Миссия в Евразии - 8 - Свобода вероисповедания и юридическое сопровождение церквей

Миссия в Евразии - 8 - Свобода вероисповедания и юридическое сопровождение церквей
До настоящего момента глобальное постсоветское пространство оставалось белым пятном на карте и в истории Вселенской Церкви. Нам известна деятельность Путина, поддерживаемая его другом патриархом Кириллом, но за этими бесконечными политическими симфониями, христианства не видать, как в лесу дерева. Если и говорят о христианстве, то показывают золоченые купола и фотографии упитанных священников, вспоминают о защите традиционных ценностей и какой-то смутной русской духовности. Вопросы миссии почти не поднимаются. И это при том, что после распада СССР эта территория виделась наиболее перспективным миссионерским полем. Не думаю, что сегодня любой из нас сходу ответит на вопросы: а в чем стратегическое значение этого региона для истории глобального христианства, почему этим местом стоит интересоваться, зачем нужно инвестировать в развитие местных церквей и служений?
 
Большинство ответов на эти вопросы будут возвращаться к памятной дате распада СССР, когда рухнула империя зла и упал железный занавес, когда бескрайние просторы Евразии открылись для проповеди Евангелия. С тех пор прошло почти двадцать шесть лет, память меркнет, да и одной памятью жив не будешь. Одной этой даты недостаточно, чтобы сложить мнение о положении дел и предложить внятную миссионерскую стратегию. Ситуация в постсоветских странах заметно изменилась – вместо агрессивного атеизма на арену вышли не менее агрессивные формы традиционных, титульных религий – православия и ислама. Вместо прорабов перестройки к делу вернулись офицеры КГБ, которые хотят не перестроить или деконструировать, а восстановить, реконструировать советскую империю. Есть еще одно знаковое событие в регионе, которое недавно прогремело на весь мир, – киевский Майдан и последующая война России против Украины. Как бы ни хотела Россия постсоветское снова сделать советским – постсоветское пространство распадается.
 
С Украиной Европа может стать вновь христианской. С Европой Украина может стать вновь европейской. Украина без России может наконец стать украинской. Россия без Украины рискует одичать и закрыться, похудеть и озвереть. Без российского православия украинская религиозная карта будет другой. Россия без православия украинского потеряет свое особое место. Это меняет баланс сил и влияний во всей Европе и всей Евразии. Есть основания полагать, что эти два события прямо связаны, и второе – не менее значимо, чем первое, потому что существенно меняется карта и картина миссии. Если распад СССР вызвал к жизни обобщающую миссиологию для постсоветских людей как рассеянных русских (русскоязычных граждан советской империи приравнивали к русским), то Майдан требует закрыть неоимперский проект «русского мира» и различать национальные миссиологии. Как оказалось, основные усилия миссий были потрачены на поддержание той духовной общности, которая была унаследована от СССР.
 
Для национальных элит бывших советских республик такие христианские служения и церкви воспринимались как остаточные формы колониализма. Поэтому мы не видим большого успеха национальных миссий. Евангелие на русском языке прямо указывало на Москву как культурный и религиозный центр (даже если не говорить о политических вопросах). Национальные центры почти не развивались. Сегодня многие охотно критикуют западные миссии за то, что они распространяли не столько Евангелие, сколько западную культуру. Но справедливо также иное: сознательно или нет, они поддерживали постсоветские формы сознания и общности, связанные советской историей и нынешней Россией как преемницей СССР. Так было удобно, схематично, просто, понятно – укрупнить, обобщить, не вникать. Итак, после Майдана карта евразийского христианства вновь радикально меняется. Постсоветского пространства больше нет. Есть Россия (и Беларусь), пытающаяся удержать соседей в советском нарративе. Есть Украина и Молдова, ориентирующиеся на ЕС. Есть Закавказье, ищущее себя между Евразией и Евроатлантикой. Есть Средняя Азия, пытающаяся маневрировать между постсоветским притяжением и исламским давлением. Все они требуют особых подходов, все говорят на своих языках и ссылаются на свои традиции, уходящие корнями в забытую досоветскую эпоху. Многоликая Евразия возвращается в историю и на карту миссий, делая ее все более пестрой.
 

Свобода вероисповедания и юридическое сопровождение церквей

Мелешко А., Черенков М., ред.
(Миссия в Евразии: опыт и новые инициативы евангельских церквей. Часть 8).
Исследовательская инициатива «Re-Vision» – Киев,  2018. – 100 с.
 

Свобода вероисповедания и юридическое сопровождение церквей - Содержание

I. ОБЩИЙ АНАЛИЗ
  • Постсоветское пространство как locus missologicus
  • Свобода и несвобода религии: четверть века спустя.
  • Статистика, анализ и современные тенденции.
II. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ
  • Евангельские протестанты Евразии: активная миссия в условиях ограниченной свободы
  • Евангельския церковь и «русский мир». Гонения на Донбассе
  • Азиатский фокус: взгляд изнутри и снаружи
  • Государственно-конфессиональные отношения в Средней Азии
  • Состояние религиозных прав и свобод в Казахстане и
  • построение государственно-конфессиональных отношений
  • Что происходит с миссией евангельских церквей в Центральной Азии
III. МОДЕЛИ
  • Эффективные модели защиты религиозной свободы и   юридического сопровождения церквей
  • Славянский правовой центр (Россия)
  • Институт религиозной свободы (Украина)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Религиозная свобода в несвободном мире
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя brat Vital