Вудсмолл - Когда исцеляется душа

Синди Вудсмолл -  Когда исцеляется душа
Третья и последняя книга серии "Сестры по лоскутному одеялу". Ханна возвращается в родной дом, откуда она с позором бежала.
 
Это ставит ее перед мучительным решением: выбрать ли новую жизнь, в которой она многого достигла, и человека, который восстановил в ней надежду, или откликнуться на призыв своего сердца.
 
Мастерски написанная книга о силе прощения и освобождении.
 
Достоверные персонажи книги Вудсмолл убедительно иллюстрируют, как могут исцелиться израненные души.
 

Синди Вудсмолл -  Когда исцеляется душа

 
Сестры по лоскутному одеялу, книга третья
«БИБЛИЯ ДЛЯ ВСЕХ» Санкт-Петербург 2012
ББК 86.376 УДК 242 В88
 
Originally published in English under the title: When the Soul Mends by Cindy Woodsmall Copyright © 2008 by Cindy Woodsmall Published by Multnomah Books, an imprint of The Crown Publishing Group a division of Random House, Inc. 12265 Oracle Boulevard, Suite 200 Colorado Springs, Colorado 80921 USA All non-English language rights are contracted through: Gospel Literature International P.O. Box 4060, Ontario, California 91761-1003 USA This translation published by arrangement with Multnomah Books an imprint of The Crown Publishing Group a division of Random House, Inc.
Russian edition © 2009 Bible for Everyone Christian Society Russia, 195009, St. Petersburg, Lebedeva street, 31, 9H
Издание 2-е Переводчик P. Б. Шемпелъ
 
«В романе Синди Вудсмолл "Когда исцеляется душа", трогательной истории о любви и прощении, герои настолько реальны, а захватывающий сюжет на фоне описания жизни амишей настолько натурален, что я почти чувствую запах свежеиспеченных булочек с корицей и слышу цокот копыт по мостовой. Эту книгу, которая полностью захватывает тебя с самого начала и до конца, нужно обязательно прочитать!»
Дана Хант, автор книги «Что будет то будет»
 
«Подобно стежкам красивого лоскутного одеяла, любовь и вера составляют канву книги Синди Вудсмолл "Когда исцеляется душа", блестяще написанной третьей книги из серии "Сестры по лоскутному одеялу". Своим искусным сюжетом и героями, словно говорящими со страниц книги, этот роман повествует о вечных истинах, показывая, что прощение — это бальзам, который исцеляет раны и становится защитным покровом для души».
Кэтлин Ибарбо, автор книги «Любимый изгнанник»
 

Синди Вудсмолл -  Когда исцеляется душа - Сестры по лоскутному одеялу - книга третья - Глава 1

 
Машина Ханны удалялась по дороге, пока не превратилась в точку и не исчезла за горизонтом. Холодный бетон под босыми ногами Мартина и чашка с остывшим кофе в руке подсказали ему, что субботнее утро не следует начинать таким образом. Кевин и Лисса, наконец, перестали махать ей вслед. Ханна возвращалась домой в Пенсильванию, к своей семье из амишей старой веры, — впервые с тех пор, как она приехала в Огайо; это было два с половиной года назад, и ей тогда не было еще восемнадцати. Может, Мартину следовало все же настоять и поехать вместе с ней. Лисса дернула его за край футболки.
— Она забрала с собой много вещей.
 
В темных глазах его племянницы отразился страх, который ей, пятилетней девочке, было трудно выразить. Мартин попытался заглянуть в глаза Кевину, чтобы понять, что он чувствует, но мальчик опустил взгляд. На самом деле Ханна взяла с собой совсем немного вещей, но ее отъезд, должно быть, напомнил детям бегство их матери, которая оставила их несколько месяцев назад. Фей собрала свои вещи, погрузила их и детей в машину и отвезла детей к Ханне, когда Мартин был на работе. Больше никто ее не видел.
 
Мартин подавил вздох, вылил в зеленую траву коричневую жидкость из чашки и протянул руку Лиссе.
— Она вернется, ребята.
Лисса вложила ладошку в его руку.
— Обещаешь?
— Да. Обещаю. — Мартин мягко пожал ее руку. — Нам позвонила ее сестра и сказала, что с одним другом Ханны приключилась беда и он лежит в больнице. Думаю, она вернется к понедельнику, к началу своих занятий. Самое позднее в среду.
 
Кевин глубоко засунул руки в карманы.
— Я не знал, что у нее есть сестра.
Мартин пожал плечами, не желая рассказывать о прошлом Ханны.
— Она давно не была в Пенсильвании и не виделась со своей семьей и друзьями.
Зацепив одним пальцем чашку, он положил руку на плечо Кевину.
— Им тоже хочется побыть с ней. Он пошел к дому, ведя детей за руки.
С раннего утра Мартин нашел карту дорог из Огайо в Пенсильванию, пока Ханна названивала в больницы, где мог лежать ее друг. Получив точный адрес больницы, они вместе изучили карту и наметили маршрут, по которому ей нужно ехать. Мартин не мог сказать точно, что его тревожило больше всего — друг Ханны, попавший в больницу, ее встреча с семьей или то, что она отправилась одна по незнакомой дороге.
 
Теперь ему казалось, что он зря отпустил ее в Пенсильванию одну.
Он вспомнил о подарках, которыми они с Ханной обменялись накануне вечером. Мартин подарил ей материнское кольцо с камнями Кевина и Лиссы и надел его на палец ее левой руки. Ханна пока не давала согласия стать его женой, заявив, что предложение, сделанное им несколько недель назад, было нахальным и лишенным всякой романтики. На самом деле так оно и было. Но на Рождество, когда они поедут на Гавайи, Мартин найдет самый романтический способ сделать ей предложение.
 
Мартин не мог удержаться от счастливой улыбки.
Он открыл входную дверь.
— Как насчет поп-корна и мультиков?
* * *
У Ханны ныли шея и плечи. Оставив позади платные дороги и места сбора пошлин за проезд в обоих штатах, она заехала на парковочную площадку больницы и нашла место для своей машины.
Все тело болело от усталости, но она приехала, она здесь — что бы ее тут ни ожидало. Отчаянно пытаясь не забыть, что она — это та, какой стала за последние пару лет, а не та, кем была когда-то, Ханна остановилась у справочной в ожидании, когда женщина за стойкой закончит разговаривать по телефону.
Вчера вечером Ханне позвонила ее сестра Сара, каким-то образом ухитрившаяся раздобыть ее номер телефона, и сообщила об ужасном пожаре, во время которого пострадал Мэтью. Ханна обещала приехать, но теперь жалела о своем обещании. В каком-то смысле она уехала из общины амишей вечность назад, но, судя по внутренней дрожи, это произошло только вчера.
 
Седовласая женщина положила трубку телефона.
— Чем могу помочь?
— В каких палатах лежат Мэтью и Дэвид Эши? Женщина набрала имена на клавиатуре и всмотрелась в монитор компьютера. Поморщилась и снова набрала какие-то слова.
— У нас есть Мэтью Эш, но я не могу найти человека по имени Дэвид Эш. — Она написала номер палаты на листке бумаги. — Возможно, его уже выписали или перевели в другую больницу.
— Возможно. Я спрошу у Мэтью. — Ханна взяла листок. — Спасибо.
 
Она подошла к лифту, пытаясь мысленно подготовиться к встрече с возможными посетителями Мэтью, людьми, которых она знала с детства и с которыми ее многое связывало, с теми, кто ее обвинил, а потом умыл руки. Но, несмотря ни на что, она вернулась домой.
Не домой — сюда, мысленно поправилась Ханна и почувствовала себя немного спокойнее. Эти люди не имеют прав на нее и не имеют власти ее контролировать. Больше не имеют. Она вышла из лифта и направилась к палате Мэтью. Как ни странно, нигде не было видно никого из амишей. Проходя по коридору, она бросила взгляд в сторону кресел для посетителей. Никого из простого народа там не было.
Встав рядом с дверью в палату, Ханна молча помолилась.
Ощущая себя готовой и, в то же время, не готовой к встрече, Ханна нажала на ручку двери и вошла.
 
На кровати лежал мужчина, лица его она не увидела, так как на его глазах была повязка. Он повернул к ней голову.
— Кто это? — Его голос эхом отозвался в комнате.
— Мэтью?
На лбу над повязкой собрались морщины, и было заметно, как он стиснул челюсти.
— Иди домой... или где ты там теперь живешь. Я не хочу иметь с тобой никакого дела.
Ханна застыла. Если так ее встречает Мэтью, один из немногих ее друзей, чего ей ждать от всей общины? Но, может, это вовсе не Мэтью? Тело мужчины было крупнее, плечи с налитыми мускулами шире. Голос был хриплым и более грубым по сравнению с тем, что она помнила. И у Мэтью обязательно были бы посетители, разве нет?
— Мэтью? — Он пошевелился в постели, чуть склонив голову. — Это... это Ханна.
 
Пока она ждала ответа, в комнате слышался только легкий гул электронных приборов. Она придвинулась ближе к его кровати, задавая себе тысячи вопросов: насколько сильно он пострадал, почему у него нет бороды женатого мужчины и где его посетители.
Наконец, он протянул к ней руку.
— Ханна Лэпп, наконец-то ты вернулась из неведомого мира.
 
Не обращая внимания на его неуверенный голос, Ханна взяла протянутую руку и слегка сжала.
— Как ты?
Натянутость, с которой они произнесли первые слова, показала, что их разделяют не только два с половиной года.
Мэтью пожал плечами, потом чуть вздрогнул, и Ханна поняла, что ему, должно быть, каждое движение причиняет боль.
— Мы потеряли Дэвида... и весь мой бизнес. А в каком состоянии ты предполагала меня увидеть?
Дэвид мертв?
 
Эта новость пронзила Ханну в самое сердце, и она с трудом нашла нужные слова для ответа.
— Мне так жаль, Мэтью. Он отпустил ее руку.
— Спасибо, что проделала такой путь, но я слишком устал, чтобы разговаривать.
— Конечно. Я понимаю. А где остальные?
 
Дверь распахнулась, и в комнату вошла медсестра.
— Извините, мисс. Пациенту нельзя принимать посетителей. — Она подняла с пола ламинированную табличку со словами «Посетители запрещены». — Табличка упала с двери.
Вот почему у него не было ни родственников, ни друзей. Однако Мэтью не был настолько плох, чтобы доктор распорядился повесить табличку с таким запретом. Ханна молча смотрела на медсестру, но та просто покачала головой, не говоря ни слова. Единственная причина, по которой ему не разрешалось принимать посетителей, была в том, что он сам попросил об этом работников больницы. И совершенно ясно, что для Ханны он не хотел делать никаких исключений.
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (12 votes)
Аватар пользователя ASA