Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том IV

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том IV
Знаете ли вы, как пахнет скисшее молоко? Не самый приятный из ароматов. От Аншеля постоянно исходило такое зловоние. Еще бы, целый день проводить на маслобойне, посреди лужиц пролитой пахты и жирных клякс оброненных сливок. Как арендатор, он вовсе не был обязан торчать гам столько времени. Но арифметика упрямая штука, против ее законов не пойдешь, хоть плачь. А арифметика получалась очень простая. На маслобойне трудились десять крестьян из деревни, в которой Аншель арендовал у помещика свой промысел. Те еще работнички, особенно если выпьют... Ну, с сивухой он как-то научился справляться: если от рабочего несло перегаром, Аншель отправлял его домой, а стоимость пропущенного дня вычитал из жалованья. Первое время работники смотрели волками, а потом обмякли, успокоились. — У жида не разгуляешься, — ворчали они, когда думали, что Аншель не слышит.
 
Зато их жены смотрели на арендатора с нескрываемым восхищением, славословили в лицо и украдкой крестили в спину. — Дай Бог здоровья яврею, держит в руках наших пропойц. Пить — на маслобойне — работнички перестали. Но бороться с чистыми тряпицами в карманах оказалось куда сложней. Вы, конечно, можете спросить, где тряпицы и где арифметика? Аншель поначалу тоже не улавливал связи между этими, казалось бы, столь далекими друг от друга предметами, пока не обнаружил, что маслобойня приносит ощутимо меньший доход, чем должна была бы приносить. Тогда он стал внимательно наблюдать за процессом и обнаружил следующее. В конце дня каждый работничек доставал из кармана чистую тряпицу и украдкой, но без малейшего зазрения совести, прятал в нее сто пятьдесят, двести граммов масла. Десять рабочих по двести — получается два килограмма в день, пятьдесят в месяц. Умножив эту цифру на стоимость масла, Аншель сразу все понял.
 
Вот именно по этой простой и понятной любому неучу арифметической причине он стал проводить все свободное время на маслобойне. И одежда... да что там одежда, борода и волосы Аншеля накрепко пропитались кислым зловонием. Пан, владелец деревни, окрестных полей и лесов, был доволен своим жидом. Деньги тот вносил вовремя, никогда не перечил, и жалоб на него не поступало. А что еще требуется от арендатора? Аншелю тоже нравилось управлять маслобойней, и он — вот где грех!
 

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том IV

Собрал раввин Ш.-Й. Зевин ;
Пер. [с ивр.] и пересказал Я. Шехтер
М.: Книжники, 2013 — 400 с.
ISBN 978-5-9953-0309-1
 

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том IV - Содержание

Бемидбар
  • Флаги над городом
  • Азимут праведника
  • Неправильный праведник
  • Возлюбленная гусара, или Каравай в окне
  • С высокой башни в глубокую яму
  • Три чудесных подарка
Насо
  • И покаются в грехах, что совершили
  • Горькая водка Житомирского ребе       
  • Завистница и духовное прозрение
  • Слово праведника
  • Дело времени
Беаалотха
  • Лестница Бааль-Шем-Това
  • Страсть стать праведником
  • О ребе Элимелехе
  • Внук Бааль-Шем-Това, хасиды и черти
  • Хасиды и миснагид
Шлах
  • Соревнование мертвых
  • Страшная история
  • Мысли праведника
  • Благословение скрытого праведника
Корах
  • Хула как мерило
  • Шиворот-навыворот
  • Пусть не ребе, но не лгун
  • Посланник Небес или задира
  • Сила «лехаима»
  • Цель жизни
  • Упущенная возможность
Хукат
  • Похлебка Элияу
  • Встреча с ангелом смерти
  • Могила Аптер Рува
  • Беседа мудрецов
  • Две версии
  • Волшебный колодец
Балак
  • Любить евреев
  • олько хорошее
  • Добрый глаз
  • Благословение против колдовства
  • В ожидании Мошиаха
  • Пять историй о скрытых праведниках
Пинхас
  • Этих разлучит земля
  • Коронация
  • Трудно быть ребе
  • Искупляющие трапезы
Матот
  • Проклятие Бааль-Шем-Тову
  • Клятва против клятвы
  • История одесского раввина
  • Скандальный праведник
  • Талес из Святой земли
  • На смертном одре
  • Святое дитя
Масеэй
  • Изгнанник

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том IV - Азимут Праведника

 
Ребе Шолем Рокеах, основатель династии ребе из Белза, всем сердцем и душой отдался строительству синагоги. Здание походило на древнюю крепость, с метровой толщины стенами и высокой крышей, украшенной башенками, на шпилях которых красовались позолоченные медные шары. Синагога должна была вместить пять тысяч молящихся и обладать превосходной акустикой. Ребе не только лично наблюдал за работами, но и сам месил раствор, таскал кирпичи, помогал переносить бревна. Как-то раз в Белз приехал известный и уважаемый раввин Лейбуш Рокеах, старший брат ребе Шолема.
 
Он оставил на несколько дней многотрудные обязанности раввина, чтобы навестить мать, жившую у сына-праведника. Увидев ребе, возящегося с кирпичами в перепачканном раствором лапсердаке, реб Лейбуш принялся отчитывать его на правах старшего брата: — Наши мудрецы в трактате «Кидушин» особо напоминают руководителю общины про обязанность хранить почет должности, на которую он назначен или выбран. Чтобы управлять людьми, необходим авторитет, поэтому главе общины запрещается выполнять грязную работу в присутствии трех свидетелей. Почему же ты преступаешь указание мудрецов?
 
— Дорогой брат, — воскликнул ребе, продолжая перекладывать кирпичи. — Позволь рассказать тебе одну историю. Когда я жил в Скольской общине, все свое время проводил с двумя товарищами. Мы вместе сидели над Талмудом, вместе встречали субботы и праздники. Не было у меня друзей ближе и, боюсь, уже не будет. В один из дней, после особо успешной учебы, надо мной раздвинулась завеса, и с Небес открыли удивительную тайну. Тому, кто сумеет бодрствовать тысячу ночей подряд и вместо сна заниматься Торой, откроется пророк Элияу. Мы с товарищами дали друг другу слово и немедленно начали действовать.
 
Прошли примерно четыре сотни ночей, и первый из друзей не смог продолжить ночные бдения. После восьмисот ночей силы покинули второго товарища, и я остался один. В последнюю, тысячную, ночь поднялась ужасная буря. Ветер распахнул окна синагоги и задул свечи. Наступила кромешная тьма. Я решил отправиться домой и продолжить учебу при свете очага, но стоило мне переступить порог, как ветер навалился на меня с безумной силой и заставил вернуться в синагогу. Ощупью я нашел дорогу к арон койдеш, распахнул створку, обнял святые свитки Торы и со слезами излил свое сердце Творцу. И сжалился Всевышний надо мной и остановил бурю.
 
Пока я возился с окнами и зажигал огонь, в синагогу кто-то вошел. Дрожащее пламя свечей высветило старика с длинной бородой и неожиданно молодыми глазами. — Садись, сынок, — хлопнул он рукой по стоп- ке книг, возвышавшейся на столе. — До утра еще много времени. Мы занимались почти до рассвета. И последним разделом учения, о котором с особым пристрастием говорил пророк Элияу, были законы строительства синагоги. Посуди сам, дорогой брат, могу ли я передать работу, доверенную мне пророком, в руки чужих людей? Будь это в моих силах, я бы всю ее выполнил сам, от закладки первого камня фундамента до установки шпиля на башне.
 
Но Всевышний не дал мне столько умения и сноровки, поэтому я вынужден полагаться на других. Однако то, что я в состоянии выполнить своими руками, не отдам никому! Раввин только развел руками, ведь его доводы не могли опровергнуть прямое указание пророка Элияу. И еще открыл ему ребе Шолем, что выбрал такое место для будущей синагоги, что на воображаемой линии, соединяющей ее с Иерусалимом, нет ни одного языческого капища.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Traffic12