Сергазина - Хождение вкруг

Сергазина Карлыгаш - «Хождение вкруг» : Ритуальная практика первых общин христоверов
Представители рассматриваемого религиозного движения назывались по-разному. самое старое из названий их веры – «христовщина», переосмысленное самоназвание «вера Христова». Название «хлысты» появилось позднее. существует несколько объяснений его происхождения: 
– от слова «холостые», что указывает на хлыстовскую аскетику;
– от слов «хлестать», «хлыст» (в некоторых общинах известны случаи самобичевания);
– как искаженное «христы» (указание на хлыстовское лидерство).
 
Первый вариант происхождения слова кажется мне наиболее вероятным. В тексте члены согласия («согласники»), о котором идет речь в следственных документах, называются «христоверами», в качестве общего названия их учения и практики вместо «веры Христовой» употребляется название «христовщина» (по аналогии с названиями направлений староверия). употребление слов, содержащих пейоративную семантику («хлысты», «хлыстовство», «раскольники», «еретики» и др.), сведено к минимуму и употребляется главным образом в устойчивых сочетаниях – «мифы о хлыстах», «хлыстовское причастие», «хлыстовская Богородица».
 
Вопрос о происхождении христоверов ставился многими поколениями ученых. ответ на него позволил бы с большей определенно стью говорить об истоках их ли тургической практики и переосмыслить некоторые мифы о хлыстах. 
 

Сергазина Карлыгаш - «Хождение вкруг»: Ритуальная практика первых общин христоверов

М.: РГГУ, 2015. 238 с.
ISBN 978-5-7281-1673-8
 

Сергазина Карлыгаш - «Хождение вкруг»: Ритуальная практика первых общин христоверов - Оглавление

От автора
Дискуссии о происхождении христовщины
Глава 1. Христоверы глазами их современников: следственные дела XVIII века
  • Угличское дело 1717 года
  • Дело о князе Ефиме Мещерском
  • Московская и Санкт-Петербургская следственные комиссии
  • Дело учминского монастыря 1733 года
Глава 2. вера Христова
  • Ааскетическое учение
  • Круг чтения христоверов
  • Молитвы
Глава 3. Ритуальная практика христоверов
  • «Хождение вкруг», или радение
  • Клятвы
  • Трапеза
  • Пророчества на собраниях
Глава 4. «Богомерзкая противность»: распространенные мифы о христоверах
  • «Хлыстовское причастие»
  • «Свальный грех» и заклание младенцев на радениях
  • «Лжехристы» и «антихристы»
Заключение
  • Приложение 1. комиссия 1733–1739 годов и ее действия
  • Приложение 2. следственная о раскольниках комиссия 1745–1757 годов и ее деятельность
  • Приложение 3. статистические и топографические данные о «секте хлыстов»
  • Приложение 4. копия указа императрицы анны иоанновны от 7 августа 1734 года
  • Приложение 5. донесение игумена кассиановой пустыни, что на учме, варлаама самсонова
  • Приложение 6. Расспрос игумена кассиановой пустыни варлаама самсонова, 1733 года
  • Приложение 7. Расспрос иеродиакона гавриила по присланным из синода пунктам
  • Приложение 8. Расспрос монаха учемского монастыря иоасафа михайлова
  • Приложение 9. Расспрос крестьянина ивана ильина
  • Приложение 10. Расспрос крестьянина никиты никитина сахарникова
  • Приложение 11. сборник василия степанова (1720–1730-е годы)
Примечания
Список источников и литературы
 

Сергазина Карлыгаш - «Хождение вкруг» : Ритуальная практика первых общин христоверов - От автора

 
Предлагаемое вашему вниманию исследование посвящено религиозной культуре христоверов, или «хлыстов», – русских сектантов-мистиков, появившихся на рубеже XVII–XVIII вв. обращение к теме религиозной культуры христоверов позволяет по-новому взглянуть на проблему народной религиозности, способы трансляции монастырской культуры и особенности самосознания «русских мистических сектантов».
 
Цель настоящего исследования состоит в комплексном анализе учения и практики первых общин хри стоверов. Центром повествования можно считать – и именно это было вынесено в название – попытку описать ритуальную практику первых общин христоверов, основываясь на рассказах участников. обращение к аутентичным текстам (даже если мы имеем дело только с текстами допросов) позволит развеять целый ряд мифов, окружающих христоверов с самого начала существования их общин.
 
Хронологические рамки исследования предельно сжаты и определены его источниковой базой (нижняя граница – материалами дела 1717 г., верхняя – материалами второй следственной комиссии о раскольниках, охватывающими период с 1745 по 1757 г.). За эти рамки содержание работы выходит лишь в четвертой главе, в которой представлены сохранившиеся в литературе XIX–XX вв. (как полемической, так и художественной) мифы о хлыстах.
 
Авторы многих работ о христовщине – в основном дореволюционных – обращались к аутентичным текстам христоверов, однако рассматривали главным образом корпус духовных стихов, созданных или бытовавших в их среде. следует отметить, что одна из распространенных ошибок этих трудов – попытка представить аллегорическое толкование духовных стихов в качестве основы учения христоверов. При несомненной значимости духовных стихов для культуры христоверов их все-таки нельзя рассматривать как единую богословскую систему, альтернативную православному учению.
 
Основными источниками работы можно считать документы следствия 1733–1739 гг., проходившего в москве после доноса семена караулова. до 1764 г. документы первой и второй следственных комиссий хранились при сенате в московской Раскольнической конторе, после ее упразднения были переданы в Разрядный архив, а затем – в московский архив министерства юстиции1. в настоящее время эти документы хранятся в одноименных фондах Российского государственного архива древних актов (фонды 301 и 302 Ргада). корпус сохранившихся документов комиссий представлен выдержками из делопроизводственных комплексов, которые пересылались в синод и сенат (экстрактами), протоколами допросов, донесениями, описями конфискованного имущества.
 
В книге большее внимание уделено материалам первой следственной комиссии в силу того, что, с одной стороны, в них представлены более ранние материалы, которые могут быть сопоставлены с предшествующими следственными делами 1717 г., а с другой стороны, не менее важным при выборе источниковой базы показалось мнение ряда исследователей о большей достоверности протоколов первой комиссии, обусловленной меньшим применением пыточных техник (среди протоколов первой комиссии почти нет «пыточных речей», в основном речь идет о расспросах – стадии дознания, которая предшествовала пытке, о «допросе без пытки»). кроме документов первой и второй комиссий «о раскольниках» для анализа ранней христовщины привлекались избранные документы из фонда канцелярии синода Ргиа (в частности, комплекс следственных дел, получивший среди исследователей название угличского дела 1717 г.), фонда тайной канцелярии Ргада (дело о князе ефиме мещерском), из документов XIX в. – дела об «открывшейся в москве секте хлыстов» (из фонда московской духовной консистории Циам и фонда канцелярии синода Ргиа, в которых в том числе содержатся копии указов 30-х годов XVIII в.).
 
некоторые расспросные речи приведены в приложениях. Поскольку за неимением самосвидетельств христоверов, полученных не в ситуации допроса, мы вынуждены реконструировать их учение по следственным материалам, нужно делать определенную скидку на степень достоверности наших источников. В работе мы пытаемся отделить собственно «хлыстовские тексты» от риторической формы, навязываемой следствием, в том числе на основе анализа лексических и грамматических структур (главным образом частотности повторов общих речевых оборо тов в текстах допросов разных лиц). в работе не анализируется дочерняя по отношению к хлыстовщине скопческая культура, а также возможные связи христоверов с общинами молокан, беседников, постников, что требует, на наш взгляд, отдельного фундаментального исследования и иной источниковой базы.
 
Методологическую основу работы нар яду с методами исторической науки, главным образом синхронного метода в выборе источников и при источнико ведческом анализе текстов (с опорой на работы а.с. Ллаврова и Е. Б. Смилянской), составили концепция фасцинации Ю. В. Кнорозова и анализ молитвы Н.Л. Мусхелишвили и Ю. А. Шрейдера. Анализ следственных материалов проводился в том числе с учетом опыта К. Гинзбурга.
 
При анализе материалов мы исходим из ряда гипотез, позволяющих перенести исследование русских сектантов-мистиков в контекст православной традиции (главным образом ее народных форм): 
– христовщина как согласие зарождается в рамках православной традиции (на первом этапе своего существования культура христоверов была связана с монастырями, на территории которых сохранялись явления, искоренявшиеся синодом, в частности почитание юродивых и исцеление кликуш);
– как посмертное, так и прижизненное почитание хлыстовских лидеров не обходимо рассматривать в контексте народной православной культуры: их почитание близко к почитанию местных святых;
– «хлыстовское причастие», или вкушение на собраниях хлеба и кваса, нужно рассматривать не как аль тернативное таинство евхаристии, но как реликт и переосмыс ление церковных практик (в том числе чина о панагии, потребления хлеба, освященного на вечерне, антидора, артоса, а также других неевхаристических трапез) и поминальной традиции (кутья, кануны);
– самосознание первых христоверов было церковно-православным, «сектантская идентичность» формируется во многом благодаря гонениям XVIII и XIX вв.
 
Употребляя в тексте дихотомию «официальное» и «народное» православие, мы имеем в виду не более чем разные формы одной и той же православной культуры, связанные скорее как текст и его интерпретация, закон и его (не)исполнение. Подробный анализ дореволюционных трудов, посвященных христовщине, представлен в работе а.а. Панченко «Христовщина и скопчество: фольклор и традиционная культура русских мистических сект», самом крупном из современных исследований культуры христоверов. из всего корпуса этих трудов наиболее значимыми для нашего исследования можно считать работы В.В. Нечаева, И. А. Чистовича и Г. В. Есипова, вводящие в научный оборот архивные материалы о христоверах.
 
Работа В. В. Нечаева представляет собой аннотированную опись документов, хранящихся в фондах первой и второй следственных комиссий о раскольниках, дополненную вводными замечаниями автора и приложениями, содержащими статистические и топографические данные о христоверах XVIII в., сопоставление аллегорических образов из первого известного сборника молитв с духовными стихами, собранными на столетие позднее, а также публикации отдельных фрагментов допросов христоверов.
 
Cреди работ современных исследователей христовщины и того исторического контекста, в котором возникают и формируются общины христоверов, нужно отметить труды Александра Сергеевича Лаврова, Елены Борисовны Смилянской, Александра Александровича Панченко, прот. Андрея Бермана, Юджина Клэя. Знакомство с этими работами и их авторами определило основное направление представленных в книге исследований. нельзя не отметить также историософскую работу Александра Эткинда, во многом способствовавшую развитию моего интереса к теме русского мистического сектантства. огромная им благодарность.
 
Мне хотелось бы также поблагодарить моих учителей – Николая Витальевича Шабурова, Николая Львовича Мусхелишвили, Алексея Викторовича Юдина, без мудрых советов которых не только данная книга, но и диссертация не были бы написаны.
 
Искренняя благодарность Елене Сергеевне Новик, Евгению Борисовичу Рашковскому, Андрею Борисовичу Морозу, Дмитрию Леонидовичу Спиваку и уже упоминавшимся Александру Александровичу Панченко, Александру Сергеевичу Лаврову и о. Андрею Берману за их отзывы на мои работы (дипломную и диссертационную). Отдельно благодарю Людмилу Геннадьевну Жукову, помогавшую мне на разных этапах моего пути и любезно согласившуюся рецензировать настоящую книгу. Я очень признательна Александру Сергеевичу Агаджаняну за предоставленную возможность ознакомиться с работами Юджина Клэя.
 
Андрею Андреевичу Игнатьеву, Илье Викторовичу Семененко-Басину, Глебу Гарриевичу Ястребову, Александру Геннадьевичу Кравецкому, Анне Иильиничне Шмаиной-Великановой и Петру Георгиевичу Чистякову я очень благодарна за возможность обсудить с ними многие темы, с которыми я сталкивалась на разных этапах работы над сюжетами, посвященными христоверам.
 
Отдельная благодарность Российскому государственному гуманитарному университету, предоставившему необходи
мую базу для проведения исследований и поддерживавшему мои изыскания внутренними грантами. именно здесь, на базе учебно-научного центра изучения религий РГГУ, в 2005 г. мною была защищена кандидатская диссертация «Хлыстовство как культурно-исторический феномен (на материале общин первой половины XVIII века)», составившая основу этой книги.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон