Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VI

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VI
Йехиелю Ашкенази, по прозвищу Дайчл, мужу Адели, единственной дочери Бааль-Шем-Това, суждено было пройти через этот мир практически незамеченным. О нем почти ничего не известно, знают лишь, что он приехал из Германии, быстро приблизился к Бааль-Шем-Тову и удостоился жениться на его дочери. После себя он не оставил ни книг, ни песен. Разве что троих детей, каждый из которых превратился в легенду. Эта история — одна из немногих, где фигурирует Дайчл.
 
Его отец был весьма религиозным и зажиточным немецким евреем, воспитавшим четырех сыновей в страхе перед Небом. Юноши получили блестящее еврейское образование, Талмуд был их настольной книгой, многие из страниц которой они знали наизусть. Как-то раз отец собрал сыновей и объявил: — Дорогие мои мальчики, вы уже выросли, возмужали, пришло время создавать семью. Я знаю, сколько горя причиняют подчас родители, навязывая детям свой выбор.
 
Вас я неволить не стану, выбирайте достойную невесту по собственному вкусу. Я также не стану ни настаивать, ни подсказывать, где поселиться, — решать вам самим. Мое вмешательство в вашу жизнь выразится лишь в одном: перед тем, как отправиться в дорогу, каждый получит сумму, достаточную для достойного существования. Идите своим путем, в какую бы страну он ни лежал, и помните о Боге. Прошу только об одном: ровно через пять лет соберитесь в родительском доме и расскажите, чего достигли.
 
Так и вышло: сыновья разъехались по разным странам, Йехиель оказался в Галиции, женился на Адели, дочери Бааль-Шем-Това, и поселился в Меджибоже. Пролетело пять лет, и Дайчл пришел к ребе с просьбой разрешить ему отправиться в Германию. Разумеется, речь не шла о разрешении на обыкновенную поездку, которое зять просит у тестя, ведь путешествие обещало быть не совсем обычным — ученик понимал это не хуже учителя. — Ты все взвесил, прежде чем прийти ко мне?
 
— спросил Бааль-Шем-Тов. — Я обязан выполнить просьбу отца, — ответил зять. — Иначе заповедь почитания родителей окажется нарушенной. — Отправляйся с миром и возвращайся с миром, — тут же благословил его Бааль-Шем-Тов. — Прошу вашего благословения, — добавил Дайчл, — на возвращение до Рош а-Шоне. Я бы хотел провести праздник вместе с семьей. Стояла знойная середина лета, до Рош а-Шана оставалось почти три месяца, но Дайчл знал, о чем просит.
 
— Вместе с семьей, — повторил Бааль-Шем- Тов. — Ах да, конечно, шофар вместе с семьей. Он подпер щеку кулаком и глубоко задумался. Дайчл повторил свою просьбу дважды, но ответа так и не дождался. Выйдя от тестя, он попросил служку срочно заказать для него шофар. — Вы не будете в Меджибоже на праздник? — удивился тот. Похоже, что не буду, — согласился Дайчл.
 

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VI

Собрал раввин Ш.-Й. Зевин;
Пер. [с ивр.] и пересказал Я. Шехтер
Издательство — Книжники — 512 с.
Москва — 2015 г.
ISBN 978 - 5 - 9953 - 0389 - 3

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VI - Содержание

 
Месяц Элуль
  • Искры святости
Канун Рош А-Шана
  • Кокетливый парикмахер
  • Молитвы праведников
Ночь Рош А-Шана
  • Хорошего года
  • Непростой выбор
  • Телеграмма        
  • Повинную голову меч не сечет
  • Яблоки в меду
Утренняя Молитва Рош А-Шана
  • Трубление в шофар
  • Приход Машиаха
  • Есть ли выбор у Небес
  • Этика пророка
  • Правильная кавана
  • Грех или заслуга
  • Предсказание
  • Большой шофар ребе из Гостинина
  • Цена кружки
  • Дедушкина просьба
  • О чуде и о чолнте
  • Притча
  • Метаморфозы хасидской истории
Молитва Мусаф
  • Земля под ногами        
  • Искусство и молитва
  • Молитва свата
  • Новое о смерти
  • Ангельское поведение
  • Святой вор
Десять дней раскаяния
  • Балагула и поруш        
  • Тфилин покойного
  • Ребе-неженка
  • Брат праведников        
  • Инструменты и цель
  • Раскаяние раба червонца
  • Разговор в микве
  • Проблемы цадиков
  • Работа цадика
  • Венгерская служанка
  • Алтер-разбойник
  • По сусалам
  • Без вины виноватые
  • Дарующий зрение слепым
  • Раскаявшийся меламед
  • Духовная бухгалтерия
  • Спор праведников
  • Хороший совет
  • Легкий тикун
  • Хасидская побасенка
  • Проступок праведника
  • Увидеть Париж
  • С ярмарки
  • Мнение большинства
  • Чего надо бояться
  • Правильный ответ
Йом кипур
  • Необычные капорот
  • Наш путь
  • Материнское сердце
  • Симулянт
  • Слезы ребенка
Кол нидрей
  • Потерянная душа
  • Сладость мщения
  • Отложенная молитва
  • Молитва переплетчика
  • Страшная месть Жерара Рабиновича
  • Скажи: «Бердичев»
  • Душа за душу
  • Любить человека
  • Пост праведника
  • Жажда скупца
  • Очистка конюшен
  • Китл святого
  • Ружинер на Дерибасовской
  • Душа помнит
  • Форма и содержание
  • Кукареку, Отец небесный
  • Молитва с покойником
  • За кулисами
  • Святые часы
  • Слезы не в счет
  • Подлинное намерение

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VI - Молитвы праведников

 
Ребе Цви, по прозвищу Мешурес («служка»), из Риминова рассказывал: — Однажды мой святой наставник, ребе Meнахем-Мендл из Риминова, вел молитвы о прощении — слихойс — в канун Рош а-Шоне. Дойдя до слов «вспомни завет», он вдруг замолчал. Молчание длилось довольно долго. Хасиды терпеливо ждали: они были уверены, что ребе перебирает в голове сокровенные имена Всевышнего или стучится в небесные чертоги, требуя снисхождения для евреев. В синагоге молились три праведника: ребе Нафтали из Ропшиц, ребе Яков из Перемышлян и ребе Цви-Элимелех из Дынова, читающие дела человеческие, точно раскрытую книгу. Они увидели, что ребе Менахем-Мендл занят совсем иным делом. Он перебирал одного за другим всех находившихся в синагоге и вкладывал в сердце каждого силу раскаяния.
 
Как-то раз один из приближенных учеников ребе Цви из Риминова не явился на слихойс в канун Рош а-Шана. Ребе попросил срочно отыскать ученика и привести в синагогу. Когда он, с заспанным, красным от конфуза лицом, предстал перед глазами ребе, тот сказал ему: — Помнишь, что сделал мой наставник с сердцами хасидов перед Рош а-Шоне? В тот день я стоял рядом с ним и кое-чему научился. Теперь ты понимаешь, как много потерял, проспав сегодняшние слихойс? Рассказывал праведник ребе Довид-Мойше из Черткова: — Однажды мой дедушка, ребе Шолом из Погребищ, гостил на осенние праздники у своего тестя, святого ребе Нохума из Чернобыля. Тот всегда с огромным воодушевлением сам вел дневную молитву в канун Рош а-Шоне.
 
Еще бы, ведь это последняя молитва уходящего года, подводящая итог тому, что было, и отворяющая врата тому, что лишь предстоит. Ребе Шолом принялся настраивать сердце и разум на служение и вдруг понял, что отупел. Сердце стало каменным и непослушным, а силы разума куда-то исчезли. Впору было разрыдаться от отчаяния: в такой важный момент он утратил возможность приблизиться к небесным вратам. Как ни пытался ребе Шолом пробить каменную толщу духовной глухоты — ничего не получалось. Тогда он решил молиться как самый простой еврей: просто произносить слова, сосредотачиваясь на их смысле. «Мне казалось, — вспоминал он, — будто к моей нижней челюсти привязали тяжелый камень.
 
Каждый звук давался с трудом, и к концу молитвы у меня возникло ощущение, будто мой язык распух и едва помещается во рту. Горечь наполнила сердце. Годы духовного труда пошли насмарку! Я спрашивал себя: за какие грехи Всевышний сбросил меня вниз? Сумею ли я снова взобраться на прежний уровень? Когда ребе Нохум подошел ко мне, я весь сжался. Несомненно, праведник увидел мое падение и сейчас... О том, что будет дальше, я боялся даже думать, зажмурил глаза, склонил голову и приготовился принять свой приговор. Ведь если человека наказывают с Небес, то и на земле его участь выходит незавидной. Ребе Нохум ласково положил руку на мое плечо и сказал: — Сынок, какой переполох произвела твоя сегодняшняя молитва на Небесах. Благодаря ей сумели возвыситься тысячи падших душ!»
 
В маленьком местечке неподалеку от Перемышлян жил богатый еврей по имени Мотке. Начинал он обыкновенным балагулой, возчиком, сам таскал мешки с зерном на мельнице или нагружал телегу дровами. Брался за любой извоз, не гнушаясь самой черной работы. Стать у него для этого была весьма подходящая, кряжистый, широкоплечий Мотке шутя закидывал на спину пятипудовый мешок с мукой. И голос ему Всевышний выделил истинно балагульский, что твоя иерихонская труба. Вожжами Мотке не пользовался, стоило ему рявкнуть — стой, постылая! — как бедная лошадка сразу замирала на месте.
 
Стоит ли говорить, что характером он обладал тоже балагульским: грубым, напористым и нахальным. Состояние Мотке сколотил довольно быстро и, перейдя от извоза к торговым операциям, к сорока пяти годам стал весьма состоятельным человеком. Где не мог взять нахрапом, там брал силой, где не хватало силы, шла в ход смазка. И катилась, катилась телега! Знатоки оценивали капитал Мотке в шестьдесят тысяч с гаком, и точные размеры этого гака определить никто не брался. У каждого человека есть свое место в общине, один просит милостыню, другой ее подает, раввины читают проповеди, поруши учат Тору, меламеды учат детей, дети издеваются над меламедами, женщины в муках рожают и воспитывают потомство, мужчины в поте лица зарабатывают на пропитание, и все вместе служат одному еврейскому Богу.
 
В этом служении Мотке интересовала исключительно внешняя сторона, связанная с почетом. Кого первым, после обязательных коэна, лейви и раввина, вызовут к Торе, на достойном ли месте сидит он, уважаемый человек, в синагоге, кто носит самое дорогое серебряное украшение на талесе. Самым большим почетом после раввина пользовался хазан, ведущий молитву. На него устремлены глаза всех присутствующих, ему благодарно жмут руку после окончания молитвы. Худо-бед- но, молиться Мотке умел, но Творец не наделил его хорошим слухом и приятным голосом, поэтому в хазаны он никогда не рвался.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Traffic12