Символ № 67 - 2016 - Машкин - Система философии

Символ № 67 - 2016 - Машкин - Система философии
Настоящее издание впервые знакомит читателя с религиозно-философским трудом архимандрита Серапиона (Владимира Михайловича Машкина, 1854–1905) – ученого-математика, философа и богослова, который стал известен лишь после своей смерти и только благодаря одному человеку, увидевшему в его трудах и в самом направлении его мысли нечто сродное своим собственным поискам. И лишь поскольку сам этот человек в ХХ веке приобрел всемирную славу, постольку и имя архимандрита Машкина оказалось периодически упоминаемым в литературе, сначала в России, а затем и за ее пределами.
 
Одним упоминанием, впрочем, все, как правило, и ограничивалось, так как никакого научного исследования в данном случае провести возможным не представлялось: сведения о Машкине и его творческом наследии исходили только из одного источника и представляли собой, по большому счету, лишь определенные утверждения и выводы без существенного фактического материала, их подтверждающего. Ситуация усугублялась еще и тем, что сам этот источник в одном из отзывов был взят под подозрение не только в своей богословской доброкачественности, но и в своей научной добросовестности. Речь, конечно, идет о священнике Павле Флоренском, который предполагал сделать наследие о. Серапиона Машкина всеобщим достоянием, но так и не успел при жизни этот замысел осуществить.
 

Символ № 67 - 2016 - Машкин - Система философии

Научное издание Института св. Фомы
Научный редактор Николай Мусхелишвили
ISSN 0222–1292
675 стр.
 

Символ № 67 - 2016 - Машкин - Система философии - Содержание

От редакционной коллегии
Николай Павлюченков. Архимандрит Серапион (Машкин) и его «Система Философии»
Аархимандрит Серапион (Машкин) Система философии: Опыт научного синтеза. В двух частях.  
ЧАСТЬ I.
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
Комментарии (Николай Павлюченков)
 

Символ № 67 - 2016 - Машкин - Система философии - От редакционной коллегии

 
В этом ноиере журнала "Символ" публикуется сочинение "Система философии: Опыт научного синтеза",принадлежащее перу архимандрита Серапиона (Машкина, 1854–1905). С выпуском в свет этого труда завершается более чем вековой период очень своеобразного, полулегендарного существования Машкина и его творчества в истории русской философии. Его сочинения практически не публиковались, но тем не менее с его именем прочно соединялась слава глубокого мыслителя, оказавшего огромное влияние на творчество о. Павла Флоренского. Об этом влиянии решительно заявлял сам Флоренский. В 1906 г. он посвятил архимандриту Серапиону большую публикацию «“К почести вышнего звания” (Черты характера архимандрита Серапиона Машкина)» и несколько позднее снова писал о нем в книге «Столп и утверждение истины» (1914). В дальнейшем, высочайшие оценки Флоренского в сочетании с полным отсутствием самих текстов Машкина давали пищу для множества гипотез и толков, вплоть до версии о том, что архимандрит Серапион – вообще не существовавшая фигура, вымышленная самим о. Павлом. Наша публикация не оставляет более места для произвольных гаданий и наконец делает творчество оригинального русского философа-самодума доступным для полноценного научного изучения.
 
Публикации сочинения архимандрита Серапиона мы хотели бы предпослать два замечания отца Павла Флоренского. Первое – из его вышеупомянутой работы 1906 г., помещенной в 1-м выпуске сборника «Вопросы религии» (М, 1906 г, стр. 143–173). Здесь он пишет:
 
Владимир Михайлович Машкин происходил от состоятельной дворянской семьи из Курской губернии и родился в 1855 году. Получив сначала домашнее образование, он был затем в Мичманской школе, где познакомился с математикой. По увольнении от флотской службы в чине мичмана (25 июня 1876 г.), Владимир Михайлович поступил вольнослушателем на естественный факультет С.-Петербургского Университета и, пройдя там курс, – в 1884 г. в число послушников Афонского Пантелеймонова монастыря. Там он прожил 6 лет под руководством старцев (Макария, а сперва Иеронима). Но затем его духовный водитель направил его в Россию, предрекая там какую-то миссию. По указу Св. Синода за № 3509 27 августа 1892 г. Владимир Михайлович получил разрешение на слушание лекций Московской Духовной Академии в качестве стороннего слушателя. 10 октября 1892 г. он был пострижен (вместе с другим моряком – Μ. Ф. Алексеевым, ныне еп. Михеем) в монашество ректором Академии архимандритом Антонием (Храповицким), ныне архиепископом Волынским. При этом Владимир Михайлович получил монашеское имя Серапиона» Интересное «Слово при пострижении вольнослушателей Московской Духовной Академии Μ. Ф. Алексеева и В. М. Машкина» архиеп. Антония, как нередко у данного автора, метко схватывающее некоторые черты новопостригаемых, было напечатано в «Церковн. Ведом.» 1892 г. № 43 и затем вошло в «Полное собрание сочинений». Т. I. Казань. 1900. Еп. Антония. (Стр. 229–232.)
 
18 октября 1892 г., через 8 дней после пострига, инок Серапион был рукоположен в иеродиакона, а 17 мая 1893 г. – в иеромонаха. Советом Академии он был удостоен степени кандидата богословия и 19 июня 1896 г. утвержден в этой степени митрополитом московским Сергием. 17 августа 1896 года указом Св. Синода за № 3952 был назначен на должность помощника смотрителя Перервинского духовного училища. В 1896 г. по представлении смотрителя училища награжден набедренником. 8 апреля 1897 года указом Св. Синода за № 1815 перемещен на должность смотрителя Заиконоспасского духовного училища. 20 декабря 1897 г. указом Св. Синода за №7071 перемещен на должность настоятеля Знаменского монастыря с увольнением от духовно-учебной службы.
 
9 января 1898 г. возведен в сан архимандрита. 17 июня 1900 г. указом Св. Синода за № 4049 уволен от должности настоятеля Знаменского монастыря с причислением к братству Волоколамского Иосифова монастыря (27 июня 1900 г.). По указу Калужской духовной консистории за № 7549 помещен на покой в Оптину Пустынь. Из Оптиной Пустыни о. Серапион, с целью отдохнуть от умственных занятий и излечить «тяжелую форму неврастении», вызванную «сильным умственным переутомлением» (по свидетельству пользовавшего его в 1899 году врача Штейнберга), уезжает к своей матери, в Курскую губернию, а потом, после некоторых хлопот, снова поселяется в Оптиной Пустыни. 20 февраля 1905 года архимандрит Серапион скончался, имея от роду 50 лет. Причиною смерти был разрыв сердца.
 
Второе же – из примечания двадцать шестого к письму второму «Сомнение» книги «Столп и утверждение истины»
 
Не могу не выразить своей радости, что бо́льшую часть мыслей письма второго и, отчасти, третьего с четвертым я могу опереть на авторитет † архимандрита Серапиона (Машкина́). В излагаемом тут виде очень многие идеи взяты из его рукописей, но какие именно – пусть читатель, интересующийся вопросами идейной собственности, сам определит, когда появятся в свет подлинные сочинения о. Серапиона. Что же до меня, то мысли покойного философа и мои оказались настолько сродными и срастающимися друг с другом, что я уже не знаю, где кончается «серапионовское», где начинается «мое», тем более, что общность наших отправных точек и знаний неизбежно вызывала однородность и дальнейших выводов.
 
Интерес к системе, которая начиналась бы с абсолютного скепсиса и, охватив все основные вопросы человечества, заканчивалась бы программой общественной деятельности, до самой смерти о. Серапиона властно сковал его внимание. В результате упорной и смелой работы мысли явилась в высокой степени оригинальная система, которую покойный философ несколько раз брался изложить письменно. Где-то в своих бумагах он поминает, как, еще в детстве, его влекли основные вопросы о происхождении мира, о Боге и т. п., и что тогда уже он пытался выразить на бумаге свои решения их. Первой серьёзной попыткой можно считать кандидатское сочинение о. Серапиона, относящееся к 1890 – 92 годам; тогда о. Серапиону было 39–41 год. Второй грандиозной попыткой было сочинение, поданное на магистра и помеченное 1900-м годом, – временем настоятельства о. Серапиона в Знаменском монастыре. Эта редакция в разных местах носит разные заглавия. На обкладке её значится:
 
«Архимандрит Серапион (Машкин). Опыт системы Христианской Философии». Это заглавие зачеркнуто, и над ним надписано: «Опыт системы учения и Дела Иисуса Христа (Христианская Философия)». Первоначальное заглавие повторяется и на первой страниц с эпиграфом: «измерил он город тростью, – мерою человеческою, какова мера и Ангела» (Откр. 21 16, 17). Как сказано, сочинение в этой редакции было подано на степень магистра в Московскую Духовную Академию. Проф. Алексей Ив. Введенский, просматривавший его, вернул обратно с предложением внести поправки, – исправить частью чисто внешние недочеты изложения, как-то длинноты, повторения, неясности, частью же – и по существу. О. Серапион начал перерабатывать свое сочинение и многочисленными перечеркиваниями, надписаниями, восстановлениями старого текста, приписками и вставками целых тетрадей чрезвычайно затруднил чтение рукописи.
 
Но он почему -то так и не подал снова этой редакции на степень магистра, а стал излагать свою систему совсем заново, по новому плану и под новым заглавием; «(монах) Завулон Машкин. Система Философии. 1904», и, на следующей странице, «Архимандрит Серапион Машкин. Система Философии: Опыт научного синтеза. В двух частях, 1903–1904». Эта последняя редакция отличается большою сжатостью и, порою, даже изяществом изложения – тем своеобразным изяществом строгости, с каким написаны «Этика» Спинозы или три «Критики» Канта. Изложенная more geometrico, гораздо более отвлеченная, чем предыдущая редакция, эта последняя редакция требует от читателя непрестанной напряженности мысли, и эта напряженность повышается от множества символических формул, подобных математическим, концентрированно воплощающих в себе целые метафизические теории и образующих базис для дальнейших умозрений. К сожалению, однако, эта 2-я редакция окончательно написана не вся, и 2-я часть её осталась в виде отдельных фрагментов или даже просто едва читаемых, по неразборчивости почерка, набросков. Таким образом, является большое сомнение, возможно ли восстановить эту 2-ую часть 2-й редакции.
 
Оптиной пустыни достались после смерти о. Серапиона все его бумаги, среди которых имеются два последних изложения его системы, черновики писем и кое-какие отдельные заметки но в очень небольшом числе. Имеются также многочисленные предварительные наброски, заметки и фрагменты окончательно отделанного сочинения у родственников покойного о. Архимандрита, Машкины́х. Наиболее ценное автор настоящей книги имеет в виду опубликовать, но и внешние условия издательства, и обработка текста для печати представляют не малые затруднения. До того же времени я надеюсь выпустить в свет монографию об о. Серапионе, т. е. систематическое изложение его воззрений и его биографию. Впрочем, такая монография и необходима, потому что непосредственное чтение сочинений о. Серапиона едва ли окажется под силу многим из тех, кто мог бы живо заинтересоваться его взглядами…
 
Именно эту вторую редакцию книги о. Серапиона, описанную здесь о. Павлом и ныне хранящуюся в рукописи у его наследников, редколлегия и предлагает читателю.
 
Редколлегия журнала благодарит о. Андроника (Трубачева) за предоставление рукописи и за постоянное содействие всей работе по ее изданию.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон