него разворачивается не только роман 1866 г., но и весь творческий поиск последующих лет. Две детали непосредственно соединяют запись от 28 декабря 1865 г. с последним произведением писателя. Пятая книга «Братьев Карамазовых», в которой содержатся исповедь Ивана и глава «Великий инквизитор», озаглавлена «Рго и contra». В ней автор под другим углом зрения и с тонкой аргументацией, которой не хватает обессилевшему и подавленному Раскольникову, подходит к той самой проблеме, занимавшей, как видно из эпизода с лошадью, героя «Преступления и наказания» с детства: речь идет о присутствии в мире огромного количества зла и многих жертв, а также о роли Бога, кажущегося равнодушным к этому страданию. Кроме этого, как подчеркивается несколько раз во время встреч двух братьев Карамазовых, Алеше, как и Раскольникову, 23 года. То есть он тоже юноша, не знающий себя хорошо и к этому моменту не ощутивший особых страданий. «Нам, желторотым, — говорит Иван Алеше, которому только что напомнил, что тот "такой же точно молодой человек, как и все остальные двадцатитрехлетние молодые люди", — <…> нам прежде всего надо предвечные вопросы разрешить, вот наша забота. Вся молодая Россия только лишь о вековечных вопросах теперь и толкует» (14, 212, 209).
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя esxatos