Шохин - Философская теология

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Владимир Кириллович Шохин – Философская теология: дизайнерские фасеты
Термин философская теология, казалось бы самым естественным образом маркирующий изначальные связи философии и теологии, восходящие уже едва ли не к первому философу в истории Ксенофану Колофонскому (VII–VI вв. до н. э.), прокладывал себе путь неспешно и с большими перерывами. Прообраз его уже вполне обозначился к I в. до н. э., когда великий энциклопедист античного знания Марк Теренций Варрон, разделив общий род теологии (как «теории, дающей разъяснения о богах») на три вида, второй из которых, соответствовавший природно психологическому истолкованию древних мифов, он прямо назвал его «имеющим употребление у философов».
 
Прошло около полутора тысячелетий, и Фома Аквинский (XIII в.) обмолвился (в комментарии к трактату Боэция «О Троице») о том, что theologia philosophica есть наука, изучающая Бога средствами естественного разума (в противоположность другой, делающей это с опорой на Писание), но этот термин в указанном им значении был затем полностью вытеснен другим – theologia naturalis. В XVII в., среди множества учебников по метафизике в немецкой университетской философии было напечатано и сочинение лютеранского профессора Килиана Рудрауффа (из Гисена) под названием “Philosophia theologica” (1669), где метафизика позиционировалась приблизительно как «служанка теологии», но существование произведения с этим названием никто, до архивариусов «школьной философии» в XX в., не заметил.
 
Незамеченной осталась «философская теология» в качестве первого раздела в системе богословских дисциплин и Фридриха Шлейермахера (1811). Ссылаться стали только на трехтомник под названием «Философская теология» (1928–1930) английского теолога Фридерика Теннанта, но и его забыли бы, если бы этот термин не «раскрутили» четверть века спустя. Этим он был обязан («хитрость мирового разума»!) тогдашним начинавшим только «набирать обороты» атеистам Энтони Флю (ставшим под конец жизни философским теистом) и Аласдеру Макинтайру (ставшим лет через тридцать католиком), издавшим сборник статей «Новые эссе по философской теологии» (1955).
 
Окончательно же термин и, главное, соответствующая система познаний, были востребованы лишь в 1990–2000-е, когда осуществился уже третий по счету отход «платонического» направления аналитической философии от стереотипов позитивизма. Событиями вéховыми стали в первую очередь монография Стивена Коллинза «Христианская философская теология» (2006), во вторую (не только по хронологии, но и по значимости) – «Оксфордское руководство по философской теологии» Т. Флинта и М. Рея (2009). Но только совсем-совсем недавно аналитические теологи стали осмыслять место философской теологии среди других философских и теологических дисциплин.
 

Владимир Кириллович Шохин – Философская теология: дизайнерские фасеты

Рос. акад. наук, Ин-т философии.
М. : ИФРАН, 2016. – 147 с.
ISBN 978-5-9540-0301-7
 

Владимир Кириллович Шохин – Философская теология: дизайнерские фасеты – Содержание

  • Философия религии и разновидности рациональной теологии
  • Философский теизм Уддйотакары
  • Обоснования существования Бога: к пересмотру некоторых устоявшихся стереотипов
  • Новейшая попытка опровержения существования Бога и приобретения теизма
  • Философская теология и библейская герменевтика: дискурс о постструктуралистском вызове
  • Какая философия-об-откровении предпочтительнее для библейской теологической экзегезы? К открытию дискуссии

Владимир Кириллович Шохин – Философская теология: дизайнерские фасеты – Философия религии и разновидности рациональной теологии

 
Философская теология рассматривается (как нечто само собой разумеющееся) в качестве одной из частей более общей дисциплины – философии религии. Далее, принимается широко распространенный взгляд, согласно которому ее возрождение (в рамках возрождения философии религии в целом) можно соотнести с изданием составившей веху антологии А. Макинтайра и Э. Флю «Новые эссе по философской теологии» (1955). Само же возрождение философии религии в целом и философской теологии в частности, которое осуществилось в середине ХХ в., связывается с тремя факторами (здесь составители «Оксфордского руководства» ссылаются на Н. Уолтерсторфа): кризис логического эмпиризма, разочарование в попытках эпистемологического фундаментализма ограничить возможности человеческого познания и расцвет мета- эпистемологии, выразившийся в отвержении самого эпистемологического фундаментализма. Два десятилетия назад в философии религии (которая включает в себя, не забудем, и философскую теологию) обозначился, однако, новый поворот, суть которого состояла в том, что постепенно интерес от философского анализа обще теистических верований и «притязаний» начал смещаться в сторону Божественных атрибутов, основных христианских догматов (о Троице, Боговоплощении, Искуплении) и к проблеме соотношения Откровения и богодуховенности.
 
Свою задачу Флинт и Рей как составители руководства и видят в подробном развитии только что обозначенных тем. При этом они координируют свой проект с некоторыми другими, например с недавно вышедшим «Оксфордским руководством по философии религии» (2005), составленным Ульямом Уэйнрайтом (также монументальный компендиум в 560 страниц), где, например, проблеме зла и теодицеи уделено очень скромное внимание, в то время как в их издании (с целью восполнения) – целых три главы. Указание на этот текст помогает понять, как представляется, и ту особенность содержания издания Флинта и Рея, которую они не посчитали нужным (по моему мнению, необоснованно) объяснить. Я имею в виду отмеченное выше игнорирование такого базового традиционного предмета философии в связи с теологией, как аргументы в пользу существования Бога. Им посвящены две солидные главы в руководстве по философии религии, а потому, при указанном «самоочевидном» допущении, будто философская теология составляет конкретизацию философии религии, в книге 2009 года их, вероятно, и сочли уместным опустить.
 
Но это – не единственное в руководстве из того, что нуждается в домысливании. Другое – отмеченное уже включение нехристианских традиций в рамки философской теологии. Само по себе оно есть несомненная находка. Но в издании нет никакого комментария по поводу этого нововведения (прежде всего, по поводу того общего рода философской теологии, к которому региональные версии должны относиться как виды). Нет и объяснения принципов селекции, почему, например, конфуцианство, теистические (а потому и теологические) черты которого по меньшей мере проблематичны, сюда включено, а индийская философско-теистическая традиция ишваравады («учение о Боге»), которая снабжает нас и аргументами в пользу существования Бога, и обсуждением Божественных атрибутов, и даже различными версиями теодицеи, полностью опущена.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.3 (3 votes)
Аватар пользователя andrua