Зелинский - История античных религий - Том 5-2 - Quadrivium

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Зелинский - История античных религий - Том 5-2 - Quadrivium
Главным городом Филистимского побережья была Газа. Разрушенная евреями в 66 г. по Р. X., она была заново отстроена уже как эллинстический город и один из центров эллинизма в Сирии. Ее главным богом был Марна, некогда будто бы брат Дагона из близлежащего (также филистимского) города Азот [ЭИ, § 4]. Впрочем, семитским он в то время не был, поскольку не были семитами и сами филистимляне [ЭИ, § 3]. Марна был таким же эллинистическим божеством, как и Серапис Александрийский, получив великолепный храм и весьма мощный культ.
 
Но, в конце концов, очередь дошла и до него. Нелегко было справиться епископу Порфирию с почитателями Мар- нейона: он был вынужден извне привести мощный отряд, у которого не было ни малейшего пиетета перед газским культом. Но своей цели он достиг: Марнейон был сожжен и разрушен. С особым удовольствием Порфирий отмечает, что мраморные плиты из святая святых, которые особо почитались женщинами, он использовал для мощения ведущей к бывшему храму улицы, причем для того (как свидетельствует его биограф Марк Диакон), «чтобы эти камни попирались не только мужчинами, но и женщинами, свиньями и прочими животными». Пример религиозного садизма мы уже встречали в описании разрушения Серапейона [гл. VI]; здесь нечто совершенно новое.
 
Достоевский в своих Братьях Карамазовых вводит (как наиболее отвратительный образ этого романа) старого Карамазова, который сказал однажды своей молодой и набожной жене: «Видишь, говорю, видишь, вот твой образ, вот он, вот я его сниму. Смотри же, ты его за чудотворный считаешь, а я вот сейчас на него при тебе плюну, и мне ничего за это не будет!..» [III. 8] — и плюнул. То, что сделал епископ Порфирий, было чистой «карамазовщиной». Потому прав Шульце [II. 249], когда он говорит, что «упразднение язычества в Газе — одна из наиболее гадких сцен в рамках этой истории». 
 

Зелинский Фаддей - История античных религий. Том 5 - книга 2 - Религия Римской империи

СПб.: Издательский проект «Квадривиум», 2018. 560 с.
ISBN 978-5-7164-0772-5
 

Зелинский Фаддей - История античных религий. Том 5 - книга 2 - Религия Римской империи - Оглавление

  • Глава VI. ИСИДА
  • Глава VII. СОЛЯРНАЯ РЕЛИГИЯ
  • Глава VIII. ГЕРМЕТИЗМ
  • Глава IX. ЮЛИАН ОТСТУПНИК
  • Глава X. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Приложение 1. Словарь кельто-германских и иберийских богов античной Европы 
Приложение 2. Зелинский Ф. Ф. Благодать и Хариты. Перевод с английского Е. Комиссаренко-Гутовской 
 

Зелинский Фаддей - История античных религий. Том 5 - книга 2 - Религия Римской империи - Гермес Аркадский. Первоначальная троица герметизма: Зевс, Гермес, Пан

 
Я не надеюсь, что приведенный в названии термин многие читатели произносили. Возможно, однако, что, прочитав приведенный выше эпиграф вместе с подписью, читатель был удивлен использованию в нем слова «герметические»: слова, в связи с которым он привык представлять нечто отнюдь не религиозное. Да, это слово — единственный след, который герметизм оставил в нашем сознании. Но и оно показывает, что герметизм когда-то был значительной силой. Я считаю, что приведенный ниже текст вполне это докажет. Но начать следует издалека. Кому приключилось — по пути с запада в Коринф или Афины — проплывать Коринфский залив, эту замечательную синюю реку, вьющуюся между параллельными цепями гор Центральной Греции и Пелопонесса, тот, конечно, помнит гору Ки- ленну, ее снежные вершины, столь ярко сверкающие в окружении буйства южной природы, пленяющей путешественника на фоне сладкого дыхания моря, по которому скользит его корабль.
 
Киллена — это страж Аркадии и в то же время ее символ. Конечно, идиллическое представление об Аркадии, получившее распространение и у нас благодаря пасторалиям XVIII в., как минимум, не отвечает правде. Древние знали ее как суровый край с долгими и лютыми зимами, гористый, покрытый дубовыми лесами, в которых находили пристанище разные звери, особо же — медведи. И именно медведям она обязана своим названием (Аркадия — от греческого άρκτος, «медведь»). Реки лишь ее западной части стекают в море. В восточной же они прорываются сквозь поперечные цепи гор, в которых должны пробить себе невидимый подземный путь. Это так называемые катаботры — предмет суеверной тревоги местных жителей. Иногда река перед исчезновением в катаботре образует озеро. Таково Стимфалийское озеро у подножия Киллены. Понятно, что катаботры в верованиях народа являются преддвериями страшного царства теней. Стимфалийское озеро было известно как настоящее преддверие ада. Здесь некогда жили кровожадные птицы стимфалиды, охотники за душами, — пока их не перестрелял герой-спаситель Геракл [МА, 165]. Еще более известна была другая река в окрестностях той же Килле- ны, впадающая в бездну с крутой скалы в лабиринте диких гор.
 
Она называлась просто «Ужасная» — Стикс, в убеждении, что ее дальнейшее течение — мрачная река подземного мира, по которой тени умерших плывут в безотрадную страну вечности. Ее вода, смертоносная для людей, использовалась — как в средневековых ордалиях — и для заклинания, в самых торжественных и страшных клятвах. И еще с этой водой была связана одна легенда, а именно — что она растворяет в себе любые металлы. Отсюда мы видим, и в этом заключается особенность легенды, что вода Стикса вызывала интерес также у исследователей-хи- миков. В Новое время решили проверить истинность этой легенды. Выдающий Нибур выразил допущение, что вода Стикса содержит в себе сернистые соли, но подтверждения своей гипотезы не нашел. В 1813 г. датский археолог Broendstedt, желая окончательно разгадать эту загадку, привез в Копенгаген для химического анализа тщательно запечатанную бутылку воды из Стикса. Однако результаты анализа не порадовали. Оказалось, что это обычная вода. 
 
Жители медвежьего края не были землепашцами. Вплоть до исторического времени над ними подшучивали, что они питаются естественными плодами своих дубовых лесов — желудями. Их суровая страна не родила зерно. Зеленые склоны гор, если не шумели лесом, служили пастбищами. Аркадцы, если не были охотниками, были пастухами. Пастушеская же жизнь, полная свободы, оставляла много времени, подходящего для мечтания, придания формы мысли и слову, поощряла поэзию. Там, на снежной вершине Киллены, небо соприкасается с землей. Значит, именно там бог небес Зевс оплодотворил богиню Землю, которую аркадцы называли просто «Матерью», Майей. Сыном Зевса и Майи был Гермес Килленский. Гермес положил начало любой существующей вещи. Поэтому его почитали на Киллене как символ творческих сил природы. По сути своей он был всеобъемлющим богом Аркадии. Однако же в представлениях о нем на первый план вышли те знаки, которые определяли семейный быт аркадцев.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон