Янси - Библия, которую читал Иисус

Филип Янси - Библия, которую читал Иисус
Христиане быстро забывают Ветхий Завет; в массовой культуре даже следы его практически отсутствуют. Смеха ради Джей Лино проверял аудиторию на знание Библии: "Назовите хотя бы одну из Десяти заповедей". Кто-то отважился: "Бог помогает тем, кто сам себе помогает". Раздался общий хохот, но другие участники справились ничуть не лучше. Опросы показывают, что восемьдесят процентов американцев, согласно их собственному мнению, верят в Десять заповедей, однако очень немногие способны перечислить хотя бы четыре. Половина взрослого населения Америки не знает, что книга Бытия — это первая книга Библии. Четырнадцать процентов считают, что Жанна д'Арк была женой Ноя.
 
Что еще удивительнее: профессор Уитон-колледжа Гери Бердж обнаружил, что незнание Ветхого Завета распространено и в церковных кругах. В течение нескольких лет Бердж опрашивал абитуриентов своего колледжа, дающего фундаментальное евангелическое образование, и убедился, что молодые люди, с детства посещавшие воскресную школу, смотревшие по телевизору бесконечный сериал "Веджи" и слушавшие бесчисленное множество проповедей, не знакомы с самыми основными фактами, содержащимися в Ветхом Завете. 
 

Филип Янси - Библия, которую читал Иисус

Пер. с англ. Л.Сумм
М.: Триада, 2001, 216 с. 
ISBN 5-86181-192-Х 
 

Филип Янси - Библия, которую читал Иисус - Содержание

Предисловие 
  • 1. Стоит ли чтение Ветхого Завета наших усилий? 
  • 2. Иов: взгляд в темноте 
  • 3. Второзаконие: сладость и горечь 
  • 4. Псалмы: переизбыток духовности 
  • 5. Екклесиаст: итоги мудрости 
  • 6. Пророки: Бог отвечает 
  • 7. Предвестие последнего ответа 
Примечания 
 

Филип Янси - Библия, которую читал Иисус - Предисловие

 
Прежде всего приношу извинения за то, чего вы не найдете в этой книге. Хотя я пишу здесь о Ветхом Завете, о "Библии, которую читал Иисус", я не чувствую в себе ни склонности, ни права рассуждать о таких проблемах, как авторство и датировка, или погружаться в дебри литературного анализа и анализа жанра. Я читаю Библию как рядовой читатель, вступая во взаимодействие с ее контекстом, стараясь понять изначальный замысел автора. Поскольку сам я зарабатываю на жизнь пером, я порой пытаюсь "заглянуть за кулисы" и угадать, почему автор выбрал определенный образ, создал непривычную метафору или начал свое повествование с этого момента, а не с какого-нибудь другого. После главы, описывающей Ветхий Завет как целое, я поставил ряд глав, посвященных важнейшим разделам Библии: ее исторической части, пророкам, поэзии и притчам. Почему я выбрал в качестве образца определенные книги? Освальд Чемберс сказал как- то, что Псалмы учат нас молиться, книга Иова — страдать, Притчи — жить, а Екклесиаст — радоваться жизни. Я бы хотел относиться к чтению Библии с таким же ясным оптимизмом, но, боюсь, мой выбор — книга Иова, Второзаконие, Псалмы, Екклесиаст, пророки — отражает скорее мои сомнения и тревоги, а не надежду, что именно эти книги раскроют мне тайну жизни. Они стали для меня верными спутниками в паломничестве, в них я нахожу самого себя, и я пишу о них личностно и субъективно, не подвергая их анализу. Я начинаю с книги Иова, поскольку в своих работах уделил немало место вопросам, поднятым Иовом. Многие ученые считают этот раздел древнейшей легендой, запечатленной в Библии, величественной драмой, события которой разыгрались еще до эпохи Авраама. Иов снимает все покровы с взаимоотношений между человеком и Богом — одинокий, нагой человек оказывается лицом к лицу с Господом. В Ветхом Завете часто повторяется одна и та же схема: Бог ограничивает Себя в пользу свободы человека. И тот факт, что книга Иова с ее мощным протестом против несправедливости Бога включена в Библию, усиливает значение этой постоянной схемы. 
 
Я выбрал Второзаконие потому, что мне импонирует его интонация меланхолического реализма. Все иудеи спешили как можно скорее перейти реку и войти в Землю обетованную. Но старый мудрый Моисей счел необходимым остановиться и обдумать те суровые уроки, которые его подопечные уже получили, и те гораздо более жестокие беды, с которыми им предстояло вскоре столкнуться. Поскольку теперь для нас выражение "перейти Иордан" стало обозначением духовного торжества, можно предположить, что мы так и не усвоили основной смысл этой изумительной книги. Я написал другой вариант этой же главы для брошюры, прилагавшейся к выпущенному компанией "Dreamworks" мультфильму "Принц Египта". Этот фильм передает историю Моисея и Исхода. В каких-то подробностях я следовал сюжету фильма, расцвечивающего новыми подробностями библейское повествование. Еврейские читатели этой книги были возмущены. Что это за пессимизм, фатализм и даже скрытый антисемитизм в произведении, посвященном великому чуду исхода? Редактор даже написал на полях возле одного из наиболее суровых пассажей: "Это еще откуда?". Мне пришлось объяснить, что все вызывающие протест цитаты заимствованы из Второзакония, книги, которая входит в священную Тору. Я много лет пытался разобраться с поразительными противоречиями в псалмах и понял, что лучший способ осмыслить их — это откровенно признаться в том, что меня волнует и тревожит. Когда я сделал это, Псалтирь превратился в мою самую любимую книгу. В хоре составивших его голосов мы можем различить все интонации, какие только могут возникнуть в общении с Богом. Каким образом книга Екклесиаста оказалась включенной в Библию? Я давно ломал себе голову над этим вопросом, особенно в те периоды жизни, когда сам был близок к циничному мировоззрению этого не слишком религиозного автора. Что же касается пророков, с самого детства мне приходится "оправляться" от проповеднического злоупотребления этими таинственными книгами. Теперь я пишу о них, потому что хочу их постичь.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя brat Alexey