Шмонин - О философии, богословии и образовании

Шмонин Дмитрий - О философии, богословии и образовании
«Что общего между философом и христианином? Между учеником Греции и учеником Неба? Между искателем истины и искателем вечной жизни?» Такими вопросами задавался в конце II века Тертуллиан. Следует ли искать просвещения, рационального познания мира для обретения вечной жизни?
 
Среднестатистический современный человек, относящий себя к европейской культуре, жаждет не спасения, но личного счастья и комфортной жизни в благополучном обществе. Однако и эта цель — гораздо более приземленная, нежели спасение, — рождает свою дилемму: образование или оболванивание, и если образование, то какое?
 
Непрерывная череда реформ и модернизаций образования, которые идут в нашей стране, — частный случай общемировой беды. Мы не заметили, как образование из процесса формирования человека, его внутреннего преображения через открытие в себе образа Божьего, превратилось в глобально-сетевое явление, в котором существуют и взаимодействуют субъекты и объекты, оказывающие, потребляющие образовательные услуги или обеспечивающие эти процессы потребления. В этом пространстве услуг действуют «образовательные стандарты», «инновационные концепции и модели», «модули», «основные образовательные программы», «компетентностные подходы», «педагогические технологии», «критериальные показатели эффективности». Образование трансформировалось в непрерывное повышение квалификации, lifelong learning, а общую деградацию средней и высшей школы призвана скрыть многоликая «инноватика». 
 

Шмонин Дмитрий - О философии, богословии и образовании

СПб.: Издательство РХГА, 2016. 207 с.
ISBN 978-5-88812-788-9
 

Шмонин Дмитрий - О философии, богословии и образовании - Содержание

Предисловие
 
I. Философия и богословие образования
  • Богословие в образовании
  • Религиозное образование и образовательные парадигмы
  • Богословие образования: контекстный поиск
  • Философия, теология и ценностно-смысловая сфера в образовании
II. Образовательные парадигмы: историко-богословский контекст
  • Античные и иудейские религиозно-педагогические компоненты в формировании христианской образовательной парадигмы
  • Схоластика как философия образования
  • Религия и просвещение: становление новоевропейской образовательной парадигмы
  • Просвещение в России: «вопросы философии»
  • Богословское образование в России: от «поучений книжных» к современной парадигме
III. Богословие и образование (актуальные интервью)
  • О «богословиях родительного падежа» и богословском образовании
  • «Нельзя сдавать позиции» (О богословии образования и образовательной политике)
  • О теологии и педагогике
ABSTRACTS
 
Библиография основных работ Д. В. Шмонина
 

Шмонин Дмитрий - О философии, богословии и образовании - О теологии и педагогике

 
Гость студии Дмитрий Викторович Шмонин, доктор философских наук, профессор Русской христианской гуманитарной академии (Санкт-Петербург). Ведущая Светлана Ладина.
 
— У нас в гостях проректор по научной работе Русской христианской гуманитарной академии, заведующий кафедрой педагогики и теории образования общецерковной аспирантуры и докторантуры доктор философских наук Дмитрий Викторович Шмонин.
 
Дмитрий Викторович, позвольте приветствовать Вас в студии телеканала «Союз» в Екатеринбурге. Сами Вы из Санкт-Петербурга и, в принципе, тоже можете стать гостем нашей студии, только уже в Городе на Неве, мы будем этому рады.
 
Дмитрий Викторович, теология стала научной специальностью. Собственно по факту, наверное, она всегда таковой являласьу но сейчас государство это признало. Какие плюсы и какиег может бытьУ подводные камни есть в этом факте?
 
 
— Вы правы: действительно, 25 сентября президиум Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки утвердил паспорт научной специальности «Теология», и эта пирамида, которая выстраивалась на протяжении 20 лет (бакалавриат теологии, магистратура теологии), выстроена. Теперь и уровень аспирантуры и докторантуры достроен. Однако надо сказать, что это еще строительство нулевого цикла, по большому счету, теперь предстоит огромная работа. Спасибо 
высшей церковной власти, первому лицу государства за то, что они внимательно следили и всячески помогали этой деятельности и большой работе по включению такой научной специальности в перечень. Но теперь предстоит формировать диссертационные советы, готовить специалистов для того, чтобы теология действительно стала одной из предметных областей, а не просто дисциплиной нашей науки.
 
 
— Дмитрий Викторович, признание теологии наукой может помочь некоему одухотворению школьного и высшего образования, которое, говорят, находится в состоянии коллапса?
 
— Я бы сказал, что богословие в принципе не нуждается в том, чтобы его признавали чем-то. Задолго до многих других наук, которые признаны, богословие было, и оно никуда не денется. Это мудрость, обширная сфера интеллектуального и духовного труда многих людей на протяжении столетий, даже тысячелетий. Если же говорить о том, как это может помочь высшей и средней школе, я думаю, может помочь, если мы правильно оценим перспективы и возможности богословия, правильно сформулируем задачи. Ведь у нас всегда (если мы вспомним советское время, не так давно завершившееся и еще живущее в нас так или иначе) существовала идеологическая поддержка образовательного процесса. Учителя имели такую поддержку — это была марксистско-ленинская философия.
 
В 90-е годы наступил плюрализм мнений, оценок, можно было делать все, что считаешь нужным (я сам в это время работал в школе), это был очень интересный период. Но учителям нужна помощь, методическая поддержка. Когда источников много, когда они все небесспорны и большинство из них имеет авторский подход, учителю достаточно сложно работать. Православное богословие образования — это тот проект, который уже несколько лет реализуется совместно с Общецерковной аспирантурой и докторантурой. Его возглавляет митрополит Волоколамский Иларион. По благословению владыки Илариона на базе нашей Русской христианской гуманитарной академии организована кафедра педагогики и теории образования, которая как раз призвана заполнить те теоретические пустоты, которые могли бы помочь учителю в его работе.
 
— Мне кажется, педагоги сегодня нуждаются не только в методической помощи, но и в том, чтобы кто-то их вдохновлял, хвалил, любил и уважал. В советский период это все было по умолчанию. Когда мы учились, была некая сакральность фигуры учителя. Слоган «первая учительница — вторая мама» родом оттуда, а, к сожалению, сейчас это ушло и мы видим, что учитель — это человеку который предоставляет ребенку образовательные услуги. То есть, нет уже никакой сакральности, никакоготрепета, а есть такие отношения: товар — деньги. Педагоги получают такие установки, что они не должны воспитывать, а только образовыватьУ причем образовывать — это уже не от слова образ и тем более не от образа Божия. Я даже не знаю, как можно сформулировать деликатнее то, что сейчас происходит с образованием.
 
— Вы знаете, я думаю, что ситуация в обществе меняется, и взгляд на учителя и школу меняется в лучшую сторону. Я бы сказал, меняется в обществе, к счастью, быстрее; и меняется в органах образования, к несчастью, медленнее, так как там продолжают жить бюрократические и экономические установки. Как Вы правильно сказали, такие установки: «товар — деньги», «образовательные услуги — деньги». В результате учитель был вытеснен на периферию как личность, он перестал всех интересовать и стал продавцом образовательных услуг. Но вспомним, что на протяжении всей истории человечества учитель — это центральная фигура. Сакральная или нет, но это стержень образования, и вокруг учителя формировались школы. Вспомним Сократа, Платона и его академию. Учитель — это центральная фигура в образовательном процессе, и без этого никак. Я не призываю сейчас принять закон о том, что учитель — это центральная фигура, но мне кажется, что наше общество уже созрело для понимания этого, и родители понимают это, и дети тянутся к хорошим учителям. Осталось только, чтобы образовательный менеджмент, от высшего до районного, перестал видеть в учителе только собирателя портфолио, баллов для аттестации, переаттестации, повышения категории и прочего, но для этого нужно приложить усилия. Я думаю, богословский подход, который нравственно ориентирует учителя, может сыграть свою роль в этом.
 
— Как раз давайте поговорим об одном из курсов, который Вы читаете: «Нравственно ориентированная педаго
гика». Мне всегда казалось, что педагогика по умолчанию нравственно ориентирована, но ведь почему-то пришлось акцентировать внимание именно на таком свойстве?
 
— Именно потому, что бездуховная педагогика невозможна, мы вынуждены сейчас постоянно повторять и напоминать об этом, ориентировать наших учителей на те образцы, которые помогли бы им вернуться в это поле. Хотелось бы привести цитату нашего замечательного русского педагога, богослова отца Василия Зеньковского (цитата будет не очень точная, передо мной нет книги, но я сейчас ее вспомнил). Он говорит о том, что христианская педагогика должна вернуться, и мы ждем, что наступит время христианской педагогики, потому что это та педагогика, которая помогает решить главную проблему в образовании. То есть, чтобы человек открывал в себе через образование не собственный образ, на что нас ориентирует «гуманистическая педагогика», а открывал в себе образ Божий— смотрел гораздо выше, чем тот потребительский окружающий мир, в котором мы пребываем, в котором мы, как говорил Маяковский, «совершаем поступки». Поступки нужно совершать, ориентируясь не только на сиюминутные потребности, но и имея в виду перспективу вечной жизни. Вот это задача образования, и если мы поможем это осознать учителям и родителям, то тогда у нас есть, мне кажется, неплохие перспективы.
 
— Приведенная Вами цитата перекликается с теми словами, которые в этой же студии сказал Ваш коллега Дмитрий Кириллович Богатырев, когда рассказывал о задачах Русской христианской гуманитарной академии: «Не просто дать человеку образование, которое помогает ему обрести профессию, но которое помогает обрести смысл жизни». То есть ваше учебное заведение нацелено так высоко?
 
— Да, я смотрел эту передачу, ректор Русской христианской гуманитарной академии в вашей студии сказал такие слова, и я с ними согласен. Если бы я с ними был не согласен, я бы не работал в этом авторском вузе. Действительно, обретение смысла жизни — это дело человека, но мы должны ему в этом помочь. Открытие образа Божиего в самом человеке, как мне кажется, это и есть главный смысл педагогики и образования. Мне кажется, самый важный педагогический праздник — это Преображение Господне, когда мы видим, как происходит ка
чественное изменение. Образование — это не просто наполнение знаниями, умениями и навыками, это возможность для человека осознать свою цель. Все остальное необходимо, но недостаточно, это средства, а главное — преображение. Мы, как верующие люди, можем добавить к такой идеальной, перфекционистской перспективе богоуподобление.
 
— Дмитрий Викторович, спасибо Вам огромное! Я очень надеюсь, что наш разговор был неким вдохновением и утешением для тех педагогов, которые придерживаются основ нравственно ориентированной педагогики, пусть даже неосознанно, просто они иначе не умеют. Дай Бог, чтобы они держались до последнего. И будем надеяться, что перспективы действительно светлы.
 
— Без таких учителей образование быть не может. Спасибо!
 
— Спасибо Вам! Друзья, эфир телеканала «Союз» продолжается. Оставайтесь с нами сегодня и всегда!
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон