Шпайр - Тайна смерти

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Шпайр Адриенн фон - Тайна смерти
Современное богословие
При творении Бог поставил человека владетелем и властителем благого мира. Бог распространил в пространстве вещи, над которыми властвовал человек, и Бог создал временную продолжительность, которая делает возможным владение вещами. Но человек отвернулся от Бога и тем самым полностью изменил свое отношение к сотворенному. Бог отнял первоначальное пространство у человека, изгнав его из рая; Он также забрал первоначальное время у человека, подвергнув его страданиям, тяжкому труду, смерти.
 
Теперь, когда в человеке просыпается сознание, он обнаруживает, что вещи у него отняты и время истекает. Если он стремится следовать Божьему слову и жить по вере, он понимает, что эти лишения и разделение наложены на него как наказание, которое, однако, человек может принять в духе послушания. Он может стать неимущим ради служения Богу, ради своего искупления, вплоть до готовности принять смерть.
 
Обладание и невинность в жизни сочетаются друг с другом точно так же, как отказ от обладания - с бренностью, смертью и существованием в состоянии первородного греха. Бог положил начало в раю; пребывая в раю, Он встречал человека в его первоначальном состоянии, в первоначальное время, исконное время, которое никогда не истекало. День проходил, а число оставшихся дней не уменьшалось. Опыт становился на один день богаче, а жизнь не становилась на день беднее. За каждым днем восходил новый день, но это не приводило к конечности и скоротечности времени. Будущее оставалось открытым пространством.
 

Шпайр Адриенн фон - Тайна смерти

Пер. с нем. (Серия «Современное богословие»)
М.: Издательство ББИ, 2018. 91 с.
ISBN 978-5-89647-369-5

Шпайр Адриенн фон - Тайна смерти - Содержание

  • I. Смерть как наказание и конец
  • II. Смерть как судьба
  • III. Предвидение смерти
  • IV. Смерть в Ветхом Завете
  • V. Смерть как деяние Бога
  • VI. Смерть, где твое жало?
  • VII. Я есть воскресение и жизнь
  • VIII. Смерть и Церковь
  • IX. Смерть и святые
  • X. Помазание на смерть
  • XI. Смерть Марии

Шпайр Адриенн фон - Тайна смерти - Смерть, где твое жало?

 
Смерть сохраняет свой наказующий характер вплоть до конца этого мира. В ее зеркале человек узнает, насколько он искажен и греховен. Именно в наказующем характере смерти человек должен увидеть заботливое попечение о нем Отца. Тот же самый Отец, Творец и Господь Ветхого Завета, установивший смерть, попустил ее и в Новом Завете. Бог не отказывается от своих прав Творца и Владыки. Ими объясняются все меры, которые Он прилагает к человеку. Жало смерти - существование наказания. Однако, как и наше грешное бытие изменяется с приходом Сына, так же изменяется и наказующий характер смерти. С того момента, когда Сын предает себя в жертву ради нас, тогда не только человечество в целом, но и каждая отдельная личность, со всей своей судьбой и смертью объемлется этой жертвой. Сын пришел не для того, чтобы отменить деяния и меры Отца, а для того, чтобы оправдать их из троичной любви.
 
Когда Он, как последняя жертва, приносит Отцу свою жизнь ради грешников и умирает крестной смертью, то очевидным становится, что Он совершает эту жертву и умирает из любви, по которой он предает себя в жертву Отцу. Ему по нраву деяние, совершенное Им на кресте, потому что это деяние, возвращающее мир Отцу. Крест - последнее деяние Его творческой любви, высшее из того, что она способна воплотить. И даже если все это будет куплено ценой неимоверных страданий, тем не менее между смертью и воскресением, любовью к Отцу и любовью к человеку, радостью вочеловечения и горечью умирания будет сохранено единство. Таким образом, для нас становится возможным двойное понимание смерти: мы видим себя, грешников, умирающими, наказанными смертью за то, что мы согрешили. Но в то же время мы вправе знать, что наше умирание сокрыто в смерти Сына, причастно к деянию Его смерти и по этой причине наше умирание вместе с Ним приводит к воскресению и поэтому вся горечь Его становится блаженством. Однако горечь не тождественна блаженству и не тает вместе с ним. Есть два способа рассмотрения, соответствующие двум опытам, которые должен пережить каждый человек.
 
Даже если верующий умирает тяжелейшей смертью, если он не получает во время своего умирания утешение, он не вправе сказать, что вера никогда не приносила ему утешения в отношении его смерти. Тот же, кто умирает легкой, возможно, даже неосознанной смертью, имеет еще меньше прав утверждать что-то подобное, потому что он никогда не был охвачен полным дурных предчувствий беспокойством при мысли о своей кончине. Деяние Сына по отношению к смерти основывается на деянии Отца - оно не отменяет его и не сливается с ним. Горечь наказания должно рассматривать и переживать отдельно от радости воскресения. Сын пришел не для того, чтобы подарить нам жизнь в вере, которая с самого начала была бы свободна от всех трудностей и сомнений и имела бы вид неразумного счастья, уклоняющегося от всего трудного и наполненного страданиями. Такая жизнь не была бы следованием за Христом.
 
Все христианские таинства несут на себе этот двойственный аспект смерти - их невозможно стилизовать под какую-либо одностороннюю истину. Они настолько являются выражением прожитой жизни Сына, что содержат элементы как его жертвы, так и радости, с которой Он ее приносит. Подобное распространяется и на заупокойную службу: скорбящие, которые едва ли могут избыть тяжесть утраты, все-таки знают о том, что умерший находится в руках Господа, разделяет судьбу детей Божьих, которую не могут перечеркнуть даже все превратности этого мира. И если мы попытаемся применить к нашей вере образ смерти, который был сообщен нам св. Павлом, то и тогда мы обнаружим этот двойственный аспект: согласно апостолу Павлу, смерть подобна битве между смертным человеком и небом. Результат битвы - победа неба. Сама же битва является развертывающимся событием с различными фазами, которые не позволяют ничего решить о нем, так как человек фактически является соратником по борьбе своей собственной смерти.
 
Иначе говоря, человек должен накопить «заслуги» перед лицом своей смерти. Речь идет не только о том, чтобы творить добро с целью понравиться Богу, но и о том - и в этом смысл сказанного Павлом, - чтобы предстать перед Богом верным воином и, в конце концов, выстоять в битве с самим собой и прийти к Богу по благодати (воскресения Господа) и по делам пробивающегося к Богу грешника (который принимает смерть как наказание). Христианина не должны удивлять ни смерть, ни мысль о ней, потому что его жизнь - деятельная подготовка к смерти. Своим успехом христианин обязан благодати, поскольку он не мог бы бороться, если бы Христос, Воскресший, не жил в нем. Смерть Господа есть то, что помогает человеку умереть христианской кончиной, христианин настолько укоренен в смерти Бога, что может «восполнить недостаток в плоти своей скорбей Христовых».
 
Жало смерти заключено в грехе. До тех пор, пока существуют грешники, связь между грехом и наказанием не будет упразднена. Но тут же стоит сказать, что тем временем Бог противостоит грешникам. Наказание есть первая ступенька к освящению, достигаемому смертью Господа. Каждая смерть грешника указывает на смерть Господа и преодолевается в ней. Тайна общности святых в Церкви имеет свой эквивалент в этой communio всех смертей грешников в Господе. В действительности никто не умирает своей собственной смертью, потому что смерть, которою должны умереть, поглощена смертью Господа и потому что благодаря содействию Отца, Сына и Духа Церковь управляется со смертью, что связано с управлением молитвами. Всякий, кто может созерцать себя укрытым в Господе, в Его кресте и смерти, кто причастен Его воскресению, ведает и о каждом своем брате, здесь и сейчас присутствующем в том же самом Боге.
 
В Боге нет никакого смешения, но есть живой обмен, так что умирая за нас всех Он может дать каждому отдельному человеку такую смерть, в которой нуждается Церковь именно сейчас. И благодаря этому, если мы пытаемся жить ради Церкви, мы можем быть уверенными, что мы также сможем умереть за нее. Однако не в смысле героического акта, не в смысле реализации того, что нам было задано, но также без недооценки и не по самоуправному выбору, но изнутри самой нашей избранности, нашей готовности к служению, которая, возможно, в смерти получит осуществление, в котором ей было отказано при жизни. При этом мы не можем желать, чтобы жало смерти, то есть воздействие греха в смерти, эмпирически исчезло из нашей смерти. Мы, конечно, можем сказать: Господь умер за меня, благодаря исповеди Он отпустил мне грехи. Однако это отпущение грехов Он даровал и другим, и последняя задача нашей веры - отказ не только от всяческой исключительности, но и от персональных преимуществ. Как монах, который предает свою плодовитось в лоно Церкви, и как монахиня, которая должна стать матерью для несчетного количества сирот, так можем и мы скрыть в анонимности служения Церкви то, что является последним, самым личным из того, что наша смерть может значить для человечества и на подобный манер уступить своей смерти.
 
Вся плодотворность земной жизни Господа была сконцентрирована на кресте и поскольку Его вочеловечение означало установление общности с нами, то и мы должны вместе с Ним внутри Церкви сосредоточить нашу христианскую волю и надежду на Его кресте, что лично для нас значит следующее: в своем умирании, каким бы оно ни было, созерцать глубинную слитность нашей жертвы с Богом. Так же, как монахи отказываются распоряжаться результатами своего труда и определять собственную цель, так следует поступать и нам в отношении нашей смерти - не умирать своей смертью, но умирать той смертью, которая дана нам Господом через церковь. Жало смерти - пережитой смерти - можно сравнить с жалом труда: в своей глубине оно нас не задевает, потому что с христианской точки зрения оно принадлежит к тайнам Бога.
 
Наша смерть приобретает лицо, которое дает ему Бог, также и наша деятельность, если мы выбрали следование за Христом, приобретает облик, который определяет Бог. Отказ от персональной смерти, смерти предугаданной и мнимо подчиненной, есть лишь эквивалент отказа от жизни, выстраиваемой нами по собственному разумению.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон