Зевин - Шехтер - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том 8

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Зевин - Шехтер - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том 8
Как-то раз Бааль-Шем-Тов увидел черта, идущего по улице с книгой под мышкой.
- Чью книгу ты читаешь? — спросил Бааль-Шем-Тов.
- Как это «чью»? — удивился черт. — Твою, конечно. Очень, очень интересные истории.
- Но я не выпускал ни одной книги! — возразил Бааль-Шем-Тов.
Черт только глумливо усмехнулся и пропал. И понял Бааль-Шем-Тов, что один из учеников записал его рассказы. Собрал он всех в синагоге и спросил:
- Кто из вас без разрешения ведет записи? Виновный сразу признался и принес тетрадь.
Бааль-Шем-Тов долго листал ее, потом отложил в сторону и сказал:
- Здесь нет ни одного принадлежащего мне слова.
 

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VIII

Собрал раввин Ш.-Й. Зевин;
Пер. [с ивр.] и пересказал Я. Шехтер
Москва: Книжники, 2017. — 496 с.
ISBN 978-5-9953-0523-1
 

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VIII - Содержание

ДЕВЯТНАДЦАТОЕ КИСЛЕВА
  • Первый арест и освобождение Алтер Ребе
ПЯТАЯ СВЕЧКА
  • Второй арест и освобождение Алтер Ребе
ДЕСЯТОЕ КИСЛЕВА
  • Арест и освобождение ребе Дов-Бера
ХАНУКА
  • Подлинная радость
  • След святости
  • Снег в Меджибоже
  • Долгая свеча
  • Тайна имени
  • Стол для праведника
  • Свечи праведника
  • Правила игры
  • На качелях
  • Странные вопросы
ПЯТНАДЦАТОЕ ШВАТА (Ту би-шват)
  • Где кроется избыток
ПУРИМ
  • Тайна пятидесятых врат
  • Шалахмонес для цадика
  • Дедушкин пуримшпиль
  • Личное прочтение
  • Габай и цадик
  • Наместник и цадик
  • Истопник и цадик
  • Вор и цадик
  • Министр на час
  • Пуримские шуточки
  • Пуримская заслуга
  • Пуримское нахальство
  • Как Пурим
  • Насморк не болезнь
«СВИТОК ЭСТЕР»
  • «Шесть месяцев мирровым маслом»
  • «Не просила она ничего»
  • «А ты и дом твоего отца погибнете»
  • «Если снискала я милость в глазах царя»
  • «И найдена была запись»
  • «Что написано именем царя»,
  • «Пора радости, и веселья, и почета»
ПЕСАХ
  • Кровавый навет
  • Великая суббота
  • Маот хитим
  • Маим шелону
  • Бдикас хомец
  • Биур хомец
  • Агала и либун
  • Маца шмура (охраненная)
  • Как это делалось в Любавичах
  • Сейдер
  • Сейдер, угодный Небесам
ПАСХАЛЬНАЯ АГАДА
  • Кадеш
  • Яхац
  • «Дни жизни твоей»
  • Один
  • Эта маца
  • Четыре кубка вина
  • Второй день праздника в диаспоре
  • Хомец в Пейсах
  • «Вот Я ввожу в вас дыхание — и оживете»

Рав Шломо Йосеф Зевин - Голос в тишине - рассказы о чудесном - Том VIII - Первый арест и освобождение Алтер Ребе

 
Для хасидов Хабада день 19 кислева[1] вдвойне важен: весь хасидский мир отмечает йорцайт[2] Великого Магида, ребе Дов-Бера из Межерича; хабадники добавляют к этому годовщину освобождения из царской тюрьмы Алтер Ребе, ученика Магида, автора книги «Танья» и основателя движения Хабад. Помимо 19 кислева, они празднуют и ночь 20 кислева.
 
События, предшествующие аресту Алтер Ребе, а также история его заключения подробно описаны во многих книгах. Самые известные из них: «Дом Ребе», «Ребе из Ляд и движение Хабад», «Восхваление Ребе». Однако существует целый пласт историй, не попавших в эти книги. Ребе Йосеф-Ицхок, Раяц, шестой глава династии Любавичских цадиков, собрал предания, передаваемые в его семье от ребе к ребе, и записал беседы старых хасидов. Все эти сказания можно отыскать в его мемуарах и памятных записках.
 
* * *
Летом 1771 года Великий Магид попросил своего ученика Зусю:
—Напиши нашему гаону»[3], раввину Залменке-литваку[4], пусть срочно приедет.
Зуся передал слова учителя «святому братству» его учеников, и с тех пор Залменке-литвака стали называть раввином. Сын Магида, именуемый за особую святость Ангелом, спросил отца:
—Нет ли в такой кличке оттенка насмешки или пренебрежения?
— Нет, — очень серьезно ответил Магид. — Мои праведные ученики говорят чистую правду. «Шулхан орух», который пишет Залменке, будет принят во всем еврейском мире.
Когда Алтер Ребе приехал в Аннополь, где Магид провел последние годы своей жизни, Зуся рассказал, что учитель назвал его нашим гаоном. Алтер Ребе закрыл глаза и упал в обморок. Когда его с большим трудом привели в чувство, он ощутил такой упадок сил, что едва добрался до постели и не вставал несколько дней.
Менахем-Мендл2 из Витебска попросил учеников из «святого братства» не рассказывать Магиду о случившемся:
— Не нужно огорчать Ребе дурным известием. Мы сами должны отыскать лечение для «раввина» Залмана.
— Ни в коем случае! — возразил Лейви-Ицхок из Бердичева. — Ребе пригласил «раввина», он хочет его видеть. Мы не должны скрывать это от Учителя — наоборот, необходимо как можно быстрее рассказать ему обо всем.
Ученики приняли сторону Лейви-Ицхока. Тотчас он сам, Менахем-Мендл и Зуся направились к Магиду, чтобы сообщить о болезни «раввина». Выслушав учеников, тот с горечью воскликнул:
— И Всевышний скрыл это от меня! А ведь Зал- менке переживает, словно сын за отца. Точно так, как я волновался за моего учителя Бааль-Шем-Това.
Ученики не поняли, что имеет в виду ребе, какой намек скрыт в его словах. Прошел год, и в декабре 1772 года Магид окончательно слег. Преисполненные горя ученики не отходили от его ложа.
— То, что вы чувствуете сейчас, — сказал им Магид, — Залменке почувствовал еще прошлым летом.
За несколько минут до смерти он сжал обеими руками ладонь «раввина» и едва слышно прошептал:
— Девятнадцатое кислева станет нашим с тобой праздником.
Во вторник той недели, когда читают главу «Ваяшев», 19 кислева (декабрь 1772 года), душа Великого Магида оставила этот мир. Ровно двадцать шесть лет спустя, во вторник той недели, когда читают главу «Ваяшев» 19 кислева (декабрь 1798 года), Алтер Ребе вышел на свободу из казематов Петропавловской крепости. С той поры этот день стал праздником для всех хасидов Хабада, праздником Освобождения[5].



[1] Кислев — третий месяц еврейского года (при отсчете согласно Торе - девятый). Соответствует ноябрю-декабрю. - Здесь и далее примечания Якова Шехтера.
[2] Талмуд предписывает чтить родителей и после их кончины, это предписание реализовалось в особом соблюдении годовщины смерти, «йорцайт» на идише. Уже в Вавилоне было принято наряду с родителями отмечать годовщину ухода выдающихся законоучителей. Считается, что праведник после смерти более активно влияет на дела земные, ведь его душа теперь не ограничена бренной оболочкой плоти. Поэтому существует древний обычай в этот день молиться на его могиле. Среди хасидов йорцайту цадика, дню вознесения его души, придается особое значение: этот день считается праздником.
[3] Гений (иврит).
[4] Местечко Лиозно, где проживал Алтер Ребе, находилось в княжестве Литовском, поэтому Великий Магид и назвал Шнеура-Залмана литваком.
[5] Ребе Йосеф-Ицхок записал этот рассказ со слов своего отца, ребе Рашаба (ребе Шолома-Дов-Бера, пятого цадика Любавичской династии, основателя ешивы «Томхей тмимим»), который слышал ее от своего тестя, ребе из Овруча, которому ее рассказал его родной дед, знаменитый праведник ребе Мордехай из Чернобыля, входивший в «святое братство» учеников Магида и лично присутствовавший при всех перипетиях этой истории.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя ushpizin