Чеснокова - Что оставит нам Путин

Татьяна Чеснокова - Что оставит нам Путин: 4 сценария для России
Едет по улице джип с размашистой надписью «Спасибо деду за победу». Открывается окно и на дорогу что-то летит – явно не лепестки роз… Идут международные соревнования среди подростков в культурной столице нашей родины. Приглашается спортсменка с Украины – в зале свист. Та же история с американками. Это юные патриоты свистят? К сожалению, «пропатриотическую» канву поведения массово восприняли люди, которые своим поведением скорее компрометируют идею патриотизма, нежели вызывают желание разделить их порыв.
 
Термин «патриотизм» возник в Древней Греции и означал любовь к своему городу-полису. Однако это изначально простое и миролюбивое понятие оказалось очень удобным для управления настроениями масс, а потому его быстро взяли на вооружение разнообразные лидеры и те, кто собирался ими стать. Как выяснилось, патриотизм обладает колоссальной мобилизующей, сплачивающей силой и помогает развернуть народ в нужную сторону. Религиозный патриотизм подогревал нетерпимость к людям другого вероисповедания. Этнический патриотизм вселял пренебрежительное отношение к людям других рас и их правам. Имперский патриотизм сталкивался с национально-освободительным. Но наиболее устоявшимся и часто используемым понятием стал государственный патриотизм, подразумевающий, что ты должен любить свое государство, ставить его выше других и бороться со всеми, кто физически или морально посягает на его величие.
 
Как-то незаметно произошла дивергенция двух понятий: патриотизма и любви к Родине – а ведь когда-то они значили одно и то же. И хотя в теории люди их по-прежнему не разделяют, на практике все уже гораздо сложнее. Нежные чувства к березкам с ромашками и ивой, склоненной над тихой заводью, отходят на задний план. Патриотизм одевается в камуфляж, трубит в военные трубы, требует абсолютной преданности государству (и государю), указует на врагов – истинных или мнимых. При слове «патриот» тут же всплывает образ крепкого мужчины в форме с решительным выражением лица – «враг не пройдет!». Дальнейшие ассоциации – осажденная крепость, подкопы под символические стены и представители пятой колонны, норовящие передать ключи от ворот за горсть серебренников.
 

Татьяна Чеснокова - Что оставит нам Путин: 4 сценария для России

М., Алгоритм, 2017
ISBN 978-5-906914-59-0
 

Татьяна Чеснокова - Что оставит нам Путин: 4 сценария для России - Содержание

Путин и пустота
  • «Мачо», «ботаник» и другие типажи власти
  • Путин и пустота
  • О чем промолчал Путин
Кто разрушает общество
  • Мы устали от жулья
  • Аппетиты элиты
  • Об антагонизме народа и власти
«Всех порвем!»
  • Мой твоя не понимай
  • Чем русские удивляют китайцев
  • «Всех порвем!»
Русскость – тормоз или опора нации?
  • Русские и мигранты
  • Русскость – тормоз или опора нации? (Д. Быков о русской жизни)
  • России нужны глобальные русские
Ответ Западу по-русски
  • Новое противостояние с Западом
  • Ответ Западу по-русски
  • Какой «русский мир» нам нужен?
Интеллигенция и революция
  • Бремя сбывшейся мечты
  • Возможна ли мирная революция снизу?
  • Интеллигенция и революция
Рецепты российского процветания
  • Не в Путине наша проблема
  • Изменить отношение к труду!
  • Рецепты российского процветания
Четыре сценария для России
  • Новая модель экономики
  • Пенсия по возрасту – фабрика смерти
  • Четыре сценария будущего России
Образы будущего
  • Лучше работать на космос, чем на свалку
  • Будущее брака
  • Счастье против денег (Пролегомены к счастьеведению)

Татьяна Чеснокова - Что оставит нам Путин: 4 сценария для России - «Мачо», «ботаник» и другие типажи власти

 
В течение XX века Россией руководили самые разнообразные социальные персонажи: «мямля», «фанатик», «диктатор», «свой парень», «сибарит», «технократ» (очень недолго). Теперь вот дожили до «мачо».
 
Владимир Путин пришел в политику в образе скромного и сдержанного агента спецслужб, человека с неброской внешностью, который носит серый плащ и велюровую шляпу, глубоко надвинутую на глаза… Но в процессе своей карьеры в качестве главы государства он вдруг превратился в мачо. Обнаружилось, что Владимир Владимирович не против попозировать обнаженным по пояс, а также позволить запечатлеть себя за рулем, за штурвалом, на склонах гор, в волнах… Да и на совещаниях он демонстрирует натуральный мачизм, хмуря брови и бросая угрожающие и уничижающие реплики трепещущему окружению. Неотъемлемый признак мачо – позерство – Путин освоил на наших глазах.
 
Дмитрий Медведев попробовал перенять некоторые успешные приемчики предшественника – посадку головы, интонации, манеру общения. Хотя сам Дмитрий Анатольевич – типичный ботаник. Президент совершенно напрасно пытается походить на премьер-министра, вырабатывая твердость в голосе и катаясь на лыжах. Получается неорганично, и все его попытки демонстрировать мачизм пугают народ. Делал бы акцент на приверженность семье, фотографировался с женой и сыном, играл в шахматы и побил всех в «Angry birds» – тут у него было бы больше шансов отличиться в лучшую сторону.
 
Впрочем, как показывают научные исследования, у политиков-ботаников есть шансы только в государствах с высоким уровнем правовой и социальной защищенности граждан. В странах, где люди постоянно чувствуют угрозу произвола и агрессии, предпочитают сильного вождя. Актуальный вопрос: в кого может эволюционировать мачо-президент?
 
Во-первых, надо думать, скажутся четыре года, которые Путин вынужден был сдерживаться и стараться вести себя, как второе лицо после президента. Предполагаю, что давалось ему это непросто, и накопился значительный потенциал, который ВВП продемонстрирует, почувствовав себя наконец вернувшимся на законное первое место. Хотелось бы верить, что слишком далеко дело не зайдет, и он во время сумеет взять себя в руки.
 
Поскольку реформы в России возможны только сверху и по воле главного лица, то небезынтересно, есть ли в его планах реформы. Вообще, Путин производит впечатление человека достаточно амбициозного. Денег у него, судя по всему, достаточно, так что теоретически он может попытаться самореализоваться в другой сфере – стать главой государства, который изменил судьбу и менталитет России, сделал ее правовым просвещенным государством с высоким уровнем жизни. Однако тут есть одно «но».
 
Вне всякого сомнения, картина жизни в России, складывающаяся у главы государства, очень далека от того, как все видится рядовым гражданам. Можно смело предполагать, что до него не доходит 99 % критической информации. Наверняка он совершенно не представляет себе душащую, бестолковую государственно-чиновничью машину, реальную степень коррумпированности судов, полиции и т. д. Его соратники заинтересованы в том, чтобы подобная информация до «главного» не дошла – ведь эти «вотчины» в зоне их ответственности. А заподозрить их в желании послужить родному народу достаточно трудно.
 
Вообще, Путин сумел выбрать себе в окружение людей, которые совершенно не имеют собственных лиц и лишь оттеняют его самого. Наверное, это происходит непроизвольно – с такими ему удобно. Беда в том, что это лишает страну возможности появления молодых лидеров, которые не включены в коррумпированную систему власти слишком глубоко и могли бы постепенно внедрять новые методы управления, построенные на праве и законе. Такие люди наверху просто не нужны – более того, они воспринимаются как угроза «общему делу».
 
Что же до взяткоемкости сложившейся сейчас вокруг премьера группы лиц… Люди его склада обычно смотрят на мир цинично – все воруют, все коррумпированы, так уж лучше пусть воруют мои люди, а не чужие.
 
В целом ситуация с кадрами напоминает времена начала XX века, когда на «безлюдье» сетовала вся элита, начиная с Николая Второго и заканчивая крупнейшими легальными оппозиционерами абсолютистской монархии вроде московского городского головы князя Владимира Голицына (лидера прогрессистов). «Мало того, что события не выдвинули ни одного вождя, ни одного громкого имени, но и нет людей для определенных задач, для занятия мест, должностей и прочего. Что же тут удивительного, когда многолетний режим воспитывал целые поколения на почве фаворитизма, произвола и карьеризма, и создались на этом хамы и держиморды – с одной стороны, утописты – с другой?» – писал князь 31 августа 1917 года.
 
Такое ощущение, что дело так и не сдвинулось с мертвой точки. У нас по-прежнему невеселый выбор между держимордами и утопистами – потенциальными фанатиками, вреда от которых зачастую еще больше, чем от держиморд. В частности, утопистами являются наши прозападные оппозиционеры. Все их попытки внедрить в России то одни, то другие элементы западного общества – типичный дилетантский утопизм. Один из примеров – так называемые СРО (саморегулируемые организации). Без учета реалий бюрократической системы и менталитета народа СРО превратились в очередную часть коррупционной системы, еще больше усилив ее. Они бодро торгуют лицензиями вместо того, чтобы следить за качеством работы своих членов… И ведь это можно было предвидеть!
 
Когда-то Советская Россия быстро преодолела кадровый дефицит, нашла эффективных управленцев из необразованных простых людей. Но это были люди, способные тиражировать только неправовые методы управления, в рамках которых сформировались они сами. И тут хочется процитировать еще одну мысль Голицына, записанную им в том же 1917 году: «…мы свергли иго проклятого режима и завоевали свободу, но по уши увязли в революционной анархии, обманывая или теша себя громким словом “свобода”, а многие из тех, кто осознает это, кто сокрушается о “разрухе” всякого рода и втайне мечтает о восстановлении порядка, очень склонны видеть этот порядок в образе городового, государственная и общественная роль которого состоит только в том, чтобы “тащить и не пущать”». Князь приходит к выводу, что диктатура и революция – две стороны одной медали – неспособности к справедливому правовому регулированию жизни общества. Когда люди не могут построить и соблюдать правовой порядок, то их болтает от диктатуры к революции… Размышляя о том, почему не удалось в России построить правовое государство, Голицын в итоге разочаровался в русском народе, припечатав его жестокими и горькими словами.
Не такую ли же ситуацию мы видим и сегодня – почти век спустя?
 
Нашей политической и общественной жизни остро не хватает людей, имеющих опыт жизни в правовом пространстве. Желая или не желая того, наши лидеры тиражируют тоталитарные приемы управления – потому что не умеют по-другому и убеждают себя, что только так в России и возможно. Действительно, менталитет народа таков, что управлять им проще тоталитарными методами. Но менталитет может меняться – если лидеры видят проблемы своего народа и стремятся сделать его лучше. Это, конечно, ставит очень высокую планку требований к лидеру. С одной стороны, он должен обладать широтой мышления, которая позволит ему увидеть свой народ в системе всего человечества, оценить его сильные и слабые стороны. С другой стороны, он должен чувствовать себя частью народа и сочувствовать его проблемам, а не уничтожать хладнокровно и безжалостно всех, кто не вписывается в его идеологему счастья и прогресса, как это делали Петр Первый, Владимир Ленин, Иосиф Сталин…
 
Откуда взяться такому лидеру? Некоторые надежды дает растущий обмен «человеческим материалом» между Россией и другими странами – потому что увидеть все наши проблемы, не имея опыта жизни в других системах, просто невозможно. Как знать, может, кто-то из российских молодых людей, поживших, поучившихся и поработавших в разных странах, будет готов через тринадцать лет предложить стране и народу новый проект устройства жизни? Но до этого еще надо дожить.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон