Жибрик - Давид

Давид - Александр Жибрик
Эпоха судей  в Израиле закончилась правлением Самуила, отвержением его потомства и требованием народа учредить в Израиле монархию. Однако судьба первых трех великих царей Израиля доказала ошибочность подобной логики. Кто бы ни находился на троне Израиля – это был человек. В те времена, как и сейчас, люди обожествляют своих лидеров. Престолонаследник был не просто посланцем Небес, чаще всего он воспринимался, как бог, сошедший с Небес.
 
По сути, каждый израильский царь воплощал в себе ответ на те чаяния, которые питали в своих ожиданиях израильтяне, но кто бы ни восходил на Иерусалимский престол, в конце концов, их почти всегда ждало определенное разочарование. Именно этому учат нас истории израильских царей и жизнь Давида в этом отношении не исключение.
 
Александр Жибрик - Давид: Противоречия человеческого сердца
Книгоноша, 2010
 
Александр Жибрик - Давид - Противоречия человеческого сердца - Введение
 
Библия – как ноты. Знаешь их – зазвучит музыка. Нет – одни крючки.
Александр Мень
 
Жизнь человека не бывает простой, она подобна головоломке, в которой разве что Бог может разобраться. И даже жизнь самого посредственного, на чей-то взгляд, человека – это лабиринт, по которому можно блуждать до бесконечности. Стоит только заглянуть в чью-то жизнь, и голова пойдет кругом в веренице событий и лет, а мысли безнадежно спутаются при попытке разобраться во всех хитросплетениях эмоций и мотивациях поступков. Жизнь подобна бездонному колодцу – только загляни внутрь и перехватит дыхание от осознания зияющей в нем глубины. Однако большинство из нас воспринимает человеческую жизнь несколько иначе.
 
Все представляется нам настолько простым, когда речь заходит о жизни другого человека, и в то же время мы не замечаем того, насколько все усложняется, когда речь заходит о нашей собственной жизни. Мы ожидаем от других людей совершенства, однако здесь нас будет подстерегать неизменное разочарование, так как мы не сможем найти подобного качества в характере других, и как бы мы не старались, мы не сможем явить этого сами. Мы редко задумываемся над тем, что если мне тяжело мириться с чьим-то несовершенством, то точно так же кому-то не под силу переносить мои недостатки и поступки, выходящие за пределы его понимания, культуры и веры. Мы так часто удивляемся, что кому-то непонятны очевидные, на наш взгляд, вещи.
 
Но при этом не думаем о том, что и сами можем стать причиной чьего-то изумления. Мы ожидаем от кого-то стопроцентной честности, когда сами не всегда бываем честны. Мы не любим, когда у нас за спиной обсуждают нас, однако у нас всегда найдется пара забавных историй из жизни наших приятелей. Мы ожидаем от кого-то искренности, но что можно сказать о нашей собственной открытости и готовности впустить ближнего в тайные уголки своего сердца? Мы судим других так, словно рассчитываем на то, что сами никогда не окажемся на «скамье подсудимых».
 
Наверное, нет на земле такого человека, который бы не испытал всю тяжесть неумолимого и безжалостного вопроса: «Как же ты мог это сделать или такое сказать?» В этом вопросе содержится не только осуждение, но, что гораздо хуже, – нежелание понять другого человека и его фактическое отвержение. Мы то уж точно никогда бы не поступили подобным образом! Но в том-то и дело, что поступали, поступаем и будем поступать. И если не так, то иначе! Речь идет о принципе – мы все согрешаем, нам всем приходится краснеть и чувствовать себя неловко.
 
Екклесиаст написал: «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы; поэтому не на всякое слово, которое говорят, обращай внимание, чтобы не услышать тебе раба твоего, когда он злословит тебя; ибо сердце твое знает много случаев, когда и сам ты злословил других» (Еккл. 7:20-22). Мы чувствуем себя невинными, когда сталкиваемся с грехом других, нам хочется думать, что мы лучше, но суть в том, что мы не лучше других. Апостол Павел написал в Послании к Римлянам: «Все согрешили и лишены славы Божьей» (Рим. 3:23).
 
Наверное, вряд ли у кого-то получилось бы развить мысль Павла лучше, нежели это сделал Карл Барт: «Реальная общность между людьми существует в негативном – в том, чего им не хватает. Мы познаем, что все мы братья, познавая, что все мы – грешники»2. Барт был абсолютно прав, утверждая, что именно осознание нужды в Боге, ощущение недостатка Его святости и признание собственного несовершенства должны были бы объединить людей. И не для того, чтобы сделать грех нормой, но, скорее, для того, чтобы научиться снисходить к чужим проступкам и недостаткам. Однако, увы, мы не торопимся сойти с дистанции в гонке за превосходством.
 
Но не людское упорство в нежелании признавать собственное несовершенство удивляет меня, а то, как все те, кто некогда были жертвами негативного отношения к себе, спустя время стали чьими-то «палачами». Почему же, принимая себя такими, какие мы есть, со всеми своими пороками и недостатками, мы отказываемся принять людей, в которых едва заметили тень несовершенства?3
На мой взгляд, виной всему роковая ошибка, которую мы вновь и вновь допускаем на протяжении всей нашей жизни, оказываясь на «судейском месте». Она заключается в том, что мы пытаемся упростить то, что простым быть не может. Мы смотрим на жизнь другого человека сквозь призму собственного опыта, и все представляется нам настолько простым и однозначным в жизни других людей, что нам становится невдомек, почему люди вообще оказываются в проблемных ситуациях и не принимают верного решения, когда оно так очевидно.
 
Чаще всего совершенный поступок или произнесенное слово становятся основой для нашего суждения о жизни другого человека. Но едва объектом осуждения становимся мы сами – изменяется наш подход к суду: если других мы судили по их делам, то себя мы судим по ситуации и побудительным мотивам. С другой стороны, если мы имеем представление о мотивах собственных поступков, – то о том, что толкнуло ближнего на тот или иной шаг, мы можем только догадываться. Когда речь заходит о другом человеке, мы чаще всего мало знаем о нем, поэтому не имеем полного представления о происходящем в его душе.
 
Мы воссоздаем картину реальности так, как если бы это делал слепец, пользуясь другими органами чувств и опираясь на информацию, полученную от окружающих. Но, поступая так, мы не сможем представить реальное положение дел. И даже если при этом опираемся на определенные факты и неопровержимые доказательства, – это все равно мало что изменит, потому что у нас нет возможности увидеть и узнать абсолютно все.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 5.5 (2 votes)
Аватар пользователя Викиб