Существует ли Бог?

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Существует ли Бог?

Клайв Льюис как-то заметил, что Бог — не та тема, к которой можно проявлять умеренный интерес. В конце концов, если Бога нет, нет и никаких причин Им интересоваться. Напротив, если Бог есть, это представляет огромный интерес, и нашей главной заботой становится наладить правильные отношения с Существом, от Которого каждый миг зависит само наше существование.

И потому люди, которые пожимают плечами и говорят: «Ну и что с того, если Бог существует?» — показывают тем самым, что они попросту еще не задумывались над проблемой достаточно глубоко. Даже философы-атеисты — например, Сартр и Камю, которые очень серьезно размышляли на эту тему, — признают, что существование Бога имеет огромное значение для человека. Позвольте мне назвать всего три причины, в силу которых вопрос о существовании Бога очень важен.

 

Существует ли Бог? - Центр апологетических исследований

 

Во-первых, если Бога нет, жизнь, по большому счету, бессмысленна. Если жизнь неизбежно заканчивается смертью, то, в конечном итоге, не имеет значения, как ее провести. Жил ты или не жил, безразлично. Да, конечно, твоя жизнь может иметь относительную ценность, если ты повлиял на других людей или изменил течение истории. Но человечество, так или иначе, неминуемо сгинет вместе с тепловой смертью Вселенной. И потому совершенно неважно, кто ты есть, и что ты делаешь. Твоя жизнь не имеет значения.

Таким образом, вклад ученого в прогресс человеческих знаний, старания врача избавить больных от боли и страданий, усилия дипломата установить мир во всем мире, жертвы, на которые повсеместно идут хорошие люди, чтобы улучшить участь человечества, — все это, в конечном итоге, заканчивается ничем. Если атеисты правы, жизнь, в конечном итоге, бессмысленна.

Во-вторых, если Бога нет, нам, по большому счету, приходится жить без надежды. Если Бога нет, то, в конечном итоге, нет и надежды на избавление от прискорбных сторон нашего конечного бытия.

Например, нет надежды на избавление от зла. Многие спрашивают, как мог Бог создать мир, в котором столько зла, но страдания чаще всего имеют своей причиной бесчеловечное отношение одного человека к другому. Кошмар двух мировых войн, произошедших в прошлом столетии, по существу, не оставил камня на камне от возникшего было в XIX веке наивного оптимизма относительно нравственного прогресса человечества. Если Бога нет, мы заперты в мире, полном беспричинных и неизбывных страданий, и надежды на избавление от зла у нас нет.

Опять же, если Бога нет, нет и надежды на избавление от старости, болезней и смерти. Вам, студентам, возможно, пока еще трудно это себе представить, но неумолимая реальность такова, что, если вам не суждено умереть молодыми, однажды вы — каждый из вас — станете стариками, ведущими безнадежную войну со старением, с неизбежным физическим и умственным увяданием, с болезнями, а то и со старческим маразмом. А потом вы все умрете. И за порогом смерти жизни нет. Поэтому атеизм — философия, лишенная надежды.

В-третьих, если Бог существует, у нас, напротив, есть не только смысл жизни и надежда на лучшее, но и возможность лично познакомиться с Богом и испытать на себе Его любовь. Только подумайте об этом! Что, если бесконечный Бог любит вас и хочет быть вашим другом? Разве это не высшая честь, доступная человеку? Несомненно, если Бог существует, это не только имеет огромное значение для человечества в целом, но может изменить и лично вашу жизнь.

Конечно, все сказанное еще не доказывает, что Бог есть. Но это доказывает, что вопрос о существовании Бога имеет огромную важность. И потому, даже если бы свидетельства за и против существования Бога полностью уравновешивали друг друга, я счел бы разумным решением все равно верить в Него. Иначе говоря, если факты не дают основания для однозначного вывода, мне представляется совершенно неразумным предпочесть смерть, суетность и отчаяние смыслу и счастью.

Между тем, я не считаю, что свидетельства за и против абсолютно равнозначны. Я считаю, что для веры в Бога есть серьезные причины. И сегодня я хочу кратко рассказать вам о пяти таких причинах. О каждой из них написаны целые тома, поэтому сейчас я смогу представить вам лишь краткий набросок каждого аргумента, а потом, во время обсуждения, мы сможем рассмотреть поглубже любой из них, о котором вы захотите поговорить.

Мы путники на жизненной дороге, и наша цель — осмыслить, попытаться понять, как устроен мир. Наша гипотеза такова, что существование Бога объясняет широкий спектр фактов, известных нам из опыта.

1. Существование Бога объясняет происхождение Вселенной

Вы когда-нибудь задавались вопросом о том, откуда произошла Вселенная? Почему вместо ничего существует все? Как правило, атеисты отвечают просто: Вселенная вечна, и все.

Но этот ответ неразумен. Подумайте сами. Если у Вселенной никогда не было начала, это означает, что количество прошедших событий в истории Вселенной бесконечно. Однако математики понимают, что существование реально бесконечного количества вещей порождает внутренние противоречия. Например, сколько будет бесконечность минус бесконечность? С точки зрения математики, любой ответ на этот вопрос будет содержать внутреннее противоречие. Это показывает, что бесконечность — всего лишь идея в нашем разуме, а не что-то реально существующее. Дэвид Гилберт (возможно, величайший математик XX столетия) пишет:

Бесконечность нельзя найти в реальности нигде. Ее не существует в природе, и она не дает приемлемой опоры для разумных умозаключений. Единственная роль, которую может играть бесконечность, — это роль идеи [1].

Но отсюда следует, что количество событий прошлого должно быть конечным, поскольку они — не просто идеи, а реальны. И потому последовательность событий прошлого не может уходить в бесконечность — напротив, Вселенная должна иметь начало.

Этот вывод был подтвержден удивительными открытиями в области астрономии и астрофизики. Благодаря поразительным достижениям современной науки, сегодня мы располагаем вполне убедительными доказательствами того, что прошлое Вселенной не было бесконечным, но ее существование началось примерно 13 млрд. лет назад во время космического катаклизма, именуемого Большим Взрывом. Самое поразительное в теории Большого Взрыва — то, что она говорит о возникновении Вселенной в буквальном смысле из ничего. Ведь вся материя и энергия, даже сам физический пространственно-временной континуум возникли в результате Большого Взрыва. Как объясняет физик Пол Чарльз Уильям Дэвис, «возникновение Вселенной, обсуждаемое современной наукой… это не просто вопрос какого-то упорядочения… предшествующего негармоничного состояния, но буквальное возникновение всех физических вещей из ничего» [2].

Конечно, за прошедшие годы в попытках обойти этот вывод о начальной точке бытия были созданы и другие теории, но ни одну из них научное сообщество не сочло более убедительной, чем теория Большого Взрыва. Более того, в 2003 году Арвинд Борд, Алан Гут и Александр Виленкин смогли доказать, что любая вселенная, которая, в среднем, находится в состоянии комического расширения, не могла существовать вечно, но должна была иметь начало. Виленкин не тратит слов попусту:

Говорят, что аргумент убеждает разумного человека, а доказательство убеждает даже неразумного. Теперь, когда мы располагаем доказательством, космологи больше не могут прятаться за возможность того, что Вселенная существовала вечно. Выхода нет, они должны повернуться лицом к проблеме космического начала [3].

Суть этой проблемы хорошо выразил Энтони Кенни из Оксфордского университета. Он пишет: «Сторонник теории Большого Взрыва — по крайней мере, если он атеист, — должен считать, что Вселенная возникла из ничего и не была создана никем» [4]. Но это явная бессмыслица! Из ничего может получиться только ничего. Так почему же существует не ничто, а Вселенная? Откуда она взялась? Должна была существовать причина, которой Вселенная обязана своим возникновением.

Итак, наши рассуждения можно подытожить следующим образом:

  • У всего, что имеет начало, есть причина.
  • Вселенная имеет начало.
  • Следовательно, у Вселенной есть причина.

Поскольку обе посылки справедливы, вывод неизбежен.

Исходя из обстоятельств дела, этой причиной должно быть беспричинное, неизменное, вневременное и нематериальное Существо, сотворившее Вселенную. Оно должно не иметь причины, потому что, как мы убедились, бесконечной цепочки причин, уходящей в прошлое, быть не может. Оно должно быть вневременным и потому неизменным, потому что Оно сотворило время. А поскольку Оно сотворило и пространство, то должно находиться вне пространства, то есть быть нематериальным, бестелесным.

Более того, я готов настаивать, что это Существо должно быть также и личностью. Как иначе могла вневременная причина породить такое временное следствие, как Вселенная? Если бы причина была простым механическим набором необходимых и достаточных условий, тогда причина не могла бы существовать без следствия. К примеру, причиной замерзания воды является падение температуры ниже 0 градусов по Цельсию. Если бы температура от вечности была ниже 0, вода не могла бы начатьзамерзать какое-то время назад. Так что если причина существует неизменно, то и следствие должно существовать неизменно. Единственный вариант, при котором причина вневременна, а следствие имеет начало, — если эта причина является личностью и принимает добровольное и не обусловленное никакими предшествующими условиями решение сотворить это следствие во времени. К примеру, человек, который вечно сидит, может встать, когда захочет. Таким образом, мы приходим к выводу о существовании не просто трансцендентной причины Вселенной, а личностного Творца.

Разве не удивительно, что теория Большого Взрыва, таким образом, подтверждает то, во что теисты-христиане верили всегда: что в начале Бог сотворил Вселенную? И теперь я хочу спросить вас: какой вариант звучит более разумно — что правы теисты-христиане, или что Вселенная появилась ниоткуда и без всякой причины? Для меня, во всяком случае, выбор однозначен!

2. Существование Бога объясняет приспособленность Вселенной для разумной жизни

За последние четыре десятка лет ученые обнаружили, что существование разумной жизни зависит от сложного и тонкого равновесия первоначальных условий, созданных самим Большим Взрывом. Прежде ученые полагали, что разумная жизнь развилась бы в любом случае, какими бы эти первоначальные условия ни были. Однако теперь нам известно, что наше существование висит на волоске. Существование разумной жизни зависит от сочетания первоначальных условий, уникальность которого в буквальном смысле не поддается воображению и вычислению.

Эта уникальность имеет две стороны. Во-первых, когда законы природы выражаются в виде математических уравнений, мы находим в них определенные константы, такие как гравитационная постоянная. Эти константы не определяются законами природы. Законам природы удовлетворяет широкий диапазон значений этих констант. Во-вторых, помимо этих постоянных есть также определенные количественные факторы, также играющие роль первоначальных условий, на основании которых действуют законы природы, — например, количество энтропии или баланс материи и антиматерии во Вселенной. Однако все эти константы и количественные факторы находятся в чрезвычайно узком диапазоне значений, пригодных для жизни. Изменись их значения хотя бы на малую долю, тонкое равновесие, от которого зависит существование жизни, нарушилось бы, и жизни бы не было.

К примеру, физик Пол Дэвис подсчитал, что изменение силы тяжести или слабого взаимодействия атомов даже на одну тысячную воспрепятствовало бы возникновению вселенной, в которой возможна жизнь. Между тем, точность космологической постоянной, которая обеспечивает инфляцию Вселенной и отвечает за недавно открытое ускорение расширения Вселенной, необъяснимым образом составляет примерно 1/10120. Роджер Пенроуз из Оксфордского университета подсчитал, что вероятность случайного возникновения низкой энтропии в результате Большого Взрыва примерно равна 1/1010(123). Пенроуз комментирует: «Я не могу припомнить ни одну другую величину в физике, точность которой приближалась бы, даже отдаленно, к цифре в 1/1010(123)» [5]. При этом уникально точной настройки требует не только каждая константа или количественный фактор; их соотношение друг с другом также должно быть точно выверено. Таким образом, невероятность умножается на невероятность, помноженную на невероятность, до тех пор, пока наш рассудок окончательно не теряется в круговороте непостижимых чисел.

Объяснить эту уникальную точность настройки Вселенной можно тремя способами: физической необходимостью, случайностью или разумным замыслом. Первый вариант предполагает, что существует некая пока неизвестная Теория Всего (ТВ), которая объясняет, почему Вселенная именно такая, какая она есть. Она должна быть именно такой, и нет никакой или почти никакой возможности, что она могла быть непригодной для жизни. Второй вариант, напротив, предполагает, что точная настройка Вселенной — исключительно дело случая. Нам просто повезло, что Вселенная, по случайному стечению обстоятельств, оказалась пригодной для жизни. Третий вариант отбрасывает оба первых в пользу гипотезы о существовании разумного Существа, которое создало Вселенную с таким расчетом, чтобы в ней была возможна жизнь. Какое же из трех объяснений наиболее убедительно?

Первый вариант выглядит крайне неу­бедительно. Нет попросту никаких физических причин для того, чтобы постоянные и количественные факторы имели именно те значения, которые они имеют на самом деле. Как утверждает Пол Дэвис,

Даже если бы законы физики были единственно возможными, из этого не следует, что и сама физическая Вселенная единственно возможна… законы физики должны быть дополнены первоначальными космическими условиями… Нынешние представления о «законах первоначальных условий» даже отдаленно не намекают, что их соответствие законам физики означает, будто они не могли быть иными. Ничего подобного…

…Следовательно, судя по всему, Вселенная не должна быть именно такой: она могла бы быть и иной [6].

К примеру, самый многообещающий на сегодняшний день кандидат на роль ТВ, теория суперструн или М-теория, неспособна однозначно предсказать поведение нашей Вселенной. Если уж на то пошло, теория струн допускает существование примерно 10500 различных вселенных, управляемых нынешними законами природы, так что она никоим образом не объясняет, почему наблюдаемые значения постоянных и количественных факторов должны быть именно такими.

А как насчет второго варианта — что своей приспособленностью для жизни Вселенная обязана случаю? Проблема с этим объяснением заключается в том, что вероятность возникновения приспособленной для жизни вселенной ничтожно мала, и принимать ее в расчет неразумно. Даже если бы по космическому ландшафту были разбросаны многочисленные приспособленные для жизни вселенные, число приспособленных для жизни миров, тем не менее, было бы невероятно ничтожным на фоне ландшафта в целом, так что существование приспособленной для жизни вселенной невероятно — где-то за гранью фантастики. Студенты или простые верующие, которые беспечно утверждают: «Все это могло произойти случайно!», — попросту не имеют понятия о том, какая фантастическая степень точности необходима для существования жизни. Они никогда не стали бы рассматривать подобную гипотезу всерьез, если бы она затрагивала какую-то другую область их жизни, — например, чтобы объяснить, почему им целое утро мешала выехать из гаража чья-то машина.

Некоторые пытались уйти от проблемы, утверждая, что в приспособленности условий Вселенной нет ничего удивительного — ведь если бы не эта точность настройки, некому было бы ей удивляться! Поскольку мы существуем, нам как раз и следует ожидать от Вселенной совершенной приспособленности. Но подобные рассуждения логически некорректны. Продемонстрировать это можно с помощью аналогии. Представьте себе, что при выезде за границу вас арестовали по сфабрикованному обвинению в контрабанде наркотиков, приговорили к расстрелу и поставили перед шеренгой из 100 опытных стрелков, которые целятся вам в сердце. Вы слышите команду: «Целься! Приготовится! Огонь!», — и слышите оглушительный винтовочный залп. А потом вы осознаете, что остались в живых, потому что все 100 опытных стрелков промахнулись! К какому выводу вы придете? «Ну, наверное, в том, что они все промахнулись, нет ничего удивительного. Ведь если бы они не промахнулись, некому было бы этому удивляться! Но поскольку я жив, мне следует ожидать, что они все должны были промахнуться». Нет, конечно! Вы сразу же заподозрите, что все они промахнулись нарочно, что весь расстрел был спектаклем, разыгранным с какой-то неизвестной целью.

В невозможности увидеть себя мертвым действительно нет ничего удивительного, но, уверяю вас, вы очень удивитесь, увидев себя в живых. Аналогичным образом, принимая во внимание невероятно малую вероятность возникновения вселенной, столь точно приспособленной для существования разумной жизни, есть все основания для вывода, что это произошло не случайно, а в соответствии с разумным замыслом.

Пытаясь отстоять возможность случайного сценария, его сторонники, таким образом, были вынуждены принять гипотезу о том, что существует бесконечное число случайным образом устроенных вселенных, которые в совокупности составляют Всемирный Ансамбль, или мультивселенную, частью которого является наша Вселенная. Тот там, то здесь в этом бесконечном Всемирном Ансамбле приспособленные для жизни вселенные появляются по чистой случайности, и нашей Вселенной повезло быть одним из таких миров.

Однако у гипотезы Всемирного Ансамбля есть по меньшей мере два серьезных недостатка. Прежде всего, нет никаких доказательств существования такого Всемирного Ансамбля. Никому не известно, существуют ли иные миры вообще. Более того, не забывайте, что, как доказали Борд, Гут и Виленкин, любая вселенная, находящаяся в состоянии непрерывного космического расширения, не может иметь бесконечного прошлого. Их теорема применима и к мультивселенной. Следовательно, поскольку прошлое конечно, к настоящему моменту могло сформироваться лишь конечное число иных миров, то есть нет никакой гарантии, что в составе Ансамбля возникли миры, приспособленные для жизни.

Во-вторых, если наша Вселенная — не более чем случайная часть бесконечного Всемирного Ансамбля, безгранично более вероятно, что мы наблюдали бы совершенно иную вселенную, нежели наблюдаем в действительности. Согласно подсчетам Роджера Пенроуза, вероятность того, что наша Солнечная система внезапно сформируется в результате случайного столкновения частиц, невероятно больше, нежели вероятность существования вселенной, приспособленной для жизни. (Пенроуз образно описывает последнюю вероятность как «сущую мелочь» [7].) Таким образом, будь наша Вселенная лишь случайной составляющей Всемирного Ансамбля, мы постоянно наблюдали бы совершенно необычайные явления — например, лошадей, возникающих и исчезающих в результате случайных столкновений, или работающие вечные двигатели, — поскольку вероятность существования подобных вещей гораздо больше, нежели вероятность того, что все постоянные и количественные факторы в природе случайным образом окажутся в бесконечно узком диапазоне значений, вне которого существование жизни невозможно. Доступных наблюдению вселенных такого рода во Всемирном Ансамбле должно быть гораздо больше, чем миров, подобных нашему, а потому мы могли бы их наблюдать. Однако тот факт, что подобными наблюдениями мы не располагаем, убедительно свидетельствует против гипотезы мультивселенной. Таким образом, вероятность того, что Всемирного Ансамбля не существует, очень высока — по крайней мере, в рамках атеистических предпосылок.

Итак, точка зрения, которой всегда придерживались теисты-христиане, — что существует некий разумный Творец Вселенной — судя по всему, опять выглядит более разумно, нежели атеистическая точка зрения, согласно которой Вселенная по чистой случайности оказалась с такой невероятной точностью приспособлена для существования разумной жизни.

Подытожить наши рассуждения можно следующим образом:

  • Своей точной настройкой Вселенная обязана либо физической необходимости, либо случаю, либо разумному замыслу.
  • Причиной точной настройки не была физическая необходимость или случайность.
  • Таким образом, она появилась в результате разумного замысла.

3. Существование Бога объясняет наличие в мире объективных нравственных ценностей

Если Бога нет, не существуют и объективные нравственные ценности. Наличие объективных нравственных ценностей означает, что определенные вещи являются хорошими или плохими независимо от того, согласен ли с такой оценкой человек. К примеру, нацисты, осуществлявшие Холокост, считали свои поступки нравственными, но объективно нацистский антисемитизм был нравственно порочен и оставался бы порочным, даже если бы нацистам удалось победить во Второй мировой войне и уничтожить или переубедить всех инакомыслящих. Но если Бога нет, нравственные ценности такой объективности лишены. Это мнение разделяют не только теисты, но и многие атеисты. Например, покойный Джон Лесли Мэки, один из самых влиятельных атеистов нашего времени, признавал: «Если... существуют... объективные ценности, существование Бога становится более вероятным, нежели в их отсутствие. Таким образом, апелляция к нравственности является состоятельным аргументом в пользу существования Бога» [8]. Однако Мэки отрицал, что Бог существует, а потому отрицал и существование объективных нарвственных ценностей. Он писал: «Это нравственное чувство имеет простое объяснение: оно являестся естественным продуктом биологической и общественной эфолюции...» [9].

Майкл Руз, специалист в области философии науки, согласен с этим тезисом. Он поясняет:

Нравственность является результатом биологической адаптации не в меньшей степени, чем руки, ноги и зубы. Рассматриваемая как рационально состоятельный набор утверждений о чем-то объективном, этика иллюзорна. Насколько я понимаю, когда люди говорят: «Возлюби ближнего своего как самого себя», — они думают, что апеллируют к некоему высшему авторитету. Однако такая апелляция поистине безосновательна. Нравственность — это всего лишь подспорье для выживания и воспроизводства... И любой более глубокий смысл — это иллюзия [10].

Фридрих Ницше, великий атеист XIX столетия, провозгласивший смерть Бога, понимал, что смерть Бога означает разрушение любого смысла жизни и всех жизненных ценностей. Я думаю, что Ницше был прав.

Однако здесь нам нужно очень четко определиться с предметом рассуждений. Мы не ищем ответ на вопрос: «Обязательно ли верить в Бога, чтобы вести нравственную жизнь?» Я не утверждаю, что это обязательно. Мы также не ищем ответ на вопрос: «Можно ли признавать существование объективных ценностей, не веря в Бога?» Я полагаю, что это возможно. На самом деле, мы ищем ответ на вопрос: «Если Бога нет, существуют ли объективные нравственные ценности?» Подобно Мэки и Рузу, я не вижу никаких причин полагать, что в отсутствие Бога человеческая нравственность носит объективный характер. В конце концов, если Бога нет, то в человеческих существах нет ничего особенного. Они являются всего лишь случайным побочным продуктом эволюции, произошедшей относительно недавно на крохотной пылинке, затерянной посреди враждебной и бездушной Вселенной, и относительно скоро погибнут — и каждый в отдельности, и все вместе. С точки зрения атеистов, определенные поступки — например, изнасилование — не способствуют общественному развитию, а потому в процессе эволюции оказались табуированными; но это вовсе не доказывает, что изнасилование действительно является злом. С точки зрения атеистов, в том, что кто-то кого-то изнасиловал, нет ничего действительно плохого, если не считать последствий для общества. Таким образом, без Бога не существует абсолютных понятий добра и зла, которым подчинялась бы наша совесть.

Однако проблема заключается в том, что объективные ценности существуют, и в глубине души все мы понимаем это. У нас не больше оснований отрицать объективную реальность нравственных ценностей, чем отрицать объективную реальность материального мира. Рассуждения Руза в лучшем случае доказывают, что наше субъективное восприятие объективных нравственных ценностей меняется со временем. Но если нравственные ценности постепенно постигаются, а не выдумываются, то наше постепенное и ненадежное постижение нравственной сферы ставит под сомнение объективную реальность этой сферы не в большей степени, чем наше постепенное и ненадежное постижение материального мира ставит под сомнение объективную реальность этого мира. Большинство людей полагает, что объективные ценности нам знакомы. Как признается сам Руз: «Человек, который говорит, что насиловать маленьких детей может быть нравственно оправданным поступком, ошибается точно так же, как человек, который утверждает, что дважды два равно пяти» [11].

Такие поступки, как изнасилование, пытки и совращение малолетних — не просто социально неприемлемые действия, а безнравственные мерзости. Некоторые вещи действительно порочны сами по себе. Аналогичным образом, любовь, равенство и самопожертвование действительно добродетельны. Однако если объективные ценности без Бога существовать не могут, а в действительности они существуют, из этого логически и неизбежно следует, что Бог есть.

Подытожить эти рассуждения можно следующим образом:

  • Если Бога нет, не существует и объективных нравственных ценностей.
  • Объективные нравственные ценности существуют.
  • Следовательно, Бог есть.

4. Существование Бога объясняет исторические факты жизни, смерти и воскресения Иисуса

Исторический Иисус из Назарета был замечательной личностью. Критики Нового Завета достигли некоторого консенсуса, согласившись с тем, что Иисус демонстрировал беспрецедентное ощущение Своей божественной власти, права говорить и действовать от имени Бога. Вот почему иудейские правители подстроили распятие, обвинив Его в богохульстве. Иисус утверждал, что в Его лице к людям пришло Царство Божье, и в качестве видимого тому подтверждения исцелял болезни и изгонял бесов. Но главным подтверждением Его слов о Себе стало воскресение из мертвых. Если Иисус воскрес из мертвых, мы, по всей видимости, имеем дело с божественным чудом, то есть свидетельством в пользу существования Бога.

Большинство людей, вероятно, полагает, что воскресение Иисуса — это догмат, в который можно лишь верить или не верить. Однако на самом деле воскресение Христа наилучшим образом объясняет три исторических факта, признаваемых сегодня большинством специалистов по новозаветной истории: Его пустую гробницу, Его посмертные явления и веру учеников в Его воскресение. Давайте кратко рассмотрим каждый из этих фактов.

(1) Женщины, следовавшие за Иисусом, в воскресенье утром обнаружили Его гробницу пустой. По словам Джейкоба Кремера, австрийского ученого, который специализируется на изучении обстоятельств Воскресения, «без сомнения, большинство ученых твердо убеждены в надежности библейских свидетельств о пустой гробнице» [12]. Как отмечает библеист Д. Х. Ван-Даален, крайне трудно опровергнуть эти свидетельства на основании исторических фактов — критики, отрицающие их истинность, руководствуются богословскими или философскими предпосылками.

(2) Отдельные люди и группы людей в разное время видели Иисуса живым после Его смерти. По словам видного немецкого библеиста Герда Людеманна, «можно считать исторически бесспорным тот факт, что после смерти Иисуса Петр и прочие ученики сталкивались с тем, что Иисус являлся им как воскресший Христос» [13]. Свидетелями этих явлений были не только верующие, но и неверующие, скептики и даже противники.

(3) Ученики Иисуса неожиданно поверили в Его воскресение, хотя имели все основания верить в обратное. Задумайтесь о том, в каком положении оказались ученики после распятия Иисуса:

  • Их вождь был мертв, а мессианским чаяниям иудеев был совершенно неведом образ Мессии, который, вместо того, чтобы сокрушить врагов Израиля, будет предан позорной смерти как преступник.
  • Иудейские представления о жизни после смерти не допускали мысли о том, что кто-то может воскреснуть из мертвых к славе и бессмертию прежде, чем все мертвые воскреснут при скончании мира.

Тем не менее, ученики Иисуса неожиданно и столь твердо уверовали, что Бог воскресил Его из мертвых, что были готовы отдать жизнь за эту веру. Люк Джонсон, библеист из Университета Эмори, говорит: «Для того, чтобы могло возникнуть движение, подобное раннему христианству, требуется некое мощное трансформирующее переживание» [14]. Известный британский библеист Н. Т. Райт соглашается: «Вот почему я, как историк, не могу объяснить возникновение раннего христианства, если Иисус не воскрес из мертвых и не оставил после Себя пустую гробницу» [15].

Современное научное сообщество отвергло все альтернативные объяснения трех упомянутых фактов: например, что ученики украли тело Иисуса, или что Он на самом деле не умер. Реальность такова, что удовлетворительного естественного объяснения этих фактов не существует. И потому, как мне представляется, христианин имеет все основания верить, что Иисус воскрес из мертвых и был именно тем, кем Себя называл. А из этого следует, что Бог существует.

Подытожить наши рассуждения можно следующим образом:

  • Есть три несомненных факта относительно участи Иисуса из Назарета: находка Его пустой гробницы, Его посмертные явления и вера Его учеников в Воскресение.
  • Гипотеза о том, что Бог воскресил Иисуса из мертвых, объясняет все эти факты наилучшим образом.
  • Из гипотезы о том, что Бог воскресил Иисуса из мертвых, вытекает, что Бог, о Котором говорил Иисус из Назарета, существует.
  • Следовательно, Бог, о Котором говорил Иисус из Назарета, существует.

5. Бога можно познать лично

По большому счету, это не аргумент в пользу существования Бога; скорее, речь идет о том, что вы можете убедиться в Его существовании, не прибегая к каким-либо аргументам, — путем одних лишь личных взаимоотношений с Ним. Именно таким путем, как поясняет профессор Джон Хик, познавали Бога люди в Библии:

Бог открывался им как живая Воля, взимодействующая с их волей, как чистая реальность — столь же неотвратимая, как разрушительный ураган или жизнетворный солнечный свет... Они видели в Боге не какое-то гипотетическое существо, а жизненную реалию. Для них Бог был не... идеей, до которой они дошли разумом, а повседневной реальностью, которая придавала их жизни смысл [16].

Философы называют такого рода убеждения «фундаментальными». Они не основаны на каких-либо других убеждениях; напротив, они являются основанием всей системы убеждений человека. Кчислу таких фундаментальных убеждений относятся также вера в реальность прошлого, вера в существование окружающего вас мира и вера в существование других разумов, подобных вашему. Если вдуматься, ни одно из этих убеждений не может быть доказано. Как доказать, что мир — со всеми признаками его древности (завтраком, которого мы никогда не ели, в желудке и воспоминаниями о событиях, свидетелями которых мы никогда не были, в голове) — не был создан каких-нибудь пять минут назад? Как доказать, что ты не мозг, плавающий в чане с химикалиями, а твое присутствие на этой лекции — не галлюцинация, которую с помощью электродов вызывает у тебя в сознании какой-то сумасшедший ученый? Как доказать, что окружающие — не андроиды, которые только внешне похожи на людей, а на самом деле являются бездушными роботами?

Хотя подобные убеждения являются для нас фундаментальными, это не означает, что они взяты с потолка. Они имеют под собой основание в том смысле, что сформированы под влиянием определенного опыта. Я вижу, ощущаю и слышу — и естественным образом прихожу к выводу о существовании тех или иных материальных объектов, доступных для восприятия моих органов чувств. Таким образом, мои фундаментальные убеждения не выдуманы, но прочно основаны на опыте. Доказательств истинности этих убеждений, возможно, и не существует, однако придерживаться их вполне разумно. Напротив, было бы совершенно неразумно исходить из предположения, что мир был сотворен пять минут назад, или что ты — мозг, плавающий в чане с химикалиями! Фундаментальные убеждения действительно фундаментальны.

Аналогичным образом, вера в Бога для ищущих Его является истинно фундаментальным убеждением, основанным на опыте общения с Богом.

Подытожить эти рассуждения можно следующим образом:

  • Убеждения, имеющие под собой достаточное основание, могут быть рационально приняты как фундаментальные убеждения, не основанные на аргументах.
  • Вера в существование библейского Бога имеет под собой достаточное основание.
  • Следовательно, вера в существование библейского Бога может быть рационально принята как фундаментальное убеждение, не основанное на аргументах.

Если так, есть опасность, что поиск доказательств существования Бога может отвлечь внимание человека от Самого Бога. Если вы искренне ищете Бога, Бог явно покажет вам, что Он существует. Библия говорит: «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам» (Иак. 4:8). Нельзя настолько сосредотачиваться на доказательствах, чтобы не слышать внутренний голос Бога, говорящий к нашему сердцу. Для слушающих же Бог становится реальностью жизни.

Итак, мы рассмотрели пять серьезных причин для веры в существование Бога:

  1. Существование Бога объясняет происхождение Вселенной.
  2. Существование Бога объясняет приспособленность Вселенной для разумной жизни.
  3. Существование Бога объясняет наличие в мире объективных нравственных ценностей.
  4. Существование Бога объясняет исторические факты, связанные с жизнью, смертью и воскресением Иисуса.
  5. Бога можно познать лично.

Это лишь часть свидетельств в пользу существования Бога. Элвин Плантинга, один из ведущих философов мира, перечислил около двух десятков аргументов в пользу существования Бога [17]. Все вместе они составляют мощное основание для веры в существование Бога.

Поэтому я считаю, что христианский теизм — это основательное мировоззрение, достойное серьезного внимания всякого разумного человеческого существа.

 

ССЫЛКИ

1. David Hilbert. On the Infinite // Philosophy of Mathematics (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1964), pp. 139, 141. [Назад]

2. ABC Science Online. The Big Questions: In the Beginning. Интервью Филиппа Адамса с Полом Дэвисом [aca.mq.edu.au/pdavies.html]. [Назад]

3. Alex Vilenkin. Many Words in One: The Search for Other Universes (New York: Hill and Wang, 2006), p. 176. [Назад]

4. Anthony Kenny. The Five Ways: St. Thomas Aquinas’ Proofs of God’s Existence (New York: Schocken Books, 1969), p. 66. [Назад]

5. Roger Penrose. Time-Asymmetry and Quantum Gravity // Quantum Gravity 2, ed. C. J. Isham, R. Penrose, D. W. Sciama (Oxford: Clarendon Press, 1981), p. 249. [Назад]

6. Paul Davies. The Mind of God (New York: Simon & Schuster, 1992), p. 169. [Назад]

7. См. Roger Penrose. The Road to Reality (New York: Alfred A. Knopf, 2005), pp. 762-765.[Назад]

8. J. L. Mackie. The Miracle of Theism (Oxford: Clarendon Press, 1982), pp. 115-116. [Назад]

9. Там же, pp. 117-118. [Назад]

10. Michael Ruse. Evolutionary Theory and Christian Ethics // The Darwinian Paradigm(London: Routledge, 1989), pp. 262-269. [Назад]

11. Michael Ruse. Darwinism Defended (London: Addison-Wesley, 1982), p. 275. [Назад]

12. Jacob Kremer. Die Osterevangelien — Geschichten um Geschichte (Stuttgart: Katholisches Bibelwerk, 1977), pp. 49-50. [Назад]

13. Gerd Ludemann. What Really Happened to Jesus? (Louisville, Kent.: Westminster John Knox Press, 1995), p. 8. [Назад]

14. Luke Timothy Johnson. The Real Jesus (San Francisco: Harper San Francisco, 1996), p. 136.[Назад]

15. N. T. Wright. The New Unimproved Jesus // Christianity Today (September 13, 1993), p. 26. [Назад]

16. John Hick. Introduction // The Existence of God (New York: Macmillan Publishing Co., 1964), pp. 13-14. [Назад]

17. Alvin Plantinga. Two Dozen (or so) Theistic Arguments. Лекция, прочитанная на 33-й Ежегодной философской конференции в Уитонском колледже (Уитон, штат Иллинойс) 23-25 октября 1986 года. Электронный текст лекции доступен в Интернете. [Назад]

(с) William Lane Craig. Все права сохранены.

http://www.reasonablefaith.org/does-god-exist-1

Перевод: Центр Апологетических исследований (http://www.apologetika.ru)

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя misha03