Тиллих - Систематическое богословие

ПаульТиллих - Систематическое богословие
От автора. Желание написать курс систематического богословия не оставляло меня на протяжении четверти века. Для меня никогда не представлялось возможным иначе богословски мыслить, как только систематически. Самые, казалось бы, незначительные проблемы, если я брался подходить к ним серьезно и радикально, приводили меня ко всем прочим проблемам и порождали во мне потребность иметь ту целостность, в которой они могли бы найти свое разрешение. Однако мировая история, моя личная судьба и особые обстоятельства удерживали меня от выполнения этой задачи, которую я сам поставил перед собой. И тем не менее, так или иначе, размноженные на ротаторе наброски, используемые мной в лекциях, получили распространение и стали служить такой системой для моих учеников и друзей. В настоящем томе я обращаюсь к проблемам, содержащимся во Введении и первых двух частях этих набросков.
 
Я оставил и расширил то, что имелось в прежних набросках, но изменил саму форму изложения, придав ей цельность. Масштаб богословской системы нельзя ограничить теми или иными рамками, как это мы видим в схоластических и ортодоксальных протестантских «Суммах». Личные и практические соображения, а также проблема объема моего курса не позволили мне в своем изложении даже приблизиться к такого рода «Суммам». Рассказать о всех традиционных проблемах богословской системы было бы просто невозможно. Те из них, которые не имеют решающего значения для структуры данной системы, должны были быть опущены, в то время как другие следовало лишь упомянуть, поскольку они уже были разобраны мною в других моих работах. Более того, оказалось невозможным сделать пространные ссылки на Библию или на классических богословов. Все мои усилия и весь объем тома ушли лишь на тщательную разработку линии мысли. Конечно, в моей работе возможно будет увидеть библейский и экклезиастический подход к решению поставленных в ней проблем, хотя эта ее сторона скорее скрыта, нежели очевидна. Наконец, я был совершенно лишен возможности вступить в открытую дискуссию с различными представителями современного богословия и философии, хотя «косвенная» полемика ведется с ними почти на каждой странице.
 
Целью моей — и я убежден, что эта цель оправдана, — было дать метод и структуру богословской системы, написанной с апологетической точки зрения и находящейся в постоянной корреляции с философией. Метод корреляции и его систематические выводы, иллюстрируемые в обсуждении основных проблем богословия, составляют предмет всех разделов данной системы. Если мне удалось показать адекватность такой апологетики, равно как и плодотворность систематического метода, то мне нечего сожалеть о недостатках моей системы.
 
Должен добавить, что я бы не смог написать этот том, если бы не помощь со стороны моих младших друзей, чья дружба проявилась в их самоотверженной работе по чтению и критике обоих моих набросков как с точки зрения богословия, так и стилистики. Прежде всего мне хотелось бы упомянуть профессора А. Т. Моульджена (А. Т. Mollegen), занимающего кафедру христианской этики в семинарии в Александрии, штат Вирджиния, предложившего моему вниманию важный материал и высказавшего свои критические замечания касательно больших разделов первого моего наброска. Основную же тяжесть, однако, принял на себя мой прежний ассистент Джон Дайльн-бергер (John Dillenberger) из отделения религии Колумбийского университета, а также мой нынешний ассистент Корнелиус Лойю (Cornelius Loew), который на наших регулярных совещаниях составил окончательную редакцию текста и заботился о всей технической стороне подготовки рукописи. Я также хочу сказать несколько слов о моем ныне покойном секретаре госпоже Хильде Фрэнкел (Hilde Frankel), много потрудившейся над перепечаткой моих рукописей, что сделало их доступными для всех оказывавших мне помощь. Я весьма благодарен моим издателям из университета Чикаго, терпеливо все эти годы ожидавших завершения работы над рукописью.
 
Эту книгу я посвящаю моим ученикам, находящимся как здесь, в Соединенных Штатах, так и за границей, в Германии, не устававших каждый год настаивать на опубликовании мною богословской системы, которая была им известна из моих лекций. Их желание видеть в печати слышанное ими на лекциях было для меня сильнейшим психологическим стимулом, позволившим мне преодолеть мою нерешительность, собственное несовершенство, неведение и ограниченность. Мне бы очень хотелось, чтобы на этих страницах они нашли хоть что-то из того, чего они так желали, — помощь в ответах на те вопросы, которые они слышат от людей как в церкви, так и за ее пределами.
Помощь в ответе на вопросы — именно это и является целью данной богословской системы.
 
Нью-Йорк Сити
Августа 20 дня 1950 года.
 

Пауль Тиллих - Систематическое богословие

 
Том I, II; части I, II и III
серия «Памятники религиозно-философской мысли Нового времени»
перевод с английского Данилушкина М.Б.
 
Издательство «Алетейя»
Санкт-Петербург, 1998
 

Пауль Тиллих - Систематическое богословие - Содержание

 
Том первый
Часть первая. Разум и Откровение
  • ПРЕДИСЛОВИЕ ВВЕДЕНИЕ
    • A.ТОЧКА ЗРЕНИЯ
      • 1.ПРОПОВЕДЬ И СИТУАЦИЯ

      • 2.АПОЛОГЕТИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ И КЕРИГМА

    • B.ПРИРОДА СИСТЕМАТИЧЕСКОГО БОГОСЛОВИЯ
      • 3.БОГОСЛОВСКИЙ КРУГ

      • 4.ДВА ФОРМАЛЬНЫХ КРИТЕРИЯ ВСЯКОГО БОГОСЛОВИЯ

      • 5.БОГОСЛОВИЕ И ХРИСТИАНСТВО

      • 6.БОГОСЛОВИЕ И ФИЛОСОФИЯ: ВОПРОС

      • 7.БОГОСЛОВИЕ И ФИЛОСОФИЯ: ОТВЕТ

    • C.ОРГАНИЗАЦИЯ БОГОСЛОВИЯ
    • D.МЕТОД И СТРУКТУРА СИСТЕМАТИЧЕСКОГО БОГОСЛОВИЯ
      • 8.ИСТОЧНИКИ СИСТЕМАТИЧЕСКОГО БОГОСЛОВИЯ

      • 9.ОПЫТ И СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

      •  10. НОРМА СИСТЕМАТИЧЕСКОГО БОГОСЛОВИЯ
      • 11.РАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР СИСТЕМАТИЧЕСКОГО БОГОСЛОВИЯ

      • 12.МЕТОД КОРРЕЛЯЦИИ

      • 13.СИСТЕМА БОГОСЛОВИЯ

Часть вторая. Бытие и Бог
Том второй
Часть третья. Экзистенция и Христос
М. Сиверцев. Судьбы культуры в религиозной философии Пауля Тиллиха

 

Пауль Тиллих - Систематическое богословие - 1. ПРОПОВЕДЬ И СИТУАЦИЯ

 
Богословие, будучи функцией христианской Церкви, должно служить ее нуждам. Богословская система при этом обязана удовлетворять двум основным требованиям: утверждение истины христианской проповеди и объяснение этой истины каждому новому поколению. Богословие находится в непрерывном движении между двумя полюсами: вечной истиной своего основания и временной ситуацией, в которой необходимо воспринять эту вечную истину. Немногим богословским системам вполне удавалось сохранить баланс между этими двумя требованиями. Большинство из них либо жертвуют элементами истины, либо не умеют обратиться лицом к ситуации. Некоторые из них сочетают в себе оба этих недостатка. Боясь потерять вечную истину, они отождествляют ее с некоторыми предшествующими богословскими трудами, с традиционными представлениями и решениями и пытаются навязать все это новой, иной ситуации. Саму вечную истину они смешивают с временным ее выражением. Это наиболее очевидно в европейской богословской ортодоксии, известной в Америке под именем фундаментализма. Если фундаментализм сочетается с антибогословской тенденцией, как это проявляется, например, в его форме библейского евангелизма, то богословская истина вчерашнего дня оправдана и защищена против богословской истины сегодняшнего и завтрашнего дней в качестве неизменяемой проповеди. Фундаментализму не удается вступить в контакт с современной ситуацией — не потому, что он говорит вне всякой ситуации, а потому, что он говорит с позиции такой ситуации, которая уже в прошлом. Нечто конечное и временное он возводит в ранг бесконечной и вечной действительности. В этом проявляются демонические особенности фундаментализма. Он уничтожает естественное и искреннее стремление к поиску истины, разрушает совесть своих мыслящих приверженцев и превращает их в фанатиков, поскольку они вынуждены пресекать, подавлять и скрывать смутно сознаваемые ими элементы истины.
 
Фундаменталисты в Америке и ортодоксальные богословы в Европе могут указать, что их богословие горячо воспринимается и исповедуется уже по той простой причине, которая обусловлена исторической или биографической ситуацией этих людей. Этот факт, конечно, очевиден, однако он неверно истолкован. «Ситуация», как один из полюсов всей богословской деятельности, не имеет отношения к психологическому либо социологическому состоянию или условиям, в которых эти индивиды или группы находятся. Она обращена к тем научным, художественным, экономическим, политическим и этическим формам, в которых они выражают свою интерпретацию жизни. «Ситуация», к которой должно соответственно обращаться богословие, это не ситуация индивида как индивида или группы как группы. Богословие — это не проповедование и не консультирование, поэтому успех богословия в его приложении к проповедованию или попечению о душах не обязательно является критерием его истинности. То, что фундаменталистские идеи горячо подхватываются в периоды личного или общественного кризиса, еще не означает богословской действенности этих идей, как и успех либерального богословия в периоды личной или общественной нормализации не является свидетельством его истины. «Ситуация», которую должно рассматривать богословие, является творческой интерпретацией жизни, интерпретацией, которая продолжается в каждый исторический период во всех психологических и социологических условиях. «Ситуация» определенно не свободна от всех этих факторов. И все же богословие рассматривает то культурное выражение, которое они получили на практике и в теории, а не сами эти обусловливающие факторы как таковые. Таким образом, богословию нет дела до политического раскола между Востоком и Западом, но оно озабочено политической интерпретацией этого раскола. Богословию нет дела до распространения душевных болезней или до того, что мы узнаем о них все больше и больше, но ему есть дело до психиатрической интерпретации этих тенденций. «Ситуация», на которую должно реагировать богословие, есть тотальность творческой самоинтерпретации человека в какой-либо конкретный период. Фундаментализм и ортодоксия отвергают эту задачу и, таким образом, упускают само значение богословия.
 
«Керигматическое» богословие постольку связано с фундаментализмом и ортодоксией, поскольку оно подчеркивает неизменяемую истину проповеди (керигмы) по сравнению с изменяющимися требованиями ситуации. Оно пытается избежать недостатков фундаментализма подчинением всякого богословия, включая и ортодоксальное, критерию христианской проповеди. Эта проповедь содержится в Библии, но она не идентична Библии. Она выражена в классической традиции христианского богословия, но она не идентична никакой особой форме этой традиции. Богословие Реформации, а в наши дни богословие Неореформации в лице Барта и его школы являются выдающимися примерами керигматического богословия. В свое время Лютер подвергался нападкам со стороны ортодоксальных мыслителей, точно так же и в теперешнее время фундаменталисты преследуют Барта и его сторонников. Это говорит о том, что называть Лютера «ортодоксом» или Барта «неоортодоксом» было бы не совсем справедливо. Лютер лишь подвергался опасности стать ортодоксом, равно как и Барт находился в аналогичной ситуации; но они не стремились к этому. Оба предпринимали серьезные попытки к переоткрытию вечной проповеди внутри самой Библии и традиции, в противовес искаженной традиции и механическому злоупотреблению Библией. Критика Лютером римской системы посредничеств и степеней ради решающих библейских категорий Суда и Благодати, переоткрытие проповеди апостола Павла и, в то же самое время, его мужественное суждение о духовной ценности Священных книг,[1] были подлинным керигматическим богословием. Подлинным керигматическим богословием являлась и критика Бартом традиционного неопротестантского синтеза, разработанного либеральным богословием, переоткрытие Бартом христианского парадокса[2] и одновременно независимость его духовного экзегезиса Послания к Римлянам, а равно и принятие им радикального исторического критицизма. И в том и в другом случае налицо подчеркивание вечной истины в противовес человеческой ситуации и ее требованиям. И в том и в другом случае эта эмфаза обладала потрясающей, преобразующей и пророческой мощью. Без таких керигматических реакций богословие затеряется в относительностях «ситуации», оно само должно будет превратиться в «ситуацию» как таковую — например, в религиозном национализме так называемых «германских христиан» и религиозном прогрессизме так называемых «гуманистов» в Америке.
 
Однако «ситуацию» нельзя исключить из работы богослова. Лютер был в достаточной мере беспристрастен, чтобы при формулировании богословской доктрины использовать собственное номиналистское учение[3] и гуманистические идеи Меланхтона. Однако он недостаточно сознавал проблему «ситуации», чтобы избежать впадения в ортодоксальную позицию, подготовляя таким образом путь протестантской ортодоксии. Величие Барта в том и состоит, что он вновь и вновь поправляет себя в свете «ситуации», как оно состоит и в его напряженных усилиях, направленных против того, чтобы превратиться в своего собственного последователя. Но идя по этому пути, он не осознает того факта, что сам перестает быть просто керигматическим богословом. В попытке вывести любое положение или утверждение непосредственно из высшей истины — например, выводя нравственный долг ведения войны против Гитлера из факта Воскресения Спасителя — он ниспадает до применения метода, который можно назвать «неоортодоксальным», метода, который усилил все тенденции к богословию Реформации в Европе. Богословие не может без опасных для себя последствий отвергнуть тот полюс, который назван «ситуацией». Одно лишь мужественное участие в «ситуации», — то есть во всех многообразных формах, в которых современный человек выражает интерпретацию своей экзистенции, — может преодолеть имеющееся в данный момент колебание керигматического богословия между свободой, предполагающейся в подлинной керигме, и ее ортодоксальной фиксацией. Иными словами, для полноты керигматическому богословию требуется еще и апологетическое богословие.



[1] Имеются в виду заявления Лютера о ценности или бесполезности той или иной книги Свящ. Писания, когда он вовсе отверг Апокалипсис и проч.
[2] Имеются в виду слова Писания, не поддающиеся разумному пониманию, поскольку Откровение говорит о некоторых тайнах Божиих, должных быть принятыми только Верой.
[3] Имеется в виду отвержение Лютером томистского учения о трансценденталиях.
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 9.2 (5 votes)
Аватар пользователя horod