Рутледж - Крест вводит в общину

Флеминг Рутледж - Почему "быть христианином без церкви" не пройдет тест Страстной пятницы
Мы, американцы, склонны к сентиментальности. Это мешает нам прямо взглянуть на ужас, позор и разрушительность смерти через распятие. Когда Иисус говорит Марии: "Женщина, вот твой сын", а Иоанну: "Вот твоя мать", мы часто интерпретируем эти слова Господа как сентиментальное приглашение позаботиться о своей матери. Я - мать, и определенно хочу, чтобы обо мне позаботились! Но четвертый евангелист, Иоанн, хочет, чтобы мы понимали происходящее совсем по-другому. В четвертом Евангелии, мать нашего Господа играет совсем другую роль.
 

Флеминг Рутледж - Почему "быть христианином без церкви" не пройдет тест Страстной пятницы 

Согласно Евангелию от Иоанна, крест вводит нас в общину
https://www.christianitytoday.com/ct/2019/april-web-only/good-friday-being-christian-without-church-fails-test.html?
 
В боковом приделе часовни, где я часто молюсь, есть красивый, необычный алтарный образ. На нем изображена одна из запоминающихся историй Иоанна - брачный пир в Кане, где Иисус говорит своей матери: "Что Мне до этого, женщина? Еще не пришло Мое время" (Иоанна 2:4, РБО, 2015). На английском языке это звучит очень грубо. По-гречески это звучит более уважительно, но мы замечаем, что Иисус не называет ее "матерью", и она отвечает ему не как Его мать, а как одна из Его последовательниц - та, которая уже имела представление о том, кто Он такой.
 
Она говорит слугам: "Делайте то, что Он вам скажет" (ст. 5). Она учится, быть Его ученицей. Вот что представляет собой Мария в Евангелии от Иоанна. Она больше не появляется в четвертом Евангелии - разве что мимоходом и в компании с другими людьми - до тех пор, пока не придет время Иисуса и Его не распнут. С креста Иисус снова называет ее "женщиной", а не "Матерью". Ее личность как матери Иисуса, не важна для Иоанна.
 
В Евангелии от Иоанна, Мария выделяется как особенно верная ученица, которая следует за Иисусом на протяжении всего Его служения с самого начала и до Его ужасного конца на Голгофе. Поэтому, когда он обращается с креста к ней и к любимому ученику (традиционно самому Иоанну), Он отдает, двух несвязанных верующих друг другу. Он отдает свою мать ему, а его - ей в совершенно новом родстве, которое бесконечно превосходит кровное родство. Мария, наряду с другими, становится любимым членом новой семьи, созданной силой смерти Христа.
 
Когда приближается время смерти Господа, Пилат, не ведая, что творит, приказывает прибить на кресте Иисуса надпись: "Царь Иудейский". Она написана на иврите, латыни и греческом (Иоанна 19:20). Иврит - язык еврейской нации, но теперь, в этот час распятия, Царь Иудейский явлен как Царь империи, истинный правитель мира и всех людей в нем. Это час переделки космоса и примирения человеческих отношений.
 
В то самое время, когда провозглашается Его вселенское царствование, Иисус, обращает свой слабеющий взор к людям, стоящим на усеянной мусором земле, покрытой кровью и человеческими отходами, и передает этих двух учеников друг другу. Эти двое, оставшиеся у креста, представляют нам начало Церкви в момент унижения и страдания ее Господа до смерти.
 
Если взять Евангелие и Послания Иоанна вместе, то ни одно из произведений Нового Завета не посвящено церкви больше, чем Евангелие от Иоанна. Однако вы не обязательно заметите это, если будете читать Евангелие от Иоанна. Наш типичный американский индивидуализм имеет тенденцию всегда фокусироваться на отдельном, якобы автономном человеке, поэтому мы обычно читаем Библию через эту призму.
 
Это правда, что в первых двух третях Евангелия от Иоанна содержится поразительное количество личных, сокровенных бесед между Иисусом и отдельными людьми: самаритянкой, Никодимом, слепым от рождения, Фомой, Марфой из Вифании, Марией Магдалиной. Эти истории выделяются тем, что они прекрасно написаны Иоанном, мастером- драматического искусства. Поэтому большинство людей склонны читать Четвертое Евангелие именно так. Но подавляющий акцент в Евангелии от Иоанна, делается не на отдельных людях, а на органической связи, которую Иисус создает между теми, кто доверился Ему.
Эта тема достигает своего апогея в главах 15 и 16, в последние часы Его жизни на земле, когда Он учит: "Я есмь лоза, а вы ветви" (Иоанна 15:5). Нет другого способа быть учеником Иисуса, кроме как быть в общении с другими учениками Иисуса.
 
В ночь перед смертью Он умыл ноги своим ученикам и сказал им: "Я даю вам новую заповедь: любите друг друга. Как Я вас полюбил. ...По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь друг ко другу" (Иоанна 13:34-35).
 
Он долго и истово молился о них, "первосвященнической" молитвой 17-й главы: "Отец Святой, сохрани их во имя Твое, которых Ты дал Мне, да будут едины, как и мы едины" (Иоанна 17:11). Любовь, которая разрушает барьеры, любовь, которая "все переносит" (1 Кор. 13:7), любовь, которая забывает себя и полностью сосредоточена на благополучии возлюбленной общины - это любовь Отца и Сына друг к другу и любовь Сына к нам.
 
Любимая британская пьеса "Конец путешествия", рассказывающая о солдатах Первой мировой войны, недавно была экранизирована. Это гармоничная игра с несколькими актерами и без звезд. Каждый актер по-своему индивидуален, но у каждого есть более или менее одинаковое время на сцене, и каждый одинаково важен для все целого. В интервью, посвященном уже прошедшей бродвейской постановке пьесы, один из актеров сказал: "[Наш режиссер] снова и снова говорил, что все, что вы делаете на сцене, делается для кого-то другого, это никогда не касается вас. Это была такая поразительная мысль". Разве это не замечательно?
 
В американской культуре нас ежедневно призывают быть хорошими по отношению к себе, развивать себя, верить в себя, и все же этот актер понимает, как это прекрасно - думать об участии в чем-то, что бы никогда не было, только о тебе, всегда на благо всего. Такова церковь, когда она служит так, как должна служить. Вот почему Киприан Карфагенский сказал 1 800 лет назад «Тот не может уже иметь отцом Бога, кто не имеет матерью Церковь".
 
В наше время, особенно в нынешние дни, легко отмахнуться от церкви. Она может разбить вам сердце, своим грехом. Несколько раз, она разбивала и мое. Каждый день- приходят новые откровения об ужасных вещах, совершенных церковью. Гораздо проще сказать, как делают многие: "Я могу быть христианином и без церкви". Но это отказ от самого главного и основополагающего послания Иисуса на протяжении всего Его служения, которое, как драматически изображает Иоанн, больше всего проявилось в Его смерти на кресте: Он отдает вас Мне и Меня вам.
 
Ученики Христа сегодня, как и 2000 лет назад, объединены взаимной любовью к нашему Господу. При всех своих грехах, хотя их и много, церковь по-прежнему является телом Самого Христа. И нет предела любви Христа, которая побеждает грех внутри Его тела.
 
Христа нет вне церкви
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.4 (5 votes)
Аватар пользователя Валерий