Verbum - 15 - Реформация Мартина Лютера в горизонте европейской философии и культуры

Verbum - 15 - Реформация Мартина Лютера в горизонте европейской философии и культуры
Ницше пишет: «Немцам сразу понятны мои слова, что кровь теологов испортила философию. Протестантский пастор — дедушка немецкой философии, сам протестантизм ее peccatum originale… Достаточно сказать “тюбингенская школа”, чтобы сделалось ясным, что немецкая философия в основании своем — коварная теология… Швабы — лучшие лжецы в Германии, — они лгут невинно…» Если отвлечься от оценок, то Ницше прав. Его слова — хороший эпиграф к нашей конференции. Протестантский пастор — дедушка немецкой философии, — пусть так, но тогда бабушка протестантского пастора — это немецкая мистика.
 
Засвидетельствованное Ницше кровное родство протестантизма и немецкой философии вроде бы не вызывает сомнений, но попробуем взглянуть на него не с точки зрения «порчи крови», а с другой стороны — «субъективной», имея в виду субъектов опыта, религиозного и философского соответственно. И тот, и другой опыты — глобальные, всеобъемлющие, в них, этих опытах/испытаниях, находят себя в мире, стало быть, это и есть «техники себя», введенные в научный обиход М. Фуко в качестве одной из трех основополагающих «осей опыта».
 
Rapport a soi, отношение к себе, — ключевое словосочетание для понимания сути «техники себя». В качестве субъекта того или иного опыта я появляюсь на свет ровно в тот миг — не раньше и не позже, — когда начинаю как-то к себе относиться. Меня как субъекта нет до того, пока я не стал как-то к себе относиться. Но отнестись к себе я могу лишь при одном непременном условии: дистанцирования от себя. Оставаясь там, где я есть, я должен перенестись в некую точку, откуда смогу взглянуть на себя со стороны.
 
Дистанцируясь от себя и тем самым приходя в себя, я нахожу себя в целом мире, который впервые артикулируется в целое в том же самом событии установления отношений с самим собой.
 
Варианты того, с какой именно стороны я могу на себя посмотреть, в общем, предзаданы культурным кодом эпохи (общества, группы), а сама процедура «прихода в себя», как правило, в значительной степени ритуализована. Культуры, общества, эпохи различаются меж собой прежде всего узаконенной и более или менее общепринятой формой образования (образования себя), варьирующейся для разных слоев и групп населения.
 
Тем не менее, несмотря на ритуализованный характер процедуры, речь идет именно о спонтанном событии, столько же мира, сколько и меня, описуемом post factum и переживаемом как состояние совершенства, прозрения истины, понимания и т. п.
 
Опыт такого самообразования (становления субъектом опыта) определяется как мистико-аскетический. Обе стороны — мистика и аскеза — в нем неотделимы друг от друга. Аскетическое «воздержание» в широком смысле, включающее самые разнообразные отказы и запреты, отделяет индивида от себя и остальных (профанов), к этому опыту не причастных, и тем самым одновременно объединяет всех прошедших через него (посвященных) в некую целостность (братство, союз — unio mystica). Все они — адепты этого опыта — сопричастны целому, которое как целое, которому принадлежат, всегда остается за пределами опыта, обеспечивая его единство (взаимопонимание, общность мира, ориентаций и т. д.).
Мистический опыт всегда есть опыт аскезы, отделения от себя того, сего и этого, и тем самым он есть единение, unio mystica всех, через него прошедших. Опыт целого, переживаемый изнутри той или иной целостности. Соединяющее разделение, или артикуляция (целого), буквально: со-членение.
 
В христианстве, в «классическую эпоху веры», такое образование себя подразумевало, что истинным христианином будет тот, кто «пожертвовал собой» ради Бога: перечеркнул в себе «ветхого Адама» и — пройдя через собственную символическую смерть — возродился «Адамом новым». Адепт отделяет себя (аскеза) от внешних «чтойностей» (система запретов), а также отделяет себя от себя «какого-то»; это ставит его как бы в «надмирное» положение, и чем тотальнее отрешенность, тем больше в нем подобия неотмирному Богу-творцу. Чем полнее он «умер» для всего «внешнего», тем полнее причастился божественному началу.
 
Ритуализованной формой этой техники себя было участие в литургии с ее главным ритуалом — причастием. Мистика — не просто органичная составляющая всякого креационистского богословия, прежде всего догматического, но его основа, притом вполне практическая, и в этом смысле мистика сугубо рациональна в качестве онтологии, полагающей в основание мира поступок — божественный и человеческий.
 

Verbum - 15 - Реформация Мартина Лютера в горизонте европейской философии и культуры

Под ред. О.Э. Душина
СПб.: Изд-во С.‑Петерб. ун-та, 2013. — 424 с.
ISBN 978-5-288-05488-4
 

Verbum - 15 - Реформация Мартина Лютера в горизонте европейской философии и культуры - Содержание

 
I. Средневековая немецкая мистика: от Майстера Экхарта к Николаю Кузанскому
  • Проф. А.Г. Погоняйло (Санкт-Петербургский государственный университет) Мистика и аскеза
  • Др. Матиас Фоллет (Университет Майнца) Роль Простеца (Idiota) и мирянина (laicus) в сочинениях Николая Кузанского как мотив Реформации в его мысли и действиях
  • Мг. Марион Рутц (Университет Трира) «Декрет о евреях» Николая Кузанского как стратегический документ папского легата в целях реформирования христиан
II. Происхождение и источники Реформации и лютеранства
  • Др. Веса Хирвонен (Университет Восточной Финляндии) Реликвии в теологии Мартина Лютера
  • Мг. Ильмари Каримиес (Университет Хельсинки) Метафоры света и тьмы в представлениях Лютера о вере
  • Доц. К.В. Бандуровский (Российский гуманитарный государственный университет, Москва) Место Лютера в дискуссии о свободе/рабстве воли.
  • Др. П. Серкова (Университет Дуйсбурга-Эссена) Свидетель, судья, палач: вопрос совести в немецкой протестантской духовно-назидательной литературе XVII века

III. Идеи Мартина Лютера в горизонте европейского философствования и культуры

  • Проф. С.В. Никоненко (Санкт-Петербургский государственный университет) Лютер и Локк о суеверии
  • Проф. И.И. Евлампиев (Санкт-Петербургский государственный университет) И.Г. Фихте о христианстве и его исторической судьбе
  • Хольгер Седестрём (Университет имени Гумбольдта, Берлин) Различие веры разума и церковной веры у Канта как наследие Мартина Лютера.
  • Карина Папе (Университет имени Гумбольдта, Берлин) От воззрения Лютера на женщин к семейному праву Канта
  • Наталья Еремеева (Санкт-Петербургский государственный университет) Бог как Deus absconditus в теологии Мартина Лютера и Бог как ноумен в философии Канта
  • Доц. И.С. Кауфман (Санкт-Петербургский государственный университет) Протестантизм и дух новоевропейской науки: историография и реконструкция вопроса
  • Проф. О.Э. Душин (Санкт-Петербургский государственный университет) Мартин Лютер и идея сопротивления (Лев Шестов и Дитрих Бонхёффер)
  • Др. Штефан Райхельт (Общество по изучению христианского Востока, Бранденбург) Лютеранство в русской культуре: Иоганн Арндт
  • Др. Айрис Викстрём (Академический университет Або, Турку) О рецепции интерпретации Толстым Евангелия

IV. Философия и теология: исторические формы и диалектические стратегии познания

  • Проф. Марья-Лииса Каккури-Кнууттила (Аалто Университетская школа бизнеса, Хельсинки) Значимость искусства диалектики в философском исследовании у Аристотеля
  • Проф. Агнешка Киевска (Люблинский Католический университет Иоанна Павла II) Изучение средневековой философии и ее историография
  • Проф. Клаус Райнхардт (Институт Кузанского, Университет Трира) Николай Кузанский в современной немецкой теологии
  • Др. Кирстин Цайер (Высшая школа Алануса, Альфтер) Религиозная философия Кузанца в трудах Германа Когена: Коген и проблемы «восточного еврейства»
  • Др. Штефан Райхельт, Ольга Курило (Общество по изучению христианского Востока, Бранденбург) Православная Церковь в Федеративной Республике Германии: история и современность

V. Переводы и комментарии

  • Николай Кузанский. Декрет об иудеях (1451). Перевод и комментарии В.Н. Морозова и М.В. Семиколенных.
  • Мартин Лютер. Диспутация против схоластической теологии (1517) Перевод Н.В. Еремеевой.
  • Мартин Лютер. Гейдельбергские диспутации (1518) Перевод Н.В. Еремеевой.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Aleksey