Verbum - 18 - 2016 - Исповедь и покаяние

Verbum. Альманах Центра изучения средневековой культуры - Выпуск 18 - Исповедь и покаяние: у истоков формирования самосознания европейского индивида
Выделение практик себя в качестве одного из ключевых понятий истории мысли, философии и культуры, а равно просто истории есть некоторое завоевание мышления, в свое время назвавшего себя постструктуралистским. Вспомним: структурализм — это холизм, он начинает с целого. До вида (рода) путем перебора отдельных признаков нам никогда не добраться: вид потому и «умный», что всегда уже каким-то образом виден, виден сразу, хотя «вот тут», перед нами, всегда не вид, а индивид. По частям к целому не придешь, если они уже не части целого. Осмысление этого давно известного философам и логикам парадокса части и целого (чтобы знать целое, надо знать, из каких частей оно состоит, а это можно узнать, только уже имея представление о данной целостности) превратило в XX веке фонетику в фонологию, этнографию — в этнологию и т. д.
 
Тогда что же такое постструктурализм? В чем его главное отличие от структурализма классического? Если сказать коротко, структурализм, который «пост», в отличие от своего, склонного к сциентизму предшественника, возвращается в лоно, собственно, философского мышления с тем, чтобы заняться или, по крайней мере, включить в сферу своих интересов вопрос о «происхождении видов». Скажем, существуют разные целостности — языки, культуры... Те, кто живут в одной, не в состоянии иметь адекватного представления о другой, ибо понимают ее по правилам собственной целостности (код, структура), которой, однако, не представляют себе в целом по той самой причине, что принадлежат ей всецело. Ее правила для них абсолютны. И только выпадение из целостной парадигмы в какой-то иной, более широкий контекст может заставить их усомниться в ее правилах.
 
Существует некая невидимая граница всякого видения. Классический пример видения этой невидимой границы — утко-заяц Витгенштейна. Один и тот же рисунок, не изменяя ни одной черточки, оказывается то зайцем, то уткой. Происходит некое переключение режимов, «смена аспекта». В исключительно «заячьей» или исключительно «утиной» вселенной такое переключение невозможно. Только выпадение из целого — если таковое случается — говорит о том, что оно — целое — все-таки есть, что без него нам никак, что человек — собственно, человек лишь в целом мира. У нас есть шанс обрести мир и себя в мире, правда, ценой утраты.
 
Целое (именно всецелое, мир в обоих смыслах слова) дано нам лишь как утраченное, отсюда тоска, или ностальгия, как религиозное, но также преимущественно философское или, скорее, предфилософское расположение духа.
 
Совсем не так уж непреложно тоске сопутствует раскаяние и ощущение вины. В том, что я — тут, в мире, bin da, моей вины нет. Но я — здесь, без вины виноватый. Однако и заслуги тоже нет. Мое Dasein — вообще не мое, не что-то мое, пусть бы и бытие, а есть я сам как невидимая граница между бытием и сущим: уникальный — воплощенный в каждом из нас — случай, когда бытие — вот оно тут, хотя тут (da, в наличии) вообще-то могут только вещи, некие сущие, а не «их» бытие. Это — если по Хайдеггеру.
 

Verbum. Альманах Центра изучения средневековой культуры - Выпуск 18 - Исповедь и покаяние: у истоков формирования самосознания европейского индивида

Под ред. О. Э. Душина, К. А. Шмораги
Издательство Псковского государственного университета, 2016. - 260 с. 
ISBN 978-5-91116-504-8
 

Verbum. Альманах Центра изучения средневековой культуры - Выпуск 18 - Исповедь и покаяние: у истоков формирования самосознания европейского индивида - Содержание

ОТ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ
I. Практики исповеди и покаяния в традиции европейской культуры
  • А. Г. ПОГОНЯЙЛО - Исповедальные практики: вопрос описания
  • К. С. ПИГРОВ - Исповедь в ситуации «Смерти Бога» (“Gott ist tot”). Феномен интимного дневника
  • Р. В. СВЕТЛОВ - Сократ и исповедь
  • ЭРКОЛЕ ЭРКУЛЕИ - Покаяние как «самость» (“proprium”) человека: вопрос о возможности преображения в христианской и нехристианской античной философии
  • К.А. ШМОРАГА - В поисках безусловного: от «Исповеди» Августина к «Сталкеру» Андрея Тарковского
II. Исповедь и покаяние в историко-богословском контексте
  • АБИГАЛЬ ФАРЕЙ - За рамками пенитенциалий: раннесредневековые рассуждения о покаянии
  • АТРИА ЛАРСОН - Грациан «О покаянии», канон IV Латеранского собора «Все обоего пола» (Omnis Utriusque) и каноники: защита и надзор за совестью индивида
  • А.А. КЛЕСТОВ - Новейшие исследования о практике покаяния и исповеди Франциска Ассизского в традиции духовного богословия
  • К. В. БАНДУРОВСКИЙ - Фома Аквинский о тайне исповеди
  • ВЕСА ХИРВОНЕН - Жан Жерсон об исповеди детей
  • О. Э. ДУШИН - Регламентация семейных отношений в средневековых западноевропейских и древнерусских покаянных книгах
  • Н. В.АЛЕКСЕЕВА - Покаянная практика в контексте реформ Петра I
III. STUDIA PHILOLOGICA CLASSICA
  • Е. В. АЛЫМОВА - Еще раз о традиции
  • Б.Н. СЯСЬКОВ - Своеобразие религиозных воззрений греческой аристократии на материале творчества Пиндара (конец VI - начало V веков до н.э.)
  • А. Г. ГРУШЕВОЙ - Взаимоотношения верховной власти и городов в монархии Селевкидов (на примерах надписей из Малой Азии)
IV. Материалы научно-теоретических семинаров
  • И. В. КУЗИН - Бытие как частная собственность
  • С. В. ВОЛЖИН - Мартин Лютер и «Немецкая теология»: к вопросу о мистике как источнике реформационной теологии
  • И. С. ДМИТРИЕВ - За что судили Галилея?
V. Рецензии
  • О. Э. ДУШИН - Рецензия на книгу: A New History of Penance. Edited by Abigail Firey. Leiden-Boston: Brill, 2008. 464 p. (Brill’s Companions to the Christian Tradition. A series of handbooks and reference works on the intellectual and religious life of Europe, 500-1700. Volume 14)
ОБ АВТОРАХ
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat christifid