Волков - Государство, или Цена порядка

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Вадим Волков - Государство, или Цена порядка
Азбука понятий

Длительное существование государства требует постоянного производства иллюзий относительно его действительной природы, повторения мифологии, скрывающей его происхождение. Крах государства, напротив, обнажает его действительную «механику». Неслучайно самые проницательные идеи относительно природы государства рождались в моменты его крушения. Эта книга основана на таких идеях.
 
Итак, при отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки; так как и сами разбойничьи шайки есть не что иное, как государства в миниатюре. <...> Когда подобная шайка потерянных людей возрастает до таких размеров, что захватывает области, основывает оседлые жилища, овладевает городами, подчиняет своей власти народы, тогда она открыто принимает название государства, которое уже вполне присваивает ей не подавленная жадность, а приобретенная безнаказанности.
 
Эти хорошо известные слова принадлежат раннему христианскому проповеднику Августину Аврелию (354-430), влиятельнейшему богослову и философу. Свой главный труд жизни «О Граде Божьем», откуда взята эта цитата, он пишет в момент крушения Римской империи, через несколько лет после поистине немыслимой катастрофы - разграбления Рима вестготами в 410 году н. э. Интеллектуальная страсть Блаженного Августина была направлена на обоснование превосходства христианской веры над языческими богами Древнего Рима. Но для нас он также реалист не питавший никаких иллюзий относительно природы современного ему государства.
 
Приведенная выше цитата продолжается не менее известной притчей. «Прекрасно и верно ответил Александру Вели- кому один пойманный пират. Когда царь спросил его, какое право имеет он грабить на море, тот дерзко отвечал: “Такое же, какое и ты: но поскольку я делаю это на небольшом судне, меня называют разбойником; ты же располагаешь огромным флотом, и потому тебя величают императором”». На современном языке проблема, которую ставит Августин, звучала бы как «изоморфизм» или структурное подобие между бандой разбойников и государством.
 
Нельзя не заметить однако, что Августин все же указывает отличительную черту государства, которую он называет iustitia, т. е. справедливость или юстиция. Успешное завоевание и накопление богатства путем грабежа ведет к превращению банды грабителей в политическую организацию, но качественная разница между ними если и возникает, то лишь с появлением ограничений, связанных с необходимостью соблюдения прав и принципов справедливости.
 

Вадим Волков - Государство, или Цена порядка

Издательство - Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2018. - 160 с.
Азбука понятий – выпуск № 6
ISBN 978-5-94380-249-2

Вадим Волков - Государство, или Цена порядка - Содержание

  • Введение
I. Понятие и теории государства
  • The state, I'etat
  • Государьство
  • Гоббс        
  • Либеральная теория государства
  • Классовая теория государства
  • Теория социального государства
  • Реалистическая теория государства      
II.Формирование государства: критическая генеалогия
  • Бандиты и государственники
  • Борьба на выбывание
  • Три базовых монополии
  • От частной монополии к публичной
  • Государства и революции
  • Государство и экономический рост       
III. Воспроизводство государства
  • Повседневное государство
  • Монополия символического насилия
  • Господство и сопротивление
  • Приватизация государства
  • Крах государства (state failure)
  • Россия 1990-х: крах и восстановление государства
  • Офшоры и торговля суверенитетом      
IV. Отмирание государства? вместо заключения
  • Благодарности
  • Что читать по теме?
  • Summary

Вадим Волков - Государство, или Цена порядка - Либеральная теория государства

 
Последующая либеральная мысль во многом отталкивается от Гоббса и пересматривает его идеи. Джон Локк (1632-1704) опубликовал свои политические трактаты, включая знаменитые «Два трактата о правлении» (1690), после окончания Английской («Славной») революции и установления парламентской монархии. Его волновал уже другой вопрос: где гарантии того, что Левиафан, имеющий такую силу и не позволяющий людям чинить зло друг другу, сам не станет источником злоупотреблений? Но для того, чтобы поставить вопрос об ограничении власти государства, Локку пришлось отказаться от идеи естественного состояния как войны всех против всех и более благосклонно посмотреть на природу человека.
 
Для Локка естественным состоянием является то, что мы понимаем как гражданское общество: согласно естественному праву, каждый имеет право на жизнь, свободу и собственность. Индивиды изначально свободны и наделены разумом, а это делает их способными к формированию первичных общностей и созданию законов. Тем не менее во имя безопасности и сохранения порядка они вынуждены создавать государство. В отличие от Гоббса, у которого контракт носит конституирующий и необратимый характер, вся либеральная мысль будет настаивать на том, что источник власти всегда находится у гражданского общества (читай - свободных частных собственников) и если правитель или правительство начинают злоупотреблять властью, то гражданское общество имеет законное право забрать власть и сменить правительство.
 
Третьим радикальным отличием либеральной мысли стала идея разделения властей на законодательную и исполнительную, дабы предотвратить злоупотребления последней. В основании либеральной теории государства лежит и определенное мировоззрение философского свойства: эмпиризм и утилитаризм И Локк, и последующие английские эмпирики-утилитаристы Иеремия Бентам (1748-1832), Джеймс Милль (1773-1836) и его сын Джон Стюарт Милль (1806-1873) исходили из того, что основанием суждения и построения каких-либо теорий может быть только опыт и наблюдения в сочетании со строгой логикой рассуждения.
 
Это возвеличивание опыта (в праве, соответственно, прецедента) и предубеждение к абстракциям (которые нельзя наблюдать) - то, что традиционно составляет английский стиль мышления, - отразились и в том, что либеральные теоретики отказывались воспринимать государство как фиктивную сущность или искусственного человека. Никакой метафизики! В качестве первичной реальности выступает свободный индивид, наделенный правами (под которым понимался мужчина, имевший частную собственность, - в демократичности английских либералов не упрекнешь), затем индивиды формировали гражданское общество и создавали инструмент для его защиты и регулирования конфликтов - государство. Либеральная концепция государства содержит два принципиальных требования.
 
Во-первых, государство есть нейтральный арбитр, своего рода площадка для решения возникающих в гражданском обществе споров и конфликтов. Они решаются независимыми судами сообразно правилам, установленным этим обществом через представительные законодательные институты. Это предполагает, что государство не должно обладать собственной волей или интересом, а должно служить интересам гражданской (прежде всего экономической) жизни, будучи ограниченным посредством законодательства и периодических выборов.
 
Во-вторых, либеральная теория оперирует нормативной идеей «минимального государства». Оно должно быть способно выполнять минимальные функции по охране порядка, прав собственности и обеспечивать безопасность границ, а остальное сделает свободная конкуренция. Государство должно быть дешевым. Несмотря на сильный нормативный элемент, выразившийся в поиске такой формулы государства, которая бы при- носила максимум пользы гражданскому обществу, английские либералы тем не менее способствовали важному концептуальному сдвигу. Они стали отождествлять государство с правительством, т. е. с вполне конкретным государственным аппаратом, который управляется определенным образом и цену которого можно высчитать.
 
То есть это не совокупность людей под единой властью и законами и не фиктивное средоточие суверенитета, а особым образом организованная публичная сфера, отделенная от гражданского общества и защищающая последнее. Французская политическая философия продолжала мыслить государство в терминах контракта, но была менее индивидуалистична. Жан-Жак Руссо (1712-1778) определял контуры социального контракта иным способом, чем английские либералы, что помещает его скорее в республиканскую традицию. Оставляя в стороне вопрос о природе самого государства, Руссо задавался вопросом о том, как править самим, не угнетая никого и не будучи угнетенными внешней властью.
 
Его социальный контракт - это некий метафизический акт образования общей воли всех граждан, которая является носителем суверенитета и никому его не делегирует, а наоборот, диктует эту волю государству. Это может происходить и через законы, но лучше всего - посредством прямой демократии, т. е. референдумов или других актов, через которые общая воля может быть явлена власти (воля и власть - принципиальное различение у Руссо). При этом французская мысль еще более радикально ставила вопрос о разделении властей и границе между гражданским обществом, которое способно на само- управление (свободные ассоциации граждан), и государством как исполнительным аппаратом на тот момент еще королевской власти.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik