Русская церковь и Московское царство в эпоху первых пяти патриархов - Том 1

Русская церковь и Московское царство в эпоху первых пяти патриархов : Собрание документов. Том 1
​Серия RUSSICAЗолотая серия сайта Эсхатос
Издательский проект Quadrivium
 
​Серия RUSSICA
 

ПАМЯТНИКИ ДОРАСКОЛЬНОГО БОГОСЛОВИЯ
 
Патриаршество в России было установлено в конце того же века, начало и середина которого были украшены значительнейшим в русском средневековье конфликтом идей, вылившимся в спор «иосифлян» с «нестяжателями». При этом московская митрополия с 1467 г. находилась в состоянии раскола с Фанаром: Москва считала себя автокефальным центром всех русских земель, Фанар числил в этом качестве митрополита Киевского, не признавая ни автокефалии, ни главенства над всеми русскими землями московских владык. Строго говоря, Москве было безразлично мнение Стамбула (Константинополь был к тому времени уже едва различимым прошлым), Фанар же никак не мог повлиять на Москву.

На этом фоне возникают и закрепляются две канонических особенности собственно русской церкви: это запрещение совершать службу вдовым священникам и повторное рукоположение для любого епископа, переходящего с кафедры на кафедру (последнее прямо запрещалось византийским каноническим правом). В каком отношении эти канонические особенности находятся к главному спору эпохи? В первую очередь, нужно ясно понимать, что нестяжательность монастырей понималась самими нестяжателями не как отторжение монастырских владений в пользу светской власти, но как передача их в руки правящих архиереев (другой вопрос, что светская власть — войдя после разорения Новгородской Республики во вкус секуляризации — едва ли не грезила наяву о такого рода реформе, всячески поддерживая в этом вопросе доморощенных спиритуалистов, в твердом убеждении, что государство является бенефициаром всякой церковной смуты). Можно назвать позицию нестяжателей церковно-аристократической, усиливающей богатство и значение епископата, в отличие от общинной позициииосифлян.
 
Церковные нестроения, связанные со служением вдового духовенства, лучше всего известны нам по документам киевской митрополии, особенно в период уничтожения этих злоупотреблений в XVII веке Петром Могилой и обличения в них — равно православных и униатов — католиком Кассианом Саковичем. В двух словах об этом можно сказать так: значительная часть овдовевшего в до-пенсионном возрасте духовенства, оставаясь на приходах, не могла удержаться от продолжения родовой жизни, что сплошь и рядом приводило к второбрачию и другим уродливым формам социальных взаимодействий, на что высшее духовенство смотрело, главным образом, как на источник дохода, облагая, например, таких священников двойным ежегодным налогом. Таким образом, продолжение служения вдового духовенства устраивало не только священников, но и их владык. Полагаю, что именно в контексте ослабления позиций епископата (или борьбы за его нравственную чистоту — как посмотреть) и усиления значения монастырей русские исосифляне как раз и боролись со служением вдового духовенства, которому не вообще запрещалось служить, но запрещалось служить, не приняв постриг. Нужно сказать, что повсеместное усвоение в середине XVI века такой практики в московской митрополии, по-видимому, полностью (либо в очень значительной степени) избавило ее от южно-русских бед. Имеет смысл обратить внимание и на то, что решение о вдовом духовенстве соседствует в 1503 году с запрещением столь же распространенной и важной для тогдашнего епископата практики — взимания денег за поставление попов.
 
Что касается смысла повторной (а в случае первого русского патриарха — Иова — троекратной) хиротонии, нам — как и в случае положения о вдовом духовенстве — приходится лишь догадываться. Несмотря на то, что мы имеем написанный патриархом Никоном в защиту собственной двукратной хиротонии текст, он ровным счетом ничего в нашем вопросе не проясняет: Никон апеллирует к долговременности этой практики, согласию с ней патр. Иеремии Траноса и других греческих иерархов, к практической невозможности в России признать недействительным второе рукоположение. Ничего похожего на осмысление повторного рукоположения мы в работе Никона не находим. Попробуем порассуждать об этом сами. Противник Никона — известный рясоносный авантюрист Паисий Лигарид, титулярный митрополит Газы Палестинской — как верный выученик латинской школы, исходил из представления о священстве как несмываемой печати, «знамении, которое николи не грешится, и не износится». Само собой понятно, что так понятое священство, как и крещение, не стирается ни грехом, ни смертью, ни воскресением, ничем вообще, так что двух рукоположений быть не может. На великорусской почве метафора печати широкого хождения не имела; из самой практики понятно, что священство относилось к группе повторяемых таинств, а не единократных. Если выразительнейшим примером единократного таинства является крещение (к этой же группе относится и миропомазание), то выразительнейшим примером многократного — Евхаристия (к этой же группе относятся покаяние и елеоосвящение).
 

Русская церковь и Московское царство в эпоху первых пяти патриархов : Собрание документов. Том 1

СПб.: Издательский проект «Квадривиум», 2022. — 928 с.
ISBN 978-5-00207-006-0
 

Русская церковь и Московское царство в эпоху первых пяти патриархов : Собрание документов. Том 1 - Содержание

ОТ ИЗДАТЕЛЯ
ПРЕДИСЛОВИЕ, ИЛИ ЛЕЙТМОТИВ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБРЕТЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА (1589 г)
  • I. Канонические различия Русской и Греческой церкви на момент установления патриаршества
  • II. Установление патриаршества
  • III. Патриаршество Иова до начала смуты
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПАТРИАРХ ИОВ
  • I. Вступление
  • II. Личность патриарха Иова
  • III. Взгляды патриарха на церковно­государственную жизнь
  • IV. Царь Борис Феодорович: идеология царства
  • V. Историческая ткань
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЛЖЕПАТРИАРХ ИГНАТИЙ. РЕЛИГИОЗНАЯ ПОЛИТИКА ПЕРВОГО САМОЗВАНЦА
  • I. Договора
  • II. Прокламации, воззвания, объявления и подобные документы
  • III. Документы, имеющие религиозное значение
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ПАТРИАРШЕСТВО ГЕРМОГЕНА
  • I. Введение
  • II. Патриарх Гермоген
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К ПЕРИОДАМ ПЕРВЫХ ДВУХ ПАТРИАРХОВ
  • I. Ретроспективный взгляд на разрушительный период смутного времени
  • II. О конце конституционализма и начале теократии
ЧАСТЬ ПЯТАЯ. МЕЖДУПАТРИАРШЕСТВО
  • I. Междупатриаршество до воцарения Михаила Федоровича Романова
  • II. Междупатриаршество после восхождения на трон новой династии (1613–1619 гг
 
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos