Аринин - Религиоведение в XXI веке: «религия» как слово и термин

Евгений Игоревич Аринин - Религиоведение в XXI веке: «религия» как слово и термин
Монография продолжает серию кафедральных изданий Аринина Е. И., посвященных особенностям философского постижения религии и религиозности в многообразии духовных практик современного мира.
 
Монография включает три главы и посвящена исследованию религии как «лексемы» и термина в историческом, филологическом, конфессиональном и «виртуальном» измерениях, вводящих читателей в мир диалога выдающихся «символизаций таинственного» (или «философии религии»).
 

Евгений Игоревич Аринин - Религиоведение в XXI веке: «религия» как слово и термин

Издательство ВлГУ, 2014 год – 336 с.
ISBN 978-5-9984-0541-9
 

Евгений Игоревич Аринин - Религиоведение в XXI веке: «религия» как слово и термин - Содержание

Введение
Глава 1. «Религия» и «религиоведение» как символическая реальность
  • 1.1. «Религия» как «символическая модель» и ее «онтогенез»
  • 1.2. Филогенез лексемы «религия»: этимология и полилингвизм
  • 1.3. «Маркирование другого»: «религия» и «не религия»
Глава 2. «Верующий» и «религиозный» как социальная реальность
  • 2.1. «Верующий», «вера» и «религиозность» как социальные конструкции
  • 2.2. Парадоксы религиозности «верующих»
  • 2.3. Религиозность дифференцированной личности
Глава 3. «Религия» в контексте «глокального религиоведения»
  • 3.1. «Религиоведение» и науки о религии
  • 3.2. Религиоведение как «область исследований»
  • 3.3. Религиоведение и теология как образовательные проекты
Заключение
Библиографический список
 

Евгений Игоревич Аринин - Религиоведение в XXI веке: «религия» как слово и термин - Глава 1 - «Религия» и «религиоведение» как символическая реальность

 
Р. Белла формулирует определение религии как «символической модели», формирующей человеческий опыт - как познавательный, так и эмоциональный. Исследованием «символических моделей» с начала ХХ века занимается семиотика как «наука о возможных мирах», занятая не столько наблюдением, описанием и объяснением эмпирики, сколько реконструкцией «одного из возможных миров», где собственно религия видится семиотической символической системой, стремящейся представить Начало (Бога, Абсолют, Трансцендентное и т.п.) и дать одну из нескольких возможных «интерпретации» происходящему, дистанцирующуюся от других попыток такого рода, в том числе и т.н. «принудительных объяснений».
 
Семиотика оказалась практически единственной гуманитарной областью исследований в бывшем СССР, которая получила мировую известность (исследования Л.П. Карсавина, «формального литературоведения» В.Я. Проппа, М.М. Бахтина, Б.А. Успенского, В.Н. Топорова, С.С. Аверинцева, Е.М. Мелетинского, московско-тартуской школы во главе с Ю.М. Лотманом и др.).3 Мировую известность получила и издаваемая в эти же годы книга Э. Кассирера «Философия символических форм» (1923-1929).
Семиотика различает термин, его «значение» («денотат», наблюдаемую эмпирическую действительность) и «смысл» («коннотат», воображаемую или представляемую реальность). Термин «религия» в таком контексте является многозначным и полисемантичным, сводясь часто в целом к значениям и смыслам терминов, исторически характеризовавшим «язычество», «церковь» и «деноминации»:
  • собственно «денотат»: эмпирические культурные и юридические феномены и «факты» (шаманское камлание, современное многообразие существующих христианских исповеданий, книжных «кредо» и храмов, то же в индуизме, исламе и т.п.);
  • собственно «коннотат»: «возможный мир», «возвышенное» общее символико-семиотическое понимание христианского сообщества как правильно (истинно) славящего Бога, а, к примеру, шаманизма как «низкого», «суеверного», «языческого» общения с «силами» природы и т.п.;
Эти группы выражают собой разные моменты сложной и противоречивой истории «религии» христианского сообщества, постепенно складывающегося как единство общин «кафолической ортодоксии» собравшихся в «Древнюю Церковь», сосуществовавшую всю свою историю в дистанцировании от множества противостоящих друг другу «общин», национальных церквей и «деноминаций» (юрисдикций) в одном государстве, объединяющихся сегодня в различные международные организации (к примеру, Всемирный Совет Церквей) или стремящихся в автономии. Строго говоря, эмпирически такое единство всегда было условным, поскольку многие «христианские общины», провозглашавшие себя «Подлинно Духовными» (как, к примеру, «сподвижники Монтана» или «Живая Церковь» в России начала ХХ века), могли быть со стороны других объединений сразу же (или «задним числом», иногда столетия спустя) признаны «еретиками» и (или) «раскольниками». В современном обществе, признающем принцип свободы вероисповедания, инициатива по созданию религиозного объединения принадлежит самим гражданам, которые могут добровольно объединиться в ту или иную общину и принять то или иное самоназвание своей «деноминации».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Kliment