Вдовина - Интенциональность и жизнь

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Вдовина - Интенциональность и жизнь
Главная цель и задача этой книги состоит в том, чтобы представить философскую психологию схоластики XVII в. - более конкретно, ее когнитивные концепции - в одном точно определенном ракурсе. Этот ракурс задан самими текстами трактатов «О душе» и той трансформацией scientia deanima, которая происходит на последнем этапе существования непрерывной схоластической традиции. Я имею в виду соединение понятия интенциональности с новой интерпретацией понятия жизни и рождение концепции интенциональной жизни в трактатах философов-иезуитов. Жизнь интенциональная и жизнь физическая, ей противостоящая, но от нее неотъемлемая, образуют отныне тот понятийный каркас, вокруг которого реорганизуются и выстраиваются схоластические когнитивные концепции. Соответственно, главный вопрос, ответить на который пытается эта книга, можно сформулировать так: что представляет собой человеческая когнитивность с точки зрения этого фундаментального различения двух модусов жизни?
 

Вдовина Галина Владимировна - Интенциональность и жизнь. Философская психология постсредневековой схоластики

— М; СПб.: Центр гуманитарных инициатив. — 2019. — 592 с. Серия «Humanitas»
 

Вдовина Галина Владимировна - Интенциональность и жизнь. Философская психология постсредневековой схоластики - Содержание

Введение
Гл. I. Основания философской психологии: интенциональное и физическое, живое и мертвое
         § 1. Постановка задачи
         § 2. Нижняя граница жизни
         § 3. Витальные операции и критерии жизни         
         § 4. Два модуса жизни
         § 5. Живое и мертвое
         § 6. Краткие итоги
Гл. II. Типы и функции напечатленных интенциональных форм. Species impressa в чувстве
          § 1. Принцип Августина
          § 2. Общая характеристика species impressa
          § 3. Семиотическая функция species          
          § 4. Species impressae в чувстве
Гл. III. Species impressa в интеллекте
         § 1. Физическая и интенциональная причинность
         § 2. Существование и порождение умопостигаемых species impressae
         § 3. Species impressa в контексте проблемы универсалий
         § 4. Интеллектуальная память
         § 5. Species intelligibilis и познание нечувственных объектов
Гл. IV. Хабитус
        § 1. Хабитус как разновидность качества
        § 2. Сравнение хабитуса и species impressa
        § 3. Онтологическая характеристика хабитуса
        § 4. Функция хабитуса
        § 5. Хабитус в науке о душе после Суареса
Гл. V. Species expressa. Структура интенционального акта
        § 1. К общей характеристике species expressa
        § 2. Структура интенционального акта: постановка проблемы и основные позиции
Избранная литература
 

Вдовина Галина Владимировна - Интенциональность и жизнь. Философская психология постсредневековой схоластики - Орывок из книги 

 
Интенциональность в постсредневековои науке о душе есть главный признак одного из двух фундаментальных модусов жизни. Апелляции к критериям живого, к понятию жизни как таковой и к ее общим проявлениям на всех уровнях витальности составляют неотъемлемую часть аргументации и обоснования собственно когнитивных концепций в схоластической философской психологии. Поэтому мы должны начать издалека, с самого начала, с вопроса о том, что такое жизнь и живое в контексте схоластической философии и теологии XVII в.
 
В течение долгих столетий христианского Средневековья существовало два радикально различных понятия жизни, которые редко встречались между собой в одних текстах и контекстах. Одно понятие жизни восходило к Аристотелю, к его «Малым сочинениям о природе» («Parva naturalia») и трактату «О душе»; в аристотелевском смысле жизнью называлось обладание душой как внутренним началом специфических операций, доступных только одушевленным сущим, а также фактическое выполнение этих операций: питания, роста, размножения, а на более высоком уровне — чувствования и мышления. Что касается другого понятия жизни, его отдаленные отголоски средневековая ученость тоже находила в трудах язычника Аристотеля, но основным его источником была библейская вера в Бога живого и христианское богословие. В этом понимании предельным выражением живого был Бог. Августин в книге XVтрактата «О Троице» противопоставляет божественную жизнь жизни творений, поскольку в Боге жизнь есть сама его сущность и природа:
 
Ведь Бог живет только жизнью, которая есть Он сам. Но эта жизнь не такая, какая присутствует в дереве, где нет ни ума, ни чувства. И не такая, какая присутствует в домашнем скоте, ибо жизнь в скоте имеет пятиричное чувство, но не имеет никакого ума, жизнь же, которая есть Бог, чувствует и мыслит всё, причем чувствует умом, а не телом, поскольку Бог есть дух. Но не так чувствует Бог, не телом, как чувствуют телесные животные, ибо Он состоит не из души и тела, но простой природой чувствует, как мыслит, и мыслит, как чувствует, и в нем чувство и ум — одно и то же.
 
Богу уподоблялись, по мере возможного, умные творения — ангелы и люди: то была жизнь духовная, жизнь в ином регистре и режиме, нежели реализация природных возможностей тела, наделенного органами и оформленного душой.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя denpon