Василик - Солнце русской поэзии и грозы истории

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Василик - Солнце русской поэзии и грозы истории
Труд протодиакона Владимира Василика создавался в результате многолетних размышлений над всемирной историей и русской поэзией. Автор смог кристаллизовать свои наблюдения, и в этом кристалле, как на «выпуклой поверхности оптического стекла», отразились А. С. Пушкин — «солнце русской поэзии» и грозы всемирной истории.
 
Чем эта книга ценна и важна для русского читателя? Не только тем, что Пушкин — «наше все». Это мы знаем со школьной скамьи. Гораздо важнее другое: Пушкин — наш учитель, друг, советчик и современник. Полагаем, автору удалось это показать в полной мере. Читая, к примеру, главу «Философия и богословие власти в трагедии “Борис Годунов” ловишь себя на мысли, что речь идет не о времени Годунова, а о падении СССР и «лихих девяностых» или о революции 1917 года, печальный юбилей которой вольно или невольно, но все мы отмечали. И Пушкин нам показывает, как сохранить свое достоинство, верность правде Божией и человеческой, совесть и милосердие в жестоких и невозможных обстоятельствах.
 

Владимир Василик - Солнце русской поэзии и грозы истории: К 180-летию со дня гибели А. С. Пушкина

— М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2018. — 164 с.
ISBN 978-5-7533-1420-8 978
 

Владимир Василик - Солнце русской поэзии и грозы истории - Содержание

  • Философия и богословие власти в трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов»
  • Тема антихриста и Второго Пришествия в трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов» и в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»
  • «Моцарт и Сальери»: некоторые размышления над драмой А. С. Пушкина
  • Образ Наполеона-антихриста в русском общественном сознании первой трети XIX века
  • «Перед гробницею святой…» Казанский собор в творчестве А. С. Пушкина

Владимир Василик Солнце русской поэзии и грозы истории - Введение

 
Трагедия А. С. Пушкина «Борис Годунов» не обделена вниманием исследователей, но неисчерпаемость смыслов, заключенных в этом произведении, заставляет обращаться к нему снова и снова. Говоря о философии власти в пушкинской трагедии, нельзя не вспомнить прекрасные слова митрополита Анастасия (Грибановского): «“Борис Годунов” с его Пименом — это не что иное, как яркое отображение древней Святой Руси; от нее, от ее древних летописцев, от их мудрой простоты, “от их усердия, можно сказать, набожности к власти царя, данной от Бога”, Пушкин сам почерпнул эту инстинктивную любовь к русской монархии и русским государям». Несомненно, власть в трагедии «Борис Годунов» имеет харизматическое измерение и осознается как связь с Божественным Промыслом, с Божественной волей, с Божественным благословением или Божественным гневом. И не случайно Борис, «приемля власть», обращается к покойному царю Феодору Иоанновичу:
И ниспошли тому, кого любил ты…
Священное на власть благословенье.
Итак, власть осмысляется как дело великое, страшное и священное, как жребий, который может быть слишком тяжким: «Ох, тяжела ты, шапка Мономаха». (Парадоксальным образом тяжелая шапка Мономаха ассоциируется — рифмуется — с «железным колпаком» юродивого.) Этот священный жребий может быть роковым для его недостойного носителя.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Василий