Трубецкой – Религии Индии и Христианство

Князь Н.С. Трубецкой – Религии Индии и Христианство
Апостол Иоанн говорит: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1Ин. IV, 1).
 
Эту заповедь особенно надлежит помнить.
 
Из всех учений Православной церкви хуже всего усваивается современными, даже верующими, образованными людьми учение о сатане как о реальной личности, вожде целого сонма бесов.
 
Поверив в то, что он существует, что он постоянно ищет соблазнить людей, подходя к ним для этого в самом привлекательном и обманчивом виде, мы поймём, каким колоссальным опасностям подвергается всякий мистик, не знающий о его существовании и ищущий откровения.
 
Откровение может прийти от Диавола, и отличить его от откровения Божественного не всегда легко.
 

Князь Н.С. Трубецкой – Религии Индии и Христианство

 
ИЗДАТЕЛЬСТВО CPETEHCKOГO МОНАСТЫРЯ 2000 г., 66 с.
 

Князь Н.С. Трубецкой – Религии Индии и Христианство - Введение

 
Когда говоришь об исходе к Востоку, о поворотах к Востоку легко быть неверно понятым. Может создаться впечатление призыва к усвоению одной из восточных культур или, по крайней мере, части одной из этих культур. А так как самое бросающееся в глаза отличие всякой восточной культуры от западной лежит в сфере религиозной, то часто призыв к повороту на Восток понимается в смысле влечения к одной из восточных религий. В наше переходное время, время разочарований в казавшихся бесспорными ценностях европейской культуры, люди, сбитые с толку, чувствующие, что надо что-то изменить в корне, но не понимающие, что именно, часто направляют свои взгляды именно в эту сторону. Думают произвести какой-то синтез между христианством и религиями Востока. Направление это уже давно существует и возникло оно на Западе, главным образом в англо-саксонских странах, где христианство без церковности, христианство без догматов давно уже выродилось в какое-то лицемерное ханжество. И увлечение теософией оттуда проникло к нам, в среду русской интеллигенции, далекой от церкви, плохо знакомой с Православием, привыкшей искать удовлетворения своих религиозных запросов где угодно, только не в Православии, заранее объявленном несостоятельным.
 
Национальные религии Дальнего Востока мало кoго привлекают. Религия Китая, основанная на почитании умерших предков, на культе демонов и сил природы, слишком чужда нашей религиозной психологии. Мы удивляемся спокойной уравновешенности китайцев, их отсутствию страха перед неизбежностью старости и смерти, их равнодушно-деловитому отношению к смерти, иногда даже завидуем этим свойствам их религиозной психологии; но все это нам глубоко чуждо, мы сознаем, что это есть продукт многотысячелетнего духовного развития, не имеющего ничего общего с нами, и потому стать китайцем никто не собирается.
 
Приблизительно то же самое следует сказать и о мусульманстве. Мы восхищаемся духовной дисциплиной мусульманского мира, его величавой сплоченностью, единым устремлением его мировоззрения, в котором право, религия и быт сливаются в одно нераздельное целое. Но когда мы читаем Коран с целью найти в нем удовлетворение своим религиозным запросам, мы испытываем разочарование. Догматика ислама оказывается бедной, плоской и банальной; мораль грубой и элементарной, и стать ортодоксальным мусульманином никто из нас искренне не может.
Зато громадную притягательную силу имеет для каждого европеизированного русского интеллигента так называемая «мистика Востока»: религиозные, философские и мистические системы Индии и суфизма.
 
Именно из этой мистики исходит теософия, стремящаяся синтезировать ее, с одной стороны, с христианством, с другой с кабалистикой и примыкающими к кабале магическо-мистическими учениями.
 
Увлечение «мистикой Востока» в значительной мере покоится на двух недоразумениях. Во-первых, с этой мистикой знакомятся по теософским трактатам агитационного, пропагандистского характера, написанным без всякого научного метода или, что еще хуже, по методу квазинаучному. А во-вторых, люди, изучающие эту мистику и желающие синтезировать ее с христианством, представляют себе под именем христианства нечто весьма неопределенное и расплывчатое, отрывая его от исторического христианства, раскрывшегося в диаматах церкви, в творениях великих подвижников и отцов церкви. Отсутствие под ногами у этих людей твёрдой почвы христианского мировоззрения не позволяет им видеть глубокие различия между этим мировоззрением и помянутыми мистическими или философскими системами Востока и заставляет их переоценивать случайное и поверхностное сходство в деталях, принимая это кажущееся сходство за. внутреннее тождество учении.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя warden