Степун - Большевизм и христианская экзистенция

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Федор Августович Степун - Большевизм и христианская экзистенция
О большевистской революции написано несметное количество умных статей и солидных исследований. Но никто из авторов этих работ не превзошел по глубине мысли пророческих раздумий Достоевского о метафизических основах большевизма.
Живя в 1867 г. за границей, Достоевский с тревогой всматривался во все происходящее на родине. И чем больше он всматривался, тем настойчивее укреплялась в нем мысль о неизбежности столкновения между «европейским антихристом» и «русским Христом».
 
Волновала его больше всего мысль, не заразится ли Россия западными ядами атеизма, позитивизма и социализма.
Как бы в доказательство правды вещих слов датского богослова Кьеркегора: «Коммунизм будет вы давать себя за движение политическое, но окажется в конце концов движением религиозным» - конечно, только по структуре своего сознания, по страстности своего исповедничества, но не по содержанию своей веры.
 

Федор Августович Степун - Большевизм и христианская экзистенция

Москва; Санкт-Петербург: Центр гуманитарных инициатив, 2017 г. – 896 с.
ISBN 978-5-98712-757-5
 

Федор Августович Степун - Большевизм и христианская экзистенция - Содержание

БОЛЬШЕВИЗМ И ХРИСТИАНСКАЯ ЭКЗИСТЕНЦИЯ
  • Структура социологической объективности  
  • Немецкий романтизм и философия истории славянофилов  
  • Борьба либеральной и тоталитарной демократии вокруг понятия истины
  • Россия между Европой и Азией
  • Империя  
  • Дух, лицо и стиль русской культуры
  • Москва – третий Рим
  • Пролетарская революция и революционный орден русской интеллигенции  
  • «Бесы» и большевистская революция  
ВСТРЕЧИ
  • Миросозерцание Достоевского  
  • Религиозная трагедия Льва Толстого  
  • Иван Бунин  
  • По поводу «Митиной любви» 
  • Памяти Андрея Белого
  • Вячеслав Иванов  
  • Борису Константиновичу Зайцеву – к его восьмидесятилетию
  • Г.П. Федотов  
  • Г.П. Федотов и проблема интеллигенции  
  • Г.П. Федотов и «Новый град»  
  • Последние работы Г.П. Федотова 
  • Б.Л. Пастернак  
  • Художник свободной России 
  • В последний раз (Памяти Ф.И. Шаляпина)  
  • Вера и знание в философии С.Л. Франка  
ПРИЛОЖЕНИЯ
1. РАННИЕ СТАТЬИ
  • От редакции [журнала «Логос»]
  • I. Современный культурный распад и культурное значение философии  
  • II. Современный философский распад и философское значение критицизма
  • III. Задачи современной философской мысли и цели «Логоса»  
  • «Логос»
  • К феноменологии ландшафта  
  • Открытое письмо Андрею Белому по поводу статьи «Круговое движение»
  • О некоторых отрицательных сторонах современной литературы
  • Прошлое и будущее славянофильства  
  • О «Бесах» Достоевского и письмах Максима Горького
2. СТАТЬИ 20–30-х ГОДОВ
  • Два Гейдельберга  
  • По поводу письма Н.А. Бердяева  
  • Об общественно-политических путях «Пути»  
  • Германия
  • Письма из Германии (Формы немецкого советофильства)
  • Письма из Германии (Национал-социалисты)  
  • Письма из Германии (Вокруг выборов президента республики)
3. ПОСЛЕДНИЕ ТЕКСТЫ
  • Католичество и православие  
  • Несколько мыслей по поводу международного съезда историков в Майнце  
  • Родина, отечество и чужбина  
  • Родина  
  • Отечество 
  • Эмигрант  
  • Беженец  
  • Советский патриот 
  • Искусство и современность 
  • Памяти Пастернака
  • О корнях большевизма, о демократии, свободе и будущем России  
  • Ревность
  • О будущем возрождении России  
  • Нация и национализм
4. ИЗБРАННЫЕ РЕЦЕНЗИИ Ф.А. Степуна
  • Hugo Münsterberg. Philosophie der Werte  
  • С.Л. Франк. Философия и жизнь  
  • Broder Christiansen. Philosophie der Kunst  
  • Андрей Белый. Символизм  
  • Вячеслав Иванов. По звездам
  • И.В. Киреевский. Полное собрание сочинений
  • Эллис. Русские символисты  
  • Николай Бердяев. Философия свободы
  • Кн. В.Ф. Одоевский. Русские ночи  
  • Сочинения и письма П. Чаадаева
  • Русские мыслители. Г.С. Сковорода Вл. Эрна  
  • Л. Карсавин. Диалоги
  • Илья Эренбург. Жизнь и гибель Николая Курбова  
  • Максим Горький. Мои университеты  
  • Евразийский Временник. Книга третья
  • С.Л. Франк. Крушение кумиров
  • «Благонамеренный»
  • Журнал русской литературной культуры. Книга II
  • Георгий Песков. Памяти Твоей  
  • О некоторых культурно-философских и общественно политических исканиях в современной Германии  
  • 1. Ferdinand Fried. Das Ende des Kapitalismus  
  • 2. Hans Freyer. Revolution von Rechts  
  • 3. Hans Zehrer. «Links oder rechts?»  
  • Третья Россия. Орган пореволюционного синтеза
  • Князь Сергей Щербатов. Художник в ушедшей России  
5. О ФЕДОРЕ СТЕПУНЕ
  • В.Ф. Эрн. Нечто о Логосе, русской философии и научности
  • А. Белый. Ответ Ф.А. Степуну на открытое письмо в № 4–5 «Трудов и Дней»
  • Г.П. Федотов. Fedor Stepun. Das Antlitz Russlands und das Gesicht der Revolution  
  • Н. Полторацкий. Философ-артист  
  • Л. Зандер. О Ф.А. Степуне и о некоторых его книгах  
  • К. Померанцев. Федор Степун. Встречи
  • Ю. Иваск. Федор Степун. Встречи  
  • Д.И. Чижевский. Речь о Степуне. К его 80-летию
  • Ю. Иваск. Fedor Stepun. Mystische Weltschau. Fünf Gestalten des russischen Symbolismus: Solowjew, Berdjajew, Iwanow, Belyj, Blok
  • Н. Струве. Памяти Ф.А. Степуна. За месяц до смерти....
  • М. Вишняк. Памяти Ф.А. Степуна  
  • В. Полькух. Тьма не хочет отступать  
  • Х. Кун. Федор Степун  
  • А.В. Штаммлер. Ф.А. Степун
  • Е. Жиглевич. На путях эмигрантских
  • Безмолвные встречи со Степуном
Кантор В.К. Преодолевая безумие эпохи. Послесловие  
ПРИМЕЧАНИЯ
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН И ЦИТИРУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Составители: И.И. Ремезова, Б.Л. Рубанов
О СОСТАВИТЕЛЕ ТОМА В.К. КАНТОРЕ
 

Федор Августович Степун - Большевизм и христианская экзистенция - Структура социологической объективности

 
Старый вопрос об отношении веры к знанию был в связи с Великой французской революцией заново поднят основателем той формы исторической науки, что получила название социологии, – графом Сен-Симоном. Поднял этот вопрос Сен-Симон мимоходом и как бы против своих собственных убеждений: никакого исповедничества он от созданной им науки не ждал; наоборот, считал необходимым, чтобы она приблизила свою работу к точным естественным наукам, почему и дал ей название «социальной физики».
Если бы кроме этого требования Сен-Симон не провозгласил бы второго, то ни о какой связи веры и знания в основанной им науке не могло быть и речи, но он потребовал от социологии, чтобы она не только анализировала и воспроизводила прошлое, но чтобы она своею работой влияла бы и на будущее. Это второе требование гласило: «Savoir pour prevoir, prevoir pour prevenir».
 
С этой формулой вполне согласно и Марксово определение знания: «Die Welt erkennen – heisst sie verandern».
 
О явных трудностях, заключающихся в требовании научно-исследовательского воздействия на покоящуюся на своих собственных законах жизнь, я говорить не буду, так как это потребовало бы очень тщательных методологических размышлений, а перейду к основному вопросу моей статьи: не означает ли предъявленное Сен-Симоном к истории требование направлять своим предвидением ход исторических событий введение в социологию связанных с личными убеждениями и страстями исследователей элементов и не угрожает ли это превращением «социальной физики», как она была замыслена Сен-Симоном, в некое морально-политическое исповедничество.
 
Историческая наука старого типа прекрасно понимала эту опасность, почему и считала долгом ученого наивозможно полное отречение от своих личных чувств и убеждений, от своей донаучной интуиции. Термин «беспредпосылочной» науки является, быть может, лучшею формулою такого строго объективного познания. Для социолога такое понимание объективности явно неприемлемо: считая своей задачею преображать мир, он не может требовать от себя отказа от своих личных убеждений и волевых устремлений, не может требовать превращения себя как ученого в некое чисто отвлеченное, как бы обескровленное «вне-» или «сверх-я», ибо такие отвлеченные гносеологические субъекты истории никогда не творили и никогда творить не будут.
 
Отсюда вырастает большая методологическая трудность (правда, только для той социологии, о которой идет речь; выродившаяся в современную социографию, чуждую всякого логоса, новейшая социология этих трудностей не знает). Выводя свою веру, свои чувства и страсти за скобку своей исследовательской работы, социолог отказывается от своей главной задачи, поставленной высшему знанию еще Платоном, от задачи, которая неизбежно придает ей субъективный характер. Выходом из этой дилеммы является допущение в свою работу своей личности, но не во всей полноте волнующихся в ней безответственностей и случайностей, а как бы в очищенном виде и под надзором обостренной критической совести.
 
Приступая к работе, социолог должен прежде всего детальнейшим образом ознакомиться со всем имеющимся налицо материалом и со всеми критическими исследованиями его. Нельзя, например, писать о большевистской революции, не выяснив, оставалось ли в помещичьих руках в 1914 г. всего только 15 % пахотной земли, как утверждал социалист-революционер Руднев, или 45 %, как, основываясь на большевистской статистике, считает швейцарский исследователь русской революции Гитерман. Невозможно также считать субъектом большевистской революции столичный пролетариат без тщательного определения этого понятия и исследования его применимости к русской жизни. Утверждая пролетариат как основную силу большевистской революции, необходимо проверить это утверждение анализом русской литературы, особенно чуткой к социально-политическим фактам нашей действительности.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя warden