Веспетал - Слово о Боге - том 3 - Природа Бога

Томас Веспетал –  Слово о Боге: Евангельское богословие для восточных христиан – том 3 – Природа Бога
Кто есть Бог? Какова Его природа? Установив в предыдущем томе, что Бог преимущественно открывает Себя самым авторитетным образом в словесной форме, т.е. через канонические книги Библии (39 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета), мы, в первую очередь, будем обращаться именно к этому источнику в поисках выяснения природы Бога. 
 
В данном томе рассматривается Божья природа с трех точек зрения: Его атрибуты, Его триединство и Его отношения с творением. В первой главе поднимается вопрос богопознания вообще, т.е. может ли человек познать Бога и до какой степени? В этой книге защищается позиция, что Бога можно познать по Его сущности. Но это не означает, что наше познание Бога является исчерпывающим. Вслед за размышлениями Фомы Аквинского можно мыслить о том, что познание Божьей сущности доступно нам по смыслу, а не по степени. Соответственно, в первой главе предлагается опровержение апофатического богословия, которое настаивает на том, что Божья сущность полностью непостижима. 
 
В разборе Божьих атрибутов используется следующая система классификации: Божье величие, Божья святость и Божья любовь. В число атрибутов Божьего величия входят Его жизнь, личностность, духовность, постоянство, бесконечность, вечность, всеведение, всемогущество и вездесущность. В число атрибутов Божьей святости входят непосредственно Его святость, а так же праведность, справедливость и верность. В число атрибутов Божьей любви входят непосредственно Его любовь, а так же благодать, милость и долготерпение. Затем поднимается тема Божьей славы, которая представляет собой совокупность всех Его совершенств. Вместе с библейским описанием этих моментов предлагается и опровержение небиблейских взглядов относительно этих Божьих качеств. 
 
Касательно триединства Бога рассматриваются, с одной стороны, библейское свидетельство Его единства, а с другой стороны – Его троичности. Обсуждаются и разные попытки объяснить отношения между Лицами Троицы, а так же заблуждения и искаженные взгляды по данному вопросу, появившиеся в течении церковной истории. В итоге мы приходим к выводу, что один Бог существует в трех единосущных Личностях: Отце, Сыне и Духе Святом. Обсуждение Божьего триединства логически следует за разбором Его атрибутов ввиду того, что все Лица Троицы обладают всеми этими качествами. 
 
В контексте триединства Бога проводится исследование как человеческой, так и божественной природ Иисуса Христа и их взаимоотношений. Отстаивается позиция о полной божественности и полной человечности Христа в одной богочеловеческой личности в соответствии с халкидонским определением. Также исследуем природу Третьей Ипостаси Святой Троицы, Духа Святого, принимая, как Его божественность, так и Его личностность. 
Последний раздел «Божьи отношения с творением» логически следует за предыдущим и противопоставляется ему. Дело в том, что Божье триединство касается взаимоотношений внутри Божества, а в третьем разделе рассматриваются отношения Бога с всем тем, что вне Его, т.е. с тем, что Он создал. 
 
Во-первых, Бог – Творец и Вседержитель. Автор данной книги стоит на стороне тех креационистов, которые верят в творение мира за 6 дней примерно 6000 лет тому назад. Затем рассматривается творение Богом ангелов в контексте Его величества, поскольку одна из главных причин создания ангелов заключается в том, чтобы увеличивать Божье достоинство. Следующая глава посвящена темам Божьей трансцендентности и имманентности или же, выражаясь проще, о Его «расположении» по отношению к творению. 
Последняя тема – самая объемная. Это Божий суверенитет или владычество. Она касается разных сфер: во-первых, Божьего действия по отношению к природе и истории. По этому поводу противопоставляется Божье провидение творению чудес. Во-вторых, обсуждается Божье владычество по отношению к человеческой свободе. Является ли человек истинно свободным? В данной книге защищается арминианская позиция и опровергается кальвинизм. 
 
Самый больной вопрос в отношении Божьего владычества – это так называемая проблема зла. Вызывает ли Бог все зло, существующее в мире? Наконец, будем рассматривать тему Божьего царства. На что именно указывает эта библейская концепция по отношению к Божьему суверенитету?
 

Томас Веспетал –  Слово о Боге: Евангельское богословие для восточных христиан – том 3 – Природа Бога

 
Том 3.1 – Природа Бога 
Автор: Томас Веспетал
Под редакцией Сергея Поднюка
Киев: 2014
 

Томас Веспетал –  Слово о Боге: Евангельское богословие для восточных христиан – том 3 – Природа Бога – Содержание

 
Часть 1. Божьи атрибуты
  • Глава 1 – Богопознание
  • Глава 2 - Характеристики Божьего величия: жизнь, личностность, духовность
  • Глава 3 - Характеристики Божьего величия: постоянство, бесконечность, вечность 
  • Глава 4 - Характеристики Божьего величия: всемогущество, вездесущность, всеведение 
  • Глава 5 - Характеристики Божьей святости 
  • Глава 6 - Характеристики Божьей любви 
  • Глава 7 – Божья слава 
Часть 2. Божье триединство
  • Глава 8 - Доктрина о Троице 
  • Глава 9 - Доктрина о Христе: божественность
  • Глава 10 - Доктрина о Христе: человечность 
  • Глава 11 - Доктрина о Духе Святом 
Часть 3. Божьи отношения с творением 
  • Глава 12 - Бог: Творец и Вседержитель
  • Глава 13 - Божье величие и служение ангелов
  • Глава 14 - Божья трансцендентность и имманентность 
  • Глава 15 - Божье владычество: провидение и чудеса 
  • Глава 16 - Божье владычество и человеческая свобода: разбор Ветхого Завета
  • Глава 17 - Божье владычество и человеческая свобода: разбор Нового Завета
  • Глава 18 - Божье владычество и человеческая свобода: богословский разбор
  • Глава 19 - Божье владычество: проблема зла
  • Глава 20 - Божье владычество: Божье царство
Приложение А: Неоплатонизм 
Приложение Б: Учение Свидетелей Иеговы о божественности Христа
 

Томас Веспетал –  Слово о Боге: Евангельское богословие для восточных христиан – том 3 – Природа Бога – Божье триединство. Разные концепции о Троице. Восточное понимание

 
Наряду с разногласиями, существующими между Западной и Восточной Церквями на счет исхождения Духа, есть и отличия в их общих представлениях о триедином Боге. Эти разногласия восходят даже ко времени Никейского Собора.[595]
 
Вспомним, что на Никейском Соборе, когда осудили ересь Ария, то определили отношения между Отцом и Сыном словом хомоусиос, т.е. что Сын «единосущный» Отцу. Этим определением были довольны и Западная Церковь, и некоторые на Востоке, а именно Афанасий и приверженцы Антиохийской школы, потому что оно подчеркивало единство Бога и божественность Христа. А последователи учения Оригена неохотно согласились на эту формулировку, опасаясь того, что она приведет к разделению Божьей сущности на три части или к монархианству (см. ниже). 
 
«Каппадокийцы», выдающиеся восточные учителя в области доктрины о Троице, попытались разрешить эту дилемму новой формулировкой. В частности, это были Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский. Они определили терминологию, согласно которой вопрос Троицы до сих пор понимается на Востоке. Термин усия относится к Божьей сущности, т.е. к единству в Боге или, говоря другими словами, к тому, что является общим между всеми Ипостасями. Слово хупостасис (по-русски – ипостась) относится к отдельным личностям или Ипостасям Троицы, т.е. к Отцу, Сыну и Духу Святому.[596] Итак, получилась следующая формулировка: Бог – это одна Сущность, т.е. усия, в трех Ипостасях, т.е. хупостасис.[597]
 
В своем разборе концепции Троицы каппадокийцы руководствовались доминирующей в те времена философской системой Платона. По этой системе вся реальность воспринимается в свете понятий «универсалий» и «частностей». Частности – это отдельные предметы, существующие в реальности. Каждый предмет, то ли человек, то ли какая-то вещь, входит в категорию «частности». Универсалии же – это представления предметов по их «классу» в реальности. 
 
Например, все книги, существующие в мире, являются частностями. Но есть и концепция «книга», о которой человек может соображать только умственно. Когда человек думает о концепции «книга», то в его уме возникает какое-то представление о данном предмете. Но это представление не соответствует никакой существующей в мире конкретной книге. Представление об этом или картина этого находится только у него в уме. Это умственное представление о книге называется «универсалией». Она представляет все конкретные предметы, т.е. частности (в данном случае книги), которые входят в данную категорию. 
 
До сих пор мы говорили о том, что универсалии существуют только в уме человека. Но Платон не был с этим бы согласен. Он учил, что универсалии на самом деле существуют, но в другой сфере или измерении, с которыми мы имеем контакт через разум. Взгляд Аристотеля отличался тем, что он верил, что универсалии находятся не в другой сфере реальности, а в самих частностях.
 
В своей формулировке доктрины о Троице каппадокийцы много позаимствовали у Платона. Структуру Троицы они понимали по образцу системы универсалией и частностей. Применяя эту систему к человечеству, можно сказать, что в мире есть много конкретных людей, но только одно человечество. Применяя эту систему к Божеству, можно сказать, что в Боге есть три хупостасиса, т.е. личности, но только одна усия, т.е. сущность.[598] Иоанн Дамаскин описывает данный момент так:
 
«Ибо мы не слыхали, что один только Отец или один только Сын, или один только Дух Святой есть Божество, ибо слово Божество обозначает естество, а слово Отец (обозначает) ипостась подобно тому, как и слово человечество (обозначает) естество, а (имя) Петр – ипостась. Слово же Бог обозначает и общность естества, и одинаково употребляется по отношению к каждой ипостаси подобно тому, как и слово человек. Имеющий божеское естество есть Бог, и (имеющий) человеческое – человек».[599] 
 
Получается, что Ипостаси в Боге конкретизируют и персонализируют безличную Божью природу, т.е. усию.[600] Об этом Лосский пишет следующее: «Нельзя мыслить Бога вне трех Лиц… не дать ему объективировать 
 
Божественную сущность вне Лиц».[601] Также, согласно учению каппадокийцев, Ипостаси в Троице отличаются друг от друга следующими присущими им качествами: Отец не рожден, Сын рожден, Дух исходит.[602] 
 
Последняя характерная черта восточного взгляда заключается в том, что основой Троицы считается Бог-Отец. Это – доктрина о «единовластии» или «единоначалии» Бога-Отца. Восточная Церковь не считает Отца лучшим по качеству по сравнению с другими, но, тем не менее, отводит Ему особое место, как основе для единства Троицы. У Него вечно рождается Сын и от Него вечно исходит Дух.[603] Об этом пишет Григории Нисский: «Три имеют одну природу, основой единства Которых является Отец». Соответственно этому Псевдо-Дионисий написал: «Единственным Источником сверхсущественной божественности является Отец».[604]
 
Это мнение поддерживает и Лосский, который говорит: «В порядке домостроительного проявления Святой Троицы в мире, каждая энергия исходит от Отца и сообщается через Сына и Духа Святого»,[605] и «В порядке ниспослания проявительных энергий, являющих Божество, Отец есть обладатель проявляемого свойства, Сын – проявление Отца, Дух Святой – Тот, Кто проявляет».[606] 
 
Лосский учит, что Отец является не только источником «энергии» в Троице, но и источником божественной природы: Отец является «источником всякого Божества в Троице, изводит Сына и Святого Духа, сообщая Им Свою природу».[607] Он так же усматривает в порядке имен, по которому Ипостаси перечислены в Писании, указание на единовластие Отца.[608] 
 
Лосский также утверждает, что когда мы говорим о том, что Бог – «один», мы говорим исключительно об Отце: «Один Бог, потому что один Отец».[609] В поддержку этого момента Лосский ссылается на Григория Богослова: 
 
«У нас один Бог, потому что Божество одно. И к Единому возводятся Те, Которые происходят от Него, будучи Тремя по вере… Поэтому когда мы имеем в мысли Божество, – Первопричину и единоначалие, – тогда представляемое нами – одно. А когда мы имеем в мысли Тех, в Которых Божество и Которые происходят от Первоначала довременно равночестно, тогда покланяемся Трем».[610]
 
и на Дамаскина:
«Когда мы рассматриваем в Боге Первопричину, единоначалие.. мы видим Единицу. Но когда мы рассматриваем Тех, в Ком Божество или, вернее, Тех, Которые Сами Божество, Лица, Которые происходят из Первопричины, … то есть Ипостаси Сына и Духа, – тогда мы покланяемся Трем».[611]
 
«Единовластие» или «единоначалие» Бога-Отца является еще одной причиной, почему Восточная Церковь отвергает учение о двойном исхождении Духа. Если Дух исходит и от Отца, и от Сына, то исхождение происходит не от Божьей сущности, укорененной в Отце, а от Ипостасей. 
 
Однако, Брей относится к этому учению с закономерной осторожностью. Он считает ошибочно думать, что Бог-Отец «делегирует» другим Лицам божественные силы. Будучи полноценными божественными личностями, Сын и Дух Сами обладают всеми Божьими качествами. Итак, учение о единовластии Отца может умалять значимость других Лиц. Наконец, такое понимание может привести к выводу, что миссия Иисуса осуществилась не добровольно, а под принуждением, так как Он вечно находился под властью Отца.[612] 
 
Также примечательно, что на восточное понимание Троицы оказывает немало влияния доктрина об обожении, согласно которой судьба человека – это «обожиться», т.е. стать богом. Анализируя учение Лосского, Зайцев приходит к правильному выводу, что «Православная Троица обеспечивает нас основанием для теозиса» (т.е. обожения).[613] Манцаридис добавляет: «Когда ранние Отцы Церкви сформулировали свое учение о Троице и Христе, их отправная точка была реальностью обожения человека, как оно испытывается в жизни Церкви».[614] 
 
Можно пояснить этот момент следующим образом. Если Единый Бог считается не безличной сущностью, а личностью, то соединение с Ним, которое является конечной целью обожения, становится проблематичным. В процессе обожения необходимо, чтобы обоживающее влияние безличной божественной природы (точнее, божественных «энергий»), проникающей в человеческую природу Христа и обоживающей ее, переходило через Него к обоживаемому человеку.[615] 
 
Далее, согласно учению Григория Паламы, отрицание двойного исхождения Святого Духа также имеет значение в отношении обожения человека. Им предполагается, что если Дух исходит как от Отца, так и от Сына, то Дух оказывается на том же онтологическом уровне, на котором находятся твари. Следовательно, Он не может сообщать ту «нетварную благодать», необходимую для обожения.[616]
 
Итак, в восточном взгляде подчеркивается троичность Бога, существующая за счет Его единства.[617] По этому учению концепция «одного Бога» довольно слаба, потому что либо эта фраза относится только к Богу-Отцу и умаляется значимость других Лиц, либо она приравнивается универсалиям, что означает, что Бог – это не Существо, а просто общая сущность, которую разделяют между собой все Ипостаси. 
 
Также давно уже отмечается, что сравнение Троицы с универсалиями и частностями может легко превратиться в тритеизм. Ведь каждая человеческая ипостась (частность) обладает той же человеческой природой (универсалией), но мы не говорим о всех людях, взятых вместе, как об одном человеке. Их много. Подобным образом, если мы говорим о Ипостасях как о частностях, обладающих общей божественной природой (универсалией), то что мешает нам утверждать, что есть три Бога?[618]
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Голосов еще нет
Аватар пользователя andrua