Ваард - На новых языках заговорят

Ян де Ваард, Юджин А. Найда - На новых языках заговорят
Для римских католиков было характерно в известные периоды истории стремление ограничить литургическое применение местных, национальных языков, а тем самым вытеснить в сферу домашнего обихода чтение св. Писания на родном языке. Реформация и протестантизм отвергли это ограничение, однако вместе с литургией. Православная Церковь на востоке Европы не пренебрегла и не пренебрегала даром языков.
 
Распространение христианского вероучения среди славян, начавшееся в VIII в., достигло значительных успехов лишь после того, как св. Кирилл и Мефодий во второй половине IX в. создали славянские богослужебные тексты. Первоначальный перевод св. Писания не только был принят в славянской среде в качестве авторитетного выразителя Слова Божия, но вызвал к жизни широкий ряд новых переводов. Только на церковнославянский язык до конца XV в. отдельные части св. Писания переводились около полутора десятков раз.
 
Так, в начале X в. в Болгарии были сделаны новые переводы Псалтыри и Пророков с толкованиями, в это же время заново переведено Восьмикнижие, в XII в. на Руси появились снабженные толкованиями новые переводы Песни песней и Екклисиаста. Редактирование по греческим оригиналам Нового Завета, Псалтыри, книг Царств, книги Иова было произведено в славянских монастырях на Афоне в начале XIV в., в 1499 г., в Новгороде при подготовке полного библейского кодекса Геннадиевской библии было переведено с латыни не менее десяти книг и т.д. История славянских переводов Евангелия известна совершенно недостаточно, но она особенно богата. Об этом говорит наличие громадного количества языковых и текстовых вариантов в рукописях Евангелия, за каждым из них — труд редактора. Не будет преувеличением сказать, что перевод св. Писания являлся тогда одной из форм религиозной жизни общества.
 
Совсем не так благоприятно сложилась история переводов св. Писания на русский литературный язык. Церковнославянские тексты были и остаются основой богослужения Православной Церкви. Консерватизм, косность, нежелание перемен, проявленные в Синодальную эпоху, особенно неблагоприятно сказались на отношении к св. Писанию. Первый полный перевод всей Библии на русский язык долго пробивал себе дорогу и появился лишь в 60—70-е годы прошлого столетия. В силу многих компромиссов, на которые пришлось пойти его создателям, он уже в момент своего появления оказался стилистически устарелым, а в богословском отношении уклончивым и эклектичным.
 
В России XX в. эта работа полностью прекратилась из-за неблагоприятных социальных и политических условий. Этим же было обусловлено и теоретическое отставание от мировой переводческой практики. Среди многих достижений нашего времени в сфере естественных наук, технологии, информатики нельзя не заметить исключительных успехов в такой не новой за прошедшие две тысячи лет области, как перевод св. Писания: в течение XX столетия, согласно статистике Объединенных Библейских Обществ, было выполнено более полутора тысяч переводов отдельных библейских книг на сотни языков, за предшествующие девятнадцать столетий их было сделано лишь пятьсот. Хлынувшие сегодня на страницы журналов и газет новые переводы на русский язык отдельных книг и частей св. Писания показывают своим обилием, что новое осмысление Слова Божия ощущается в обществе как насущная потребность.
 
Однако русское общество достаточно образованно и по существу вполне культурно, чтобы предъявлять к переводам строгие и серьезные требования. Мало надежды на то, что эти первые опыты получат сколько-нибудь заметное распространение, поскольку и язык их, и богословские принципы несут в себе много случайного, поспешного, незрелого.
 
Публикация в этих условиях русского перевода книги Яна де Ваарда и Юджина Найды, посвященной теории библейского перевода, является необходимой и своевременной попыткой заполнения зияющего пробела в нашей современной культуре, как будто навсегда отказавшейся от серьезного и самостоятельного постижения Божественной Истины. Эту книгу в русском переводе следует рассматривать не только как учебник для переводчика св. Писания: переводчиков в конце концов так немного, что от них можно требовать того, чтобы все необходимые пособия и наставления они прочли в оригиналах. Главная аудитория этой книги — читатели Библии на церковнославянском и русском языках, для которых авторы открывают две важные стороны священного текста: его литературную форму и его исконный языковой облик.
 
Даже Слово Откровения, обращенное к людям, приспосабливается к конкретно-историческим социальным условиям момента Откровения, ибо оно облекается в соответствующие языковые формы, включается в систему литературных жанров. Понимание того языка и того литературного облика, в которых было явлено Откровение, достигается сегодня очень большим трудом; несколько первых шагов по дороге знания читатель может пройти вместе с русским переводом книги Яна де Ваарда и Юджина Найды.
 
СЛАВЯНСКИЙ БИБЛЕЙСКИЙ ФОНД РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО БИБЛЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА
 

Ян де Ваард, Юджин А. Найда - На новых языках заговорят - Функциональная эквивалентность в библейских переводах

 
Российское библейское общество, СПб., 1998
Jan de Waard, Eugene A. Nida
From One Language to Another. (Functional Equivalence in Bible Translating).
Thomas Nelson Publishers. Nashville; Camden; New York, 1986. © Eugene A. Nida and Jan de Waard, 1986.
 

Ян де Ваард, Юджин А. Найда - На новых языках заговорят - Функциональная эквивалентность в библейских переводах - Содержание

 

Предисловие редактора


Глава 1. Переводить — значит участвовать в общении
Природа коммуникации
Структура этой книги

Глава 2. Функции и роли в библейском переводе
Богословская основа и особенности библейского перевода
Коммуникативные функции языка
Роль переводчика
Роль реципиента
Роль сообщения
Формальное соответствие и функциональная эквивалентность...
Разные типы перевода
Возможен ли перевод?

Глава 3. Основные положения
Аудитория
Использование перевода
Язык или диалект
Уровень языка
Что следует переводить
Текст
Переводчики

Глава 4. Переводить — значит переводить значение
Основные принципы функционирования вербальных знаков
Изоморфы
Значение и интеллект
Бессознательный характер речевого поведения
Социосемиотический подход к значению

Глава 5. Риторические функции

Глава 6. Риторические приемы
Повтор
Сжатие
Использование соединительных слов
Ритм
Неожиданность
Использование изоморфных признаков

Глава 7. Грамматическое значение
Указательное и ассоциативное значения
Трудности в передаче грамматического значения
Поверхностные формы и глубинное значение
Изоморфизмы в синтаксисе

Глава 8. Лексическое значение
Основные факторы лексического значения
Указательное значение
Ассоциативное значение
Определение указательного значения
Определение ассоциативного значения
Буквальные и образные значения
Недостатки традиционного подхода к библейской лексикографии
Контрастивный и контекстуальный факторы определения значения
Источники для определения значения лексических единиц
Богословская позиция переводчика
Постулаты относительно целей библейского текста
Семантические поля

Приложение 1. Различные теории перевода
Специфические проблемы перевода Библии

Приложение 2. Процесс издания библейских переводов
Типично порочная практика при переводе Библии
Предварительные процедуры
Коллектив переводчиков
Рецензирование перевода
Вспомогательный персонал
Общие вопросы организации перевода
Частные вопросы организации перевода
Тестирование
Корректура
Административные процедуры
Работа после публикации
Библиография
Индекс цитированных библейских стихов

 

Ян де Ваард, Юджин А. Найда - На новых языках заговорят - ПЕРЕВОДИТЬ — ЗНАЧИТ УЧАСТВОВАТЬ В ОБЩЕНИИ

 
«Если бы действительно знать, о чем идет речь, переводить было бы совсем нетрудно». Так один переводчик Библии, неудовлетворенный своей работой, интуитивно сформулировал главную проблему нахождения функциональных эквивалентов при переводе. Но функциональная эквивалентность предполагает ясное понимание не только значения текста источника, но и того, как текст перевода будет понят его адресатами. К сожалению, некоторые переводчики, даже когда им удается ухватить смысл текста источника, не проявляют старания сделать текст осмысленным на языке перевода.
 
К примеру, некоторые переводчики Библии сохраняют архаический язык, даже когда значения слов коренным образом изменились. В Синодальном переводе Библии стих Мф 11:12 читается так: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его», между тем восхищать значит сегодня не «похищать, забирать силой», а «приводить в восхищение». В русском переводе в редакции епископа Кассиана (Безобразова) этот архаизм устранен: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие овладевают им».
 
Похоже, что для некоторых людей старомодность языка символизирует авторитетность и сохранение традиции. Но для многих других старинный язык делает Библию чем-то вроде музейной реликвии, не имеющей никакого значения для потребностей сегодняшнего дня.
 
Есть читатели, предпочитающие Писание на красиво-туманном языке. Когда одного из них спросили, почему ему больше нравится такой перевод, он откровенно сознался: «Слова так красивы, а больше мне ничего от них не нужно».
 
Другие предпочитают неясный перевод Библии, если такой перевод отражает более «верно» (или более буквально) всевозможные особенности библейского языка. В начале VI века по инициативе Филоксена, епископа Иерапольского, была осуществлена переработка сирийского перевода Нового Завета (называемого Пешито), местами довольно свободного. Новая редакция с максимальным приближением к тексту копировала греческий текст как единственно боговдохновен-ный (Metzger 1977, 65 и В. Aland 1982, 165). Здесь совершенно очевидно наличие богословского мотива. Такую же мотивацию можно найти в некоторых современных переводах Библии, например, в переводах Бубера-Розенцвейга и Шураки, где «Бог милости» странным образом превращается в «Бога утробы». Но переводчики Библии не одиноки в своем пристрастии к неясным буквализмам, есть проповедники, находящие особое удовольствие в подчеркивании малосущественных экзотических деталей библейских текстов.
 
Мнение, что язык переводов Библии должен быть туманным и странным, основано, однако, не только на характере традиционных версий Писания или на теологических посылках. Часто люди считают, что перевод любого текста должен быть несколько странным и неуклюжим: ведь именно так их учили переводить на школьных уроках иностранных языков. Преподаватели иностранного языка зачастую настаивают, чтобы студенты давали буквальные переводы, вероятно, считая, что только в этом случае преподаватель может быть уверен, что студент распознает грамматические конструкции и буквальные значения слов. В результате студенты предполагают, что перевод должен сводиться к точному воспроизведению синтаксиса и лексики текста источника, несмотря на то что такая передача может почти не иметь смысла или содержать грубые искажения их родного языка.
 
Маловажное сообщение нет надобности переводить. Но если оно важное (а Писание мы считаем таковым), то мы ничего не выиграем, делая его неясным, если только мы не уверены, что автор оригинала сознательно допускает неясность. Например, когда автор Откровения в стихе 13:18 говорит, что число 666 заменяет имя некоего лица, он, возможно, использует криптограмму, в которой число 666 представляет собой сумму числовых значений букв либо еврейского, либо греческого алфавита. Возможно, он так зашифровал имя Нерона в еврейском написании, причем умышленно выразился неясно по политическим соображениям (Charles 1971, 365).
 
Поскольку никаких других намеков нет, нельзя быть уверенным в том, кого именно подразумевает автор, хотя некоторые из адресатов оригинального текста, скорее всего, понимали, о ком идет речь. Однако намеренная туманность выражения, вообще говоря, не характерна для библейских писателей. Большая часть того, что нам непонятно в Писании, объясняется нашим незнанием исторического и культурного фона сообщений, а не стремлением автора затруднить их восприятие.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos