Серков – Русское масонство. 1731—2000 гг. Энциклопедический словарь

Андрей Серков – Русское масонство. 1731—2000 гг. Энциклопедический словарь
Русское масонство неоднократно привлекало внимание историков и публицистов, литературоведов и писателей, философов и журналистов, искусствоведов и «пропагандистов». По самым приблизительным подсчетам о русском масонстве написано более двух тысяч статей, брошюр и книг. Если же включить при подобном подсчете биографии масонов, их собственные сочинения, то библиография русского масонства увеличится в десятки раз.
 
Задача исследователя еще более усложнится, если он начнет изучать многочисленные трактаты по философии, символике, эзотеризму, алхимии и т.п., которые в разной степени оказали влияние на масонство. Например, в крупнейшей масонской библиотеке в Вашингтоне (Верховного Совета Древнего и Принятого Шотландского Устава северной юрисдикции) находится более 60 тысяч книг.
 
Несмотря на теоретическое многообразие информации, любой серьезный исследователь при первом же знакомстве с темой столкнется с большими сложностями из-за отсутствия достоверных сведений. Сложившаяся ситуация объясняется тем, что, к сожалению, многие писавшие о масонстве: — были привержены определенным идеологическим догмам и схемам, ставили перед собой «пропагандистские», а не исследовательские задачи;
 
— при поверхностном ознакомлении с материалом претендовали на обобщение информации; — упрощенно рассматривали масонство как некую единую организацию; — за основу своих теоретических построений брали либо малозначительные для истории масонства, либо мало-достоверные, либо отрывочные по сути факты. Если даже оставить вне рассмотрения сочинения авторов, которые писали о масонстве лишь на основании умозрительных построений, а не источников, все равно число статей и публикаций о русских вольных каменщиках останется довольно значительным.
 
Но не в этом заключается сложность изучения масонства в России. Главное в том, что принципиально важные документы (по разным причинам) оказались вне поля зрения исследователей. Не являясь поклонником «историзирующей истории», «механического труда», признавая необходимость «осмысления», все-таки напомню, что без «установления фактов», без работы в архивах («кладовых фактов») истории не существует.
 
Иными словами, многие пишущие о русском масонстве игнорировали «одну из самых трудных задач для историка» — «собрать документы». Конечно же, о русском масонстве появлялись интересные публикации, научные исследования, но почти отсутствовали итоговые работы6. Первая серьезная попытка обобщить сведения о русском масонстве была предпринята Георгием Владимировичем Вернадским (2.9.1887—12.6.1973). Об этой работе он сам вспоминал: «...Мне предстоял выбор темы для магистерской диссертации...
 

Андрей Серков – Русское масонство. 1731—2000 гг. Энциклопедический словарь

Издательство – «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН) – 1224 с.
Москва – 2001 г.
ISBN 5-8243-0240-5
 

Андрей Серков – Русское масонство. 1731—2000 гг. Энциклопедический словарь

 
Я советовался с отцом, с А.С.Лаппо-Данилевским и с моим гимназическим учителем Яковом Лазаревичем Барсковым. Для меня было счастливым обстоятельством, что я опять встретил Барскова — он был в это время одним из старших научных сотрудников Государственного архива в Петербурге. Главным научным интересом Барскова была история старообрядчества (он сам был старообрядец), но он вообще хорошо был осведомлен о хранящихся в Государственном архиве материалах и XVII и XVIII веков. В числе этих материалов он обнаружил и переписку московских масонов последней четверти XVHI века. Он издал ее в 1915 году. ...Барсков убеждал меня взять темой историю русского масонства при Екатерине II.
 
Он сказал мне, что в Государственном архиве и в рукописном отделе Публичной Библиотеки есть много ценного рукописного материала по масонству, а что в самой Публичной Библиотеке я найду драгоценное собрание книг XVIII века, и русских и иноязычных, которые также будут мне необходимы для разработки темы. Обдумав все, я решил остановиться на теме о масонстве. Я не масон и никогда масоном не был, но меня заинтересовали широкие международные связи русского масонства и возможность исследования его на фоне истории европейской умственной жизни. На эту сторону вопроса обратил мое внимание и мой отец, посоветовавший мне взять эту тему. Одобрил ее и Лаппо-Данилевский, который, как и Барсков, в дальнейшей моей работе оказал мне ценное содействие.
 
Платонов предпочел бы, чтоб я взял темой биографию Шувалова, но все же согласился и на масонство». Дополнительные сведения о выборе темы диссертации содержатся в письме Г.В.Вернадского к А.В.Храбровиц-кому от 30.9.1970. Историк русского масонства XVIII в. писал: «Отец мой интересовался масонством, т.к. он интересовался историей всех умственных течений, а отчасти, конечно, и потому, что, дед (мой прадед) был масоном.
 
Когдато давно отец мне сказал, что его дед описан Писемским в романе «Масоны». ...Действительно, одно из главных действующих лиц в романе, доктор Сверстов, наделен некоторыми чертами характера моего прадеда Василия Ивановича Вернадского». Во время работы над написанием диссертации и переизданием работ о масонстве Л.Н.Пыпина, о чем сам Г.В.Вернадский оставил подробные воспоминания, будущий американский профессор составил исправленный «Хронологический список русских лож», а также «карточный каталог имен всех» русских масонов XVIII и первой четверти XIX в.
 
Издать этот каталог из-за событий в России Г.В.Вернадский не успел. Сам историк писал, что оставил картотеку в рукописном отделении библиотеки Академии наук, однако обнаружить ее не удалось среди доку-метов личных архивных фондов Н.П.Киселева и Г.В.Вернадского. В последнем из указанных архивов сохрани-лись также копии ряда списков масонских лож, например, петербургских лож Коронованного пеликана и Урании. Следует отметить, что каталог имен русских масонов Г.В.Вернадского носит характер черновых записей, не отличается полнотой, а при прочтении имен членов ложи Урании допущено большое количество ошибок, что приводит к определенной путанице при составлении настоящего издания.
 
Совместно с Я.Л.Барсковым Г.В.Вернадский задумывал также опубликовать сочинения С.И.Гамалеи, однако подобному сборнику не суждено было увидеть свет. Помогая Г.В.Вернадскому и работая над подготовкой к публикации ряда сборников сочинений и писем масонов, Я.Л.Барсков (1863—1937) как и его ученик — Г.В.Вернадский, также начал составлять список русских вольных каменщиков, который сохранился в его архиве. Работа над данным списком носила вспомогательный характер, поэтому данные ЯЛ.Барскова о русских масонах в большинстве случаев не представляют самостоятельного интереса. Другим учеником Я.Л.Барскова по 5-й московской гимназии был Николай Петрович Киселев (27.8.1884— 17.4.1965), который с 1912 г. работал в Румянцевском музее.
 
После 1917 г. Н.П.Киселев многое сделал для спасения ценных архивов (в т.ч. Оптиной пустыни) и частных библиотек, руководил общим научным отделом и Отделом редких книг Румянцевского музея, вел серьезную книговедческую работу. В 1918 г. Н.П.Киселев, способствовавший передаче масонских архивов, например, Д.И.Попова, семьи Арсеньевых в Румянцевский музей, начал самостоятельную, независимую от разысканий Г.В.Вернадского, работу по составлению «Словаря русских масонов».
 
Параллельно Н.П.Киселев готовил к публикации многотомное издание «Материалов по истории масонства», для чего скопировал переписку и сочинения всех видных масонов конца XVIII — начала XIX в. Опубликовать свои исследования по истории русского масонства в условиях коммунистического режима Н.П.Киселев не мог, тем не менее, продолжал работу по составлению «Словаря русских масонов». В 1935 г. Н.П.Киселев начал систематизировать разрозненные записи для «Словаря» — в единый том (буквы А—В) свел собранные им сведения.
 
Затем работа из-за невозможности заниматься научными исследованиями была прервана. В 1942 г. Н.П.Киселев был арестован и до 1955 г. находился в заключении и ссылке. По освобождении Н.П.Киселев, как и прежде, вынужденно должен был отказаться от активной научной работы и занимался составлением указателей к многотомной «Истории русского искусства». При составлении указателей Н.П.Киселев вернулся к своей картотеке масонов и значительно пополнил сведения о биографиях художников — вольных каменщиков.
 
Таким образом, окончательный вариант «Словаря русских масонов» Н.П.Киселева был составлен лишь для первых трех букв алфавита, остальные же записи сохранились в виде разрозненных записей — карточек. Особое вни-мание Н.П.Киселев уделял биографиям масонов, которые одновременно были священниками, художниками, розенкрейцерами; подобные биографии были выделены Н.П.Киселевым в отдельные картотеки.
 
При работе над «Словарем» Н.П.Киселев просмотрел значительную часть масонских архивных фондов Румянцевского музея, сделал выписки из редких «Месяцесловов» («Адрес-календарей») XVIII в., однако работа была далека от завершения. Например, даже масонский архив и собрание Арсеньевых были не полностью изучены бывшим секретарем издательства «Мусагет». Тем не менее, труд Н.П.Киселева был огромным шагом вперед по сравнению с аналогичной работой Г.В.Вернадского, т.к. впервые были изучены архивные источники по истории русского масонства начала XIX в., а биографии вольных каменщиков этого времени включены в «Словарь масонов».
 
Почти одновременно со «Словарем» Н.П.Киселева работу по составлению аналогичного биографического справочника в эмиграции вела Татьяна Алексеевна Бакунина (4.2.1904 — 1.7.1995), дочь А.И.Бакунина и жена МЛ Осоргина, которая была главным руководителем автора этих строк при составлении «Энциклопедического словаря». Историю своей работы над биографиями русских вольных каменщиков Т.А.Осоргина изложила в ряде писем и бесед со мной. Она писала: «На тему о масонстве я наткнулась почти случайно, а не от Кизеветтера. Он, наоборот, не захотел включить в магистерскую программу, которую для меня составил, изучение масонства (не идеи были для этого нужны, а факты). МЛ Осоргин как-то купил у русского букиниста книгу Тиры Соколовской, так как на обложке увидал имя своего племянника, ее бывшего владельца.
 
Я стала ее читать и была поражена обилием известных имен тех лиц, которые были членами лож в XIX веке. М.А. посоветовал их отметить. С этого дело и пошло». При работе над «Словарем» Т.А.Осоргина просмотрела большинство дореволюционных изданий, где встречались публикации о масонстве, благодаря чему смогла включить в свою работу имена 3267 российских вольных каменщиков.К 1940 г. книга Т.А.Бакуниной (Осоргиной) была завершена18, но увидеть ее довелось немногим. Как писала сама ТАБакунина, «первый тираж Словаря... был уничтожен в конце войны, но не немцами, а бельгийцами. Издатель не успел заплатить типографу за работу (должен бьы спешно уехать), а типограф провинился своей работой на немцев и, после разбора его дела, весь его склад был уничтожен.
 
Только небольшое число экземпляров Словаря было доставлено в Университет». Лишь через 27 лет, «фотографически», практически без исправлений, удалось издать книгу Т.А.Бакуниной. Сама автор прекрасно осознавала, что труд, в «ее жизни занявший семь лет», не ставит точку в изучении масонства. В частности Т.А.Осоргина писала: «...Я пользовалась только печатными источниками с прибавлением очень небольшого количества французских списков Вел. Востока. Я знала отлично, что это не все, но на большее рассчитывать не могла... Когда подойдете к началу XX века, будьте осторожны. Все данные, которые приводит Берберова, нужно проверить десять раз, прежде, чем убедиться, что они правильны. Она ничего не поняла, ...я с ней даже не кланяюсь».
 
Упомянутое Т.А.Осоргиной сочинение Н.Н.Берберовой, действительно, нельзя считать не только источником, но даже подобием труда, имеющего отношение к истории. Настоящая вступительная статья не ставит перед собой задачу историографического обзора, поэтому достаточно интересные и важные работы, например, ПЛБурышкина, В.И.Старцева, Т.О.Соколовской, Л.Б.Хасса и многих других, оказались вне рассмотрения в ней. Таким образом, попытки составить справочник по истории русского масонства предпринимались Г.В.Вернадским, ЯЛ.Барсковым, Н.П.Киселевым и Т.А.Бакуниной. Без трудов этих историков появление настоящего «Словря» было бы невозможным.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat magistr