Якунин - Священники-разведчики

священники-разведчики

АРХИВ: Использование ЦК КПСС и КГБ СССР религиозных организаций в антиконституционных целях. Выводы комиссии Президиума Верховного Совета Российской Федерации по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП. 1992 год

Политика Коммунистической партии и советского государства по отношению к религии и церкви всегда носили двуличный характер. С одной стороны, в стране была провозглашена свобода совести и, начиная с 1918 года, издавались правовые акты, призванные обеспечить эту свободу. Эти акты признавали права верующих на объединение в религиозные организации, на исполнение религиозных обрядов, допускали, в установленных законами пределах, свободную деятельность конфессий. Однако, по сравнению с прошлым, эти акты весьма существенно ограничивали праваи деятельность религиозных организаций. Так, уже декретом от 20 января 1918 года все религиозные организации были лишены права юридического лица.

С другой стороны, под прикрытием внешне демократических лозунгов и декларативно-разрешительных законов о свободе совести, проводилась другая, тайная политика, направленная на полное подчинение жизни и деятельности религиозных объединений основной, опять же тайной, цели аппарата КПСС -способствовать искоренению религии административно-принудительными мерами.

Легальная программная задача КПСС - борьба с религиозными пережитками идейными средствами - пропагандой, просвещением, подъемом материального благосостояния народа и т.д.., что провозглашалось марксистско-ленинским учением, с самого начала существенно дополнялась, а затем была полностью подменена административными методами борьбы с религией, духовенством, верующими.

Конституции РСФСР и СССР неизменно провозглашали отделение церкви от государства, что означало, в частности, недопустимость вмешательства государства, его органов и должностных лиц в вопросы определения гражданами своего отношения к религии и в религиозную деятельность организаций верующих. Однако с помощью штабной политики, основанной на административно-принудительной и репрессивной деятельности ряда государственных органов, сформировался тщательно закамуфлированный институт партийно-государственного управления религиозной жизнью в стране. Он и стал проводить в жизнь тайную политику КПСС, нарушая принципы отделения церкви от государства.

Структурами этого института были: Политбюро ЦК КПСС, Отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС, Совет по делам религий при Совете Министров СССР и КГБ СССР с его специальным "религиозным" подразделением.

Официальным государственным органом, осуществляющим, как было сказано в Положении о нем, контроль за соблюдением Конституции СССР и других нормативных актов по вопросам, относящимся к религиям, являлся Совет по делам религий. Он наделялся широкими полномочиями и был главным выразителем и проводником политики КПСС в религиозном вопросе. По наиболее важным идеологическим проблемам, связанным с религией и, преимущественно, атеистического характера, публичные постановления изредка принимал ЦК КПСС. Но главной "кухней", где подготавливались все необходимые материалы, прорабатывались идеи будущих официальных актов и акций ЦК КПСС и Правительства СССР по отношению к религии, был, несомненно, КГБ СССР. Это объяснялось прежде всего тем, что этот орган обладал уникальной и самой обширной информацией о положении и деятельности религиозных объединений и служителей культа как в СССР, так и за рубежом. Обладание информацией - это власть, недаром КГБ занимал в стране положение "государства в государстве".

Изучение даже незначительной части архива КГБ СССР дает полное представление о том, какими способами добывалась и как использовалась эта информация, укрепляющая власть КГБ в церковном мире и позволяющая ориентировать ЦК КПСС и Правительство СССР на принятие нужных и целесообразных, по мнению КГБ, решений. Основным способом получения информации являлось проникновение КГБ в церковную жизнь и подчинение этой жизни своему влиянию путем широкомасштабной вербовки агентуры и создания многочисленной сети осведомителей из числа священнослужителей и активных верующих. Эта работа, где применялись самые аморальные и, зачастую, насильственные методы, была начата еще в первые голы советской власти. Вот, например, письменное откровение на этот счет безымянного "помощника уполномоченного" СО ВЧК (См. "Приложение", (документ № 1)).

Со временем, оттачивая методы вербовки, КГБ уже не практиковал метод массового террора, акцент все больше смещался с кнута на пряник: КГБ методично, год за годом, отбирал, воспитывал, укреплял свои кадры, расширял круг своей агентуры и добился в этом деле огромных успехов. Архивы КГБ свидетельствуют, что агентами КГБ являлось большинство руководящего состава Русской Православной Церкви (Московский Патриархат), мусульманских, баптистских, адвентистских религиозных объединений, а так же представители многих других конфессий. (См. "Приложение")

Священнослужители, не соглашавшиеся сотрудничать с КГБ, подвергались преследованиям и гонениям, нередко осуществляемым руками епископов - агентов, и не имели никаких перспектив для продвижения на любом поприще.

Таким образом сложилось совершенно уникальное в истории религии и церкви положение: многие почитаемые и авторитетные в религиозных кругах России и за рубежом служители культа были лишены возможности принимать активное участие в жизни общества, отправлены на периферию, почислены за штат и на покой в монастыри. А наиболее склонные к любому компромиссу, к сервилизму, равнодушные к судьбам церкви поставлены во главе администрации. Будучи завербованы КГБ, они стали послушными исполнителями воли и указаний этой "тайной полиции ЦК КПСС". Согласие руководства религиозных объединений на сотрудничество дало возможность организовать всестороннее руководство церковью чиновниками партийного аппарата. Примерно с конца 20-х годов высшая церковная иерархия смиренно принимала к сведению и исполнению все, рождаемые в недрах ЦК КПСС и КГБ СССР, законы и административные предписания, как правило, имевшие своей целью вред церкви, снижение ее роли и авторитета, сужение круга ее деятельности.

Значительная роль в официальном руководстве церковной жизнью отводилась Совету по делам религий при СМ СССР и его уполномоченным в республиках, краях и областях. Среди служащих этой системы было немало кадровых офицеров КГБ и людей из так называемого действующего резерва КГБ. Организатором и первым председателем Совета по делам Русской православной церкви был сотрудник Л.П.Берии генерал-лейтенант МГБ Георгий Григорьевич Карпов, а последним заместителем председателя Совета (до 1991 гола) - полковник КГБ Е.Милованов.

Свое безраздельное господство над церковью КГБ СССР реализовал в основном по четырем направлениям:

1. Поддержка на международной арене внутренней и внешней политики КПСС. Организация и проведение конгрессов, форумов, встреч в защиту миролюбивой политики Советского Союза. Безоговорочнос осуждение мирового империализма и империалистических поджигателей войны. В архивах 4 отдела 5 управления КГБ обнаружено немало сообщений об успешных в этом плане поездках за рубеж агентов "Москвич", "Святослав", "Антонов", "Аббат", "Кузнецов", "Ремарк", "Батыров" и многих других.

2. Использование выезжающих за рубеж священнослужителей и религиозных деятелей для выполнения разведывательных заданий КГБ, а также для наблюдения и соответствующей обработки зарубежных религиозных деятелен, совершающих поездки в СССР.

3. Управление внутренней жизнью религиозных объединений в СССР, особенно в области подбора и расстановки кадров служителей культа.

Органами КГБ снимались и назначались служители культа, переводились на службу в другие регионы страны, направлялись на учебу в зарубежные богословские учебные заведения.

КГБ СССР вплоть до последнего времени через многих своих агентов ориентировал и направлял религиозные объединения на участие в политике, на поддержку одних политических деятелей и компроментацию других, организовывал выпуск различной "неофициальной" литературы с целью формирования в религиозных кругах определенного общественного мнения.

4. Организация уголовного и административного преследования священнослужителей и верующих, не подчиняющихся требованиям КГБ и отстаивающих свое мнение по вопросам общественно-политического положения в стране и в религиозной жизни. Вот, например, выписка из отчета об итогах организационной и агентурно-оперативной деятельности 4 отдела 5 управления КГБ СССР за 1982 год: "...В настоящее время по стране за конкретные преступления отбывают наказание 229 церковников и сектантов (в 1981 голу было 22). Кроме того, 18 человек находятся в ссылке (в 1981 голу - 24). Органами КГБ на враждебных элементов из этой категории граждан велось свыше 2500 дел оперативного учета (в 1981 голу - 2225)...".

Таким образом, КГБ СССР в нарушение установленного Конституцией СССР отделения церкви от государства осуществлял постоянное вмешательство в дела церкви с целью подчинения религиозных объединений и служителей культа политике КПСС и постепенного низведения религиозных организаций до роли одной из общественных структур, обслуживающих тоталитарную коммунистическую систему, руководимую аппаратом ЦК КПСС. При этом КГБ использовались приемы и методы работы с духовенством и верующими, неприемлемые даже по отношению к закоренелым преступникам и шпионам.

В заключение комиссия считает необходимым отметить, что трансформация церковных организаций в агентурные центры, помимо нарушения Конституции и законодательства Российской Федерации содержит в себе еще и опасность использования этих организаций в условиях политической нестабильности для открыто антиконституционных действий. Признаком реальности такой опасности стал визит Председателя вышеуказанного издательского отдела митрополита Питирима (К.Нечаева) к объявленному Президентом России вне закона государственному преступнику Б.К.Пуго 21 августа 1991 года.

Для устранения опасности использования церковных организаций в антикоммунистических целях необходимо сделать невозможным дальнейшее их функционирование в качестве центров агентуры служб госбезопасности, противоречащее принципу отделения церкви от государства. Комиссия считает необходимым внести соответствующие поправки в законодательство, воспрещающие использование работников религиозных объединений в оперативно-розыскной деятельности спецслужб. Комиссия рекомендует религиозным объединениям внести в свои канонические и гражданские уставы соответствующие запреты на тайное сотрудничество с органами государства всем ответственным сотрудникам указанных объединений, а также изучить деятельность своих органов управления и международных отделов в свете соответствия принципу отделения Церкви от государства.

Портал-Credo

"Портал-Credo.Ru": Отец Глеб, Вы, безусловно, знаете о скандале в Польше, где за связи со спецслужбами вынужден был подать в отставку новоназначенный архиепископ-митрополит Варшавский Станислав Вельгус. Сразу после путча ГКЧП Вы вошли в состав Комиссии Президиума Верховного Совета РФ по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП. Часть документов, обнаруженных этой комиссией (та, что свидетельствовала о контактах советского духовенства с госбезопасностью), опубликована в "Христианском вестнике" (№ 9 за 1992 год). Расскажите об обстоятельствах работы этой Комиссии.

Глеб Якунин

Священник Глеб Якунин: Ровно 15 лет назад я работал с другими членами комиссии по ГКЧП в подвалах Лубянки. Меня, как церковного диссидента, интересовали документы 4 отдела 5 управления, который курировал Русскую Православную Церковь Московского патриархата и другие религиозные организации в СССР. Я получил доступ к архиву этого отдела. И тут случилась полукомическая история. Дело в том, что через наших депутатов произошла утечка этой информации. Но, возможно, и сами архивные работники КГБ, и руководители КГБ были недовольны нашей деятельностью, потому что формально эти архивы были еще засекречены. Эта неприятная весть дошла до Московской патриархии, и Патриарх Алексий II развил бурную деятельность.

Насколько мне известно – я слышал это от одного высокопоставленного лица – Патриарх Алексий, когда мы начали работать, сначала обратился к президенту Ельцину и сказал ему, что раскрытие этих архивов нанесет "огромный урон" авторитету Московской патриархии. Патриарх сделал соответствующий намек, что, мол, патриархия все-таки к Ельцину лояльно относится, но может случиться, что в любой момент произойдет смута и даже раскол в Церкви. Так что это будет большой вред для Русской Православной Церкви. Патриарх попросил, чтобы эта комиссия прекратила свое существование.

Надо отдать должное Ельцину, который ответил примерно так: "Ваше святейшество, там же работают, знаете, радикальные демократы, "ДемРоссия", они меня не боятся, знаете, в случае чего они могут и на меня напасть, и попытаться даже снять с должности. Я от них могу ждать чего угодно, поэтому, к сожалению, я исполнительная власть, я не способен на них повлиять". Тогда Патриарх обратился к Хасбулатову. Ну, а Хасбулатов – мы теперь знаем, какие у него были настроения – антидемократические. В результате он закрыл нашу комиссию. Но мы успели просмотреть все отчеты центрального аппарата КГБ СССР об оперативно-розыскной деятельности в отношении Церкви, все самое интересное, чем они занимались, - с 1918-го по 1988 год. Успели просмотреть, в основном, документы, относящиеся к Русской Православной Церкви, и только-только коснулись мусульман, протестантов и католиков, - я бы, конечно, спокойно работал и дальше, но работа прервалась.

Есть один католический священник, который готовит к публикации книгу. Он был членом диссидентского движения "Солидарность" и был награжден орденом из рук первого посткоммунистического президента Польши Леха Валенсы, который руководил "Солидарностью". Он пишет в этой книге о том, что всем священникам, о которых он рассказывает, агентам польской службы безопасности, он предварительно послал сообщение о располагаемых им сведениях. Известно, что ГДРовская госбезопасность "Штази" работала даже активнее, нежели советская госбезопасность, но была в подчинении у КГБ, была ее дочерней фирмой. И уж тем более польская, конечно.

Разразился скандал, но, по-видимому, эта книга все-таки будет опубликована. Что касается 1, 2, 3 управления КГБ, в частности, тех, кто занимался Католической Церковью, то мы просто не успели до этого дойти. Если бы мы дошли, то, видимо, скандал мог разразиться не в плане польского католичества, а в плане московского католичества. Конечно, я уверен, что и там были осведомители. Вопрос только в масштабах, в концентрации этой агентуры. Там, видимо, было гораздо меньше агентов, чем в РПЦ МП. Но главное, в связи с разразившимся сейчас скандалом, то, что центр Католической Церкви находится в Ватикане, и поэтому они более дисциплинированны, они более солидарны. Там по-настоящему верующие, в основном. Я думаю, что весь секрет в том, что Папа колебался, как быть по поводу архиепископа Вельгуса. Я предполагаю, что они все являлись двойными агентами. И, сотрудничая с госбезопасностью той или иной страны, они, очевидно, обо всем сообщали в Рим и давали точную информацию о том, что они говорили, и давали копии своих показаний.

Тем не менее, по сообщению "Интерфакса", "согласно единодушному решению 45 епископов, собравшихся на конференцию, каждый из них подаст в Институт национальной памяти запрос о проверке их личных дел коммунистического периода. Проверка будет выполняться церковной исторической комиссией, учрежденной в прошлом году. Результаты проверки не будут публиковаться, но весь выявленный компромат будет направлен в Ватикан"

– Чем можно объяснить первоначальную сдержанную реакцию Ватикана на историю с Вельгусом?

– Сейчас в мире тоталитарные режимы еще не все свергнуты. Там приходится вести очень "гибкую политику", в частности, католики всегда уделяли большое внимание Китаю. И в Китае до сих пор есть катакомбная Католическая Церковь, которая пытается легально восстановиться. Если бы католические священники не работали на спецслужбы, не были бы секретными сотрудниками, то не могли бы существовать. Как это было у нас с мусульманами. В клире РПЦ МП была такая ситуация: епископат фактически весь был завербован, кандидат не мог стать епископом, не дав подписку о сотрудничестве, не будучи осведомителем и агентом спецслужб. В мусульманстве то же самое. Там был и вовсе всеобщий охват, в то время как рядовой православный клир еще мог как-то обойти это сотрудничество. Мусульмане-диссиденты, которых преследовали на Кавказе, говорили уверенно, что все работают, просто не могут не работать. Поэтому мы не можем идти против своей совести и не регистрируемся.

– А что касается протестантизма?

– Кое-какие документы удалось опубликовать. В частности, был такой деятель Орлов - мы успели просмотреть его документы, - который умудрился работать одновременно и на 5 управление, и на внешнюю разведку. Это было не положено – работать на несколько спецслужб. Меня поразило, что он был сотрудником нескольких спецслужб. Так что, конечно, те институты протестантских Церквей, которые были связаны с работой за границей, с иностранцами, - они, конечно, все должны были сотрудничать. По крайней мере, руководящие кадры. И у пятидесятников, я знаю, и у зарегистрированных, и у незарегистрированных, – ситуация аналогичная.

– Среди незарегистрированных протестантов тоже были агенты?

– Могло быть и такое. Дело в том, что и незарегистрированную общину могли закрыть, разогнать, а могли смотреть на нее "сквозь пальцы". Персонально сейчас говорить не будем. Если вернуться к вопросу о Католической Церкви в Польше, то тут все это стало явным.

– Все-таки в государствах советского блока, а уж тем более в России, люстрации проведено не было. Соответствующего Закона принято не было. В некоторых странах это провели как бы явочным порядком, не законодательно. Вы все же считаете, что рано или поздно закон о люстрации нужно принимать и в России?

– Безусловно. Несмотря на то, что генеральный секретарь Конференции католических епископов России отец Игорь Ковалевский – он поразил меня своими высказываниями – чуть ли не одобрил всю эту деятельность по сотрудничеству. Это вызывает глубокое смущение. Если бы он был в Польше - другое дело. А в условиях России делать такие заявления - это, мягко говоря, странно. Всем ясно, что спецслужбы меняют свои функции, направленность своей работы. И степень злодеяния этих спецслужб во многом зависит от сущности самого государства. СССР был тоталитарным государством, в котором еще Хрущев провозгласил незадолго до своей отставки, что через 20 лет будет построен коммунизм и "по телевизору покажут последнего попа". Эта цель такая поставлена перед государством и, в частности, перед ЦК КПСС и верным ее оруженосцем и исполнителем партийных идей - перед КГБ СССР. И КГБ СССР исполнял функцию разложения и уничтожения Церкви изнутри. Агентура имела одну из функций - просто доносительство, а другую – очень важную – заключавшуюся в том, что они продвигали своих агентов по иерархической лестнице. И в отчетах, которые были опубликованы, встречалась трафаретная и сакраментальная формулировка: "Агент Х продвинут по служебной (читай - по иерархической) лестнице".

То, что выяснилось недавно о митрополите Рижском Александре (Кудряшове) – это на редкость удачный информационный наглядный материал. Бывший подполковник КГБ Александр Ищенко, который был его куратором и завербовал его, сам удивлялся. Он в своих интервью говорил, как удивительно: его завербовали, когда он был официантом, и за 20 лет он из официанта превратился в главу Латвийской Православной Церкви, несмотря на скандальные разоблачения, что он давний гомосексуалист и разворовал много церковного имущества, в основном недвижимости. Самое потрясающее, что он остался на своей должности после недавнего визита Патриарха в Ригу. Более того, когда Патриарх Алексий туда ездил, они обнимались, агент "Читатель" (Кудряшов) цветы дарил нашему святейшему, когда тот встречался с мадам – президентом Латвии. Это не укладывается ни в какие этические нормы.

Учтите, что в Московской патриархии вертикаль власти не менее сильная, чем сейчас в нашем государстве. Такое впечатление, что Путин строит свое государство, глядя на структуру Московской патриархии. Сейчас в России стала проформой вся законодательная власть, и также все Соборы уже потеряли свое значение в РПЦ МП, несмотря на то, что к 1917 году, к Великому Собору, шли как раз в надежде, что влияние клира и мирян, соборность будут возрождены и будут возрастать в Русской Церкви.

Митрополит Валентин Суздальский из Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) сделал очень интересную вещь – мы предлагали сделать то же, и к Патриарху я даже обращался – внести в ставленническую грамоту запрет, клятву, что человек не будет сотрудничать с секретными службами. Митрополит Валентин внес это положение в клятву священнослужителя. Это очень интересно. В Московской же патриархии все остается по-старому. Создали комиссию под председательством архиепископа Костромского и Галицкого Александра (Могилева) о расследовании сотрудничества РПЦ МП и КГБ, но она ничего не хочет расследовать.

Я допускаю такой идеальный вариант, что какой-то католический священник в какой-то цивилизованной стране - там, где существует реальная свобода совести, где государство не вмешивается в дела Церкви, в странах нормальной демократии (я имею в виду Америку, Францию, Германию и др.) сотрудничает со спецслужбами. Но, вообще, я считаю, что это недостойно. Они не должны вербоваться. Они завербованы Господом Иисусом Христом и Церковью. И когда священник, даже в идеальных условиях, становится осведомителем, – это плохо, это недостойно. А в условиях тоталитарного режима быть осведомителем, стукачом – это прямой иудин грех. То, что совершил Иуда в отношении Христа, – эти епископы, священники осуществляли в отношении своей Церкви. Это иудино племя, получается.

– Вы утверждаете, что все иерархи РПЦ МП назначены с санкции спецслужб. А в Московской патриархии возражают, отмечая, что уже более половины епископата РПЦ МП рукоположено после падения советской власти и реорганизации КГБ в ФСБ, и она не влияла на их выбор.

– Чисто статистически это так, но все высшее руководство Московского патриархата было рукоположено еще в советские времена и только с санкции КГБ. Так что все эти рассуждения – только туман в глаза. Большинство из нынешнего руководства РПЦ МП – ставленники и агенты КГБ.

Если говорить о современности, то у нас нет достоверной информации о том, какие сейчас отношения Московской патриархии и госбезопасности. Но, по некоторым косвенным данным, я полагаю, что Московская патриархия стала выше ФСБ. Она стала наставником ФСБ, так как фактически выполняет некоторые функции идеологического отдела ЦК КПСС.

Как рассказал один бывший депутат из Ивановской области (не буду его имя называть), на одном из собраний, на котором присутствовал местный архиерей - Амвросий, этот депутат спросил генерала ФСБ: "Какая у нас теперь национальная идея?" и тот ответил: "Какая у нас национальная идея? Вот, православие и есть наша национальная идея", протянув руку в сторону Амвросия.

В свете этого вполне возможно, что уже ФСБ боится Моспатриархии, а не наоборот – как это было прежде.

– Но сейчас в Законе об оперативно–розыскной деятельности есть положение, запрещающее вербовать священнослужителей в качестве агентов. Так что формально Ваше желание осуществилось.

– Да, формально это так, и я, будучи в Госдуме, приложил большие усилия, чтобы это положение попало в закон. Но в каком-то другом законе, кажется - "О внешней разведке", написано, что вербовать нельзя, но если кто-то из священнослужителей придет и добровольно предложит сотрудничество, то его услугами можно пользоваться. Вот так!...

– В связи с последним агентурным скандалом в среде польских священнослужителей скажите, пожалуйста, есть ли принципиальная разница между агентами в рясах в Костеле и в РПЦ МП?

– Вопрос очень интересный. Я категорически не одобряю любое стукачество со стороны священнослужителей, но, тем не менее, разница, безусловно, имеется. Особенно в важном "стратегическом" вопросе. Во-первых, польская госбезопасность, в отличие от советской, не имела самой разрушительной для Церкви цели – разложения и уничтожения Церкви как таковой, в том числе, при помощи внедренной агентуры.

Во-вторых, высшее руководство католической Церкви было недоступно и посему неподвластно спецслужбам соцстран. И поэтому, в отличие от католической Церкви, верхушка РПЦ МП фактически была в 1943 году сразу сформирована Берией и его подручным Георгием Карповым на агентурной основе. В этой связи любого завербованного агента, находящегося на самой низшей ступени иерархической лестницы, госбезопасность легко могла продвинуть на любую руководящую церковную должность, чему есть много примеров, подтвержденных раскрытыми нашей комиссией архивами. В католической Церкви такие манипуляции невозможны.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo."

Клирик Апостольской Церкви, известный диссидент ГЛЕБ ЯКУНИН: "Я был удостоен чести быть отлученным от Церкви 20 февраля - ровно в тот же день, что и Лев Толстой"

На сайте "Мысли о России" появилась статья, перепечатанная наши Порталом, о характерном юбилее, который не принято отмечать публично. В ней утверждается, что под агентурной кличкой "Дроздов" в материалах КГБ СССР значился нынешний Патриарх Алексий II, завербованный в конце февраля 1958 года в Эстонии. После обретения этой страной независимости ее власти рассекретили архивы местного подразделения КГБ СССР - в частности, отчет о вербовке агента "Дроздове", "священника православной церкви", которого "предполагается продвинуть на пост епископа Таллинского". Но за несколько лет до публикации эстонских архивов, в 1991 году, агентурный псевдоним "Дроздов" удалось расшифровать парламентской комиссии Верховного Совета России, в состав которой входил отлученный позже от РПЦ МП священник-диссидент Глебу Якунину. О том, как это было, и о многом другом о. Глеб рассказал в интервью Порталу.

"Портал–Credo.Ru": После провала августовского путча 1991 года Вы были членом Комиссии Верховного Совета РСФСР по расследованию деятельности ГКЧП, побывали в архивах КГБ и ознакомились с некоторыми документами "церковного отдела", курировавшего деятельность РПЦ МП. Можете ли Вы сказать: является ли выписка из документа о вербовке агента "Дроздова" достоверной, каково ее происхождение и какое отношение этот документ имеет к А.М. Ридигеру?

Глеб Якунин: Агентурное имя (кличка) "Дроздов" действительно неоднократно встречалась в отчетах об организационной и агентурно-оперативной деятельности 4 отдела 5 управления КГБ СССР. Что касается цитируемого на сайте "Мысли о России" текста, то он действительно подлинный. Впервые в сокращенном виде он был воспроизведен в виде факсимиле в одной из ведущих эстонских газет - "Postimees" - в № 641 от 18 марта 1996 года в статье, обвиняющей Алексия II в агентурной деятельности. Полностью процитированный материал содержится в отчетах КГБ ЭССР и хранится в Госархиве Эстонии.

Кстати, тот материал о деятельности агента "Дроздова" случайно обнаружил в 1996 году чиновник, разбиравший архив Совета министров Эстонии. Позже, 12 февраля 1999 года, британская газета "The Guardian" в статье "Русский Патриарх был агентом КГБ" опубликовала цитаты из приведенного материала и фотографию заглавной страницы "Отчета об агентурно-оперативной работе 4-го отдела КГБ при Совете министров Эстонской ССР за 1958 год", в котором содержится материал, о котором идет речь.

– Не из-за этих ли публикаций и Ваших комментариев к ним Вы были вскоре отлучены от РПЦ МП и анафематствованы?

– Да, действительно, широкое распространение информации об агенте "Дроздове", произошедшее в 1996 году, стало одной из причин моего отлучения от Церкви Архиерейским Собором РПЦ МП. Я был удостоен чести получить "отлучение от Церкви" 20 февраля 1997 года - а именно 20 февраля был анафематствован Лев Толстой в 1901 году.

Постараюсь кратко изложить развитее событий, которые довели меня до отлучительной экзекуции, годовщину которой я недавно отметил. В декабре 1991 года, работая в Центральном архиве КГБ в подвале его центрального здания на Лубянке, я обнаружил неоднократные упоминания агентурной клички "Дроздов", причем используемый мною тогда метод - сличение списков агентов, участвовавших в том или ином церковно-политическом мероприятии, со списками иерархов, об участии которых в этих мероприятиях сообщал тот же "ЖМП", - привел меня к однозначному выводу, что "Дроздов" - это митрополит Таллинский и Эстонский Алексий. Но этот факт я тогда не предавал гласности, ограничившись расшифровками агентурных кличек "Адамант" и "Аббат". Отчасти это было связано с тем, что "Дроздова" избрали Патриархом... Однако, когда сенсационная информация об агенте "Дроздове" появилась в упомянутой статье в "Postimees", мне уже трудно было делать вид, что я ничего не знаю.

Два месяца спустя после публикации я обратился с открытым письмом к Патриарху Алексию II, в котором писал: "Естественно было бы ожидать от Вашего Святейшества незамедлительной реакции: либо опровержения сведений, дискредитирующих первоиерарха РПЦ МП, либо честного и искреннего признания и разъяснений, подобных тем, с которыми выступил архиепископ Литовский Хризостом, подтвердивший, что был завербован КГБ под агентурной кличкой "Реставратор". Увы, из уст Вашего Святейшества не слышно ни признаний, ни опровержений". Свое обращение я завершил призывом: "Если Вашему Святейшеству чуждо честное признание и христианское раскаяние, то для Вас всё же остается ещё один приемлемый выход – наберитесь мужества и уйдите на покой".

И ещё одна скандальная тема послужила причиной моего отлучения. Я в то время неоднократно выступал с обличениями Московской патриархии, которая втянулась в деятельность, ведущую к компрометации православия в общественном сознании. Я имею в виду табачно-водочную аферу, которой были посвящены многочисленные публикации прессы ("Вечерняя Москва", "Новая газета", "Новое время", "Коммерсантъ" и др.). Следы полученной гуманитарной помощи (от продажи табачных изделий и вино-водочной продукции) в размере не менее 1,2 млрд. долларов бесследно исчезли, пройдя мимо церковной кассы. Несмотря на мои обращения во все возможные инстанции, в том числе, и в Генеральную прокуратуру РФ, эта афера осталась не раскрытой.

3 декабря 1996 года я разослал обращение всем архиереям РПЦ МП, пытаясь привлечь их внимание следующим аргументом: "Если бы направляемая РПЦ МП помощь достигла бы своего адресата, каждая епархия на территории России могла бы получить около 10 млн. долларов". Но и этот аргумент не помог, хотя один из архиереев (имя его не установлено) пытался поднять этот вопрос на Архиерейском Соборе.

В результате моих назойливых домоганий, 22 февраля 1997 года был обнародован "Акт об отлучении от Церкви Глеба Павловича Якунина". Предыдущая кара – лишение сана - постигла меня в октябре 1993 года за отказ снять свою фамилию из списка кандидатов на выборах в Первую Государственную Думу РФ. Интересна формулировка моего отлучения: "Якунин продолжает возводить хулы на епископат, духовенство и верных чад Матери-Церкви, тем нанося ей ущерб". Ложь этой формулировки не только в определении моей вины, но и в определении адресата моего хуления: если насчет епископата еще можно дискутировать, то духовенство и верных чад Матери-Церкви я ни в малой степени хулению не подвергал.

– Одновременно с Вами от Церкви был отлучен Филарет (Денисенко), нынешний Патриарх Киевский, глава Украинской Православной Церкви Киевского патриархата (УПЦ КП). С какой формулировкой был отлучен он?

– Акт об отлучении монаха Филарета (Денисенко) гласит: "Монах Филарет продолжает раскольническую деятельность, совершает святотатственные "богослужения" и кощунственные лже-хиротонии". Переводя со специфического языка эту формулировку, причины отлучения Патриарха Филарета объяснить просто: он совершил чудовищное кощунство – успешно создал в независимой Украине суверенную Украинскую Православную Церковь, независимую от имперской Московской патриархии – религиозного синонима СССР.

– Почему с митрополита Филарета до отлучения были сняты все степени священства, но монашество ему было сохранено?

– Ответить на этот вопрос довольно трудно. Можно только предполагать.

Первый вариант. После смерти Патриарха Пимена до выборов на Поместном Соборе в 1990 году Патриархом Алексия II (Ридигера) местоблюстителем патриаршего престола - то есть временным предстоятелем РПЦ МП - был митрополит Филарет (Денисенко). Учитывая весомость этого звания, "лишенца" Филарета несколько пожалели, сохранив ему хотя бы монашество.

Второй вариант. В Московской патриархии так высоко чтут монашество, что даже лицо, впавшее в ересь и учинившее страшное кощунство, остается монахом в силу высочайшей сакраментальной силы этого таинства, так что монашество становится не поддающимся отделению от личности, отлучаемой от Церкви.

– Известно, что ни Вы, ни Киевский Патриарх Филарет (Денисенко) не признали каноничным совершенное Архиерейским Собором РПЦ МП отлучение от Церкви. Как Вы сегодня, спустя 11 лет, считаете – принесло ли отлучение Вас и митрополита Филарета пользу Московской патриархии?

– В Акте о моём отлучении есть утверждение, что будто я "наносил ущерб Матери-Церкви". Сейчас, спустя более чем десятилетие со дня принятия "отлучительного акта", могу утверждать, что отлучение Патриарха Филарета и меня принесло Московской патриархии только лишь ущерб. Освободившись от пут Московской патриархии, я получил возможность принимать участие в создании реформированной Церкви, воплотившей реформаторские идеи священника Александра Меня.

Что касается Патриарха Филарета, то его отлучение принесло большую пользу и "развязало руки" ему в его трудах на поприще создания автокефальной Украинской Православной Церкви. Недалеко время, когда Московская патриархия будет стоять перед необходимостью "прилучить отлученную лучину" – признать "яко не бывшим" решение, принятое в отношении "монаха Филарета (Денисенко)" Архиерейском Собором РПЦ МП 20 февраля 1997 года.

Отлучительные акты, неправомочные и несправедливые, принесли отлученным больше пользы, а самой РПЦ МП – больше вреда. Косвенным тому доказательством служит отказ в дальнейшем от отлучительной практики в отношении церковных диссидентов (о. Георгия Кочеткова, о. Павла Адельгейма, епископа Диомида).

– На каком основании Вы считаете несправедливыми и неправомочными решения Архиерейского Собора РПЦ МП относительно Вас и Патриарха Филарета?

– Если РПЦ МП признает действительным лишение Патриарха Филарета всех степеней священства Архиерейским Собором 1992 года, а меня - сана священника Синодом 1993 года, то к моменту проведения Архиерейского Собора 11-летней давности мы, с точки зрения Московской патриархии, находились в ней в качестве мирян, а как таковые, согласно всем существующим канонам, мы имели полное право самовольно выйти из юрисдикции РПЦ МП без разрешения священноначалия, без "отпускных грамот" и т.п., что мы и сделали задолго до времени отлучительного Акта, о чём своевременно и достоверно было известно руководству РПЦ МП. Это зафиксировано и в самих актах об отлучении. Архиерейский Собор 1997 года поэтому не был правомочен отлучать нас от Церкви как мирян, вышедших из РПЦ МП и не являющихся более её членами.

Этого одного достаточно, чтобы считать Акты об отлучении Архиерейского Собора 1997 года "яко не бывшими".

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"

 

*************************************************************

Операция «Чистые рясы» по-русски? Перспектива люстрации духовенства в России выглядит крайне неправдоподобной

Нынешние "люстрационные" скандалы в Польше и Словакии, как кажется, не имеют особенного отношения к российской ситуации. Проблема видится не столько в "уровне поражения" России сравнительно с другими странами бывшего "Варшавского пакта". Люстрация - некоторый аналог операции "Чистые руки", которую пыталось провести еще несколько лет назад итальянское руководство для избавления от "миазмов мафии". В основе таких кампаний лежит, как правило, четкое и разделяемое всем обществом убеждение, что "миазмы" - это не просто "плохо" или предосудительно. Сотрудничество со злом (в виде ли мафии, или "Штази", или КГБ) – есть nefas, то, чего не должно быть никогда. И вот это для России – самое сложное.

Если для бывших сателлитов СССР концепция nefas легко обосновывается доводами "оккупации", советского ига, подневольности, то в России – не так. Человечество всегда старалось забыть неприятные и позорные страницы своей истории, перевернуть их. В психологии это называется "вытеснение". И прошлое, в котором церковные иерархи сотрудничали с органами идеологического контроля и подавления, подчас даже физического, попадает в зону этого самого вытеснения. А чтобы вытеснить – надо выкорчевать. Иначе говоря, нужна искупительная жертва.

В России крайне редко встречается осознание этого. Мало того, что тоталитарное прошлое большинством народа вовсе не считается чем-то позорным и достойным вытеснения. Наоборот – пропагандистская машина, газеты и телевидение всячески облагораживают и героизируют это прошлое. В духе постмодерна даже нравственная катастрофа подвергается деконструкции и становится чисто эстетическим фактом. И не нуждается более ни в вытеснении, ни в очистительных жертвах. Nefas встроился в структуру общественного бытия. Ощущение скверны возможно только в обществе, сохраняющем традиционные способы мышления и деятельности. В обществе, где нет не только понятия "осквернения", но, более того, порок и скверна становятся "эстетическим фактом", предметом национальной гордости, - в таком обществе не приходится ждать какой-нибудь люстрации или кампании "Чистые руки".

Для примера можно вспомнить, что в начале 1990-х попытка общественного очищения все же была. Общественное сознание было устроено совершенно по-другому, носило печать традиционности, и идея "скверны" витала в воздухе, требуя очищения. Тогда же, вслед за серией публикаций о сотрудничестве высших иерархов РПЦ МП с органами госбезопасности, в РПЦ же МП была образована комиссия по расследованию этих фактов во главе с епископом Костромским и Галичским Александром (Могилевым). Но эта комиссия также испарилась неведомым образом, как канули в лету идеи суда над КПСС и осуждения советского режима. И тут открылось самое страшное. У людей не оказалось в исторической памяти ничего, к чему можно было бы возвратиться. У них осталось только советское прошлое, партсобрания, ДОСААФ, дефицит, а с ними в нагрузку - "особые тройки", лагеря, блатная "романтика" и расстрельные бригады. И от единственного прошлого отказаться нельзя – права была Нина Андреева, только дело не в принципах, а в экзистенции.

У иерархии РПЦ МП не было, строго говоря, корпоративного прошлого. "Точкой невозврата" для иерархии, пошедшей вслед за митрополитом Сергием (Страгородским), стала кремлевская аудиенция у советского Валтасара. Обломки синодальной иерархии объединились по старому принципу – нахождения при власти. Возможны, конечно, и иные интерпретации, в рамках которых только "официальное" состояние несет благо церковной организации. Соответственно, жест тирана, взявшего под крыло и легализовавшего сергиевскую группировку, был объявлен благом и для этой Церкви, и для страны, и для будущего православия. Не вступая в полемику с такой точкой зрения, хотелось бы заметить, что она законна именно в рамках той логики "единственно-возможного прошлого", которую мы описали. Критика такого выбора церковной иерархии, которую идеологи движения Истинно-Православной Церкви развили до понятия "ереси сергианства", как кажется, делает одну, но фатальную ошибку.

Она исходит из абсолютного преклонения и идеализации дореволюционной Греко-Российской Церкви, из обломков которой, собственно, и возникли все "ветви" современного российского православия. И здесь критики "сергианства" упускают одну важную деталь – "скверна" началась не в 1943-м (тогда она лишь восторжествовала окончательно), и не в 1927-м, и даже (при всем уважении к А.И. Солженицыну) не с "выстрелами "Авроры". Такая критика повторяет ошибку старообрядческой полемической традиции, превозносящей церковно-государственный строй начала XVII в. и не видящей его слабостей. Но позитивное значение этой критики дореволюционного синодального строя еще и в том, что она указывает на нездоровый дисбаланс, произошедший еще до церковного Раскола XVII в., когда цари и государственные мужи присвоили себе права на распоряжение церковными делами. Ситуация долго сдерживалась, но в петровское время штурвал был переложен решительно и бесповоротно. Попы стали доносить на пасомых, царь-богохульник стал "главой Церкви", а распоряжаться церковными делами поставил чиновников-вольтерьянцев и атеистов. И "сергианство" есть следствие этого курса, а не "причина всех бед".

Во имя чего же может произойти люстрация духовенства в России? Кажется, что идея "другой России" еще все же не так сильна, чтобы во имя фантома "восстановления соборных начал" или "возвращения к симфонии", нынешние иерархи отказались от своего недавнего прошлого и от его неглубоко лежащих корней. Но если все же представить себе, что кому-то понадобилась люстрация духовенства РПЦ МП и других деноминаций для создания единой церковной организации, как в Украине, что необходимо для этого?

Во-первых, придется признать, что люстрация по признаку "старых грехов" в России уже едва ли возможна. Возможна теоретически лишь люстрация по принципу участия в различных неблаговидных кампаниях и мафиозно-криминальной деятельности. Для этого пришлось бы сформировать новую комиссию при Госдуме, подобную той, которая работала в 1991-92 гг. при Верховном Совете, которая бы изучала архивы и вырабатывала критерии оценки криминальной деятельности, являющейся почвой для люстрации.

Но о чем бы кто ни мечтал, ожидать люстрации духовенства в России не стоит. Опыт восточноевропейских демократий на русскую почву едва ли переносим. Впрочем, отдельные элементы этого "очищения" можно было бы себе представить, если бы на то была политическая воля. Беда же в том, что такая воля на настоящий момент никак не вырисовывается, да и не может вырисоваться, пока у власти в стране находятся старшие офицеры КГБ, сами же занимавшиеся вербовкой агентов в церковной среде и продолжающие с этими агентами "дружить семьями"...

Игнатий Алексеев,
для "Портала-Credo.Ru"

 

Константин Преображенский. ПОЛКОВНИК ГУМЕНЮК ДАЕТ БЛАГОСЛОВЕНИЕ.
По коридорам КГБ ходили офицеры с большими бородами.
Кто они и где сейчас?..

Нынешний митрополит Калужский и Боровский Климент [Капалин] благословил первый камень церкви Живоначальной Троицы в Пхеньяне в июле 2003 года. Поговаривают, что президент Путин намерен сделать его Патриархом.

И это не случайно, что Путин ввел его в Общественную палату - осторожно высказывающийся орган, который, по планам президента, станет заменителем несуществующего в России гражданского общества.

Говорят, что для стареющего Патриарха Алексия II строится роскошная дача на острове Валаам, что на севере России. Федеральная служба охраны, министерство личных охранников Путина и бывший 9-й отдел КГБ, первой заняла строительную площадку. Поскольку Алексий II является фактически высокопоставленным правительственным чиновником, блюдущим лояльность народа.

А митрополит Климент, продвинутый, как и все прочие, Путиным, определенным образом связан с КГБ. Это явствует из его биографии: с 1982-го по 1990-й он был главой приходов Московского патриархата в Канаде и США. Только сотрудничающий с КГБ иерарх мог быть назначен на такую должность во времена холодной войны.

Почему? Потому что от него требовалось отчетливо понимать, кто из клириков, ему подведомственных, является настоящим священником, и кто фальшивым, из КГБ, чтобы из осторожности ошибочно не наказать их за ошибки в литургии и отсутствие на работе.

Однако список имен офицеров разведки является государственным секретом! А Церковь отделена от государства! Как доверить государственный секрет клирику, представителю враждебного лагеря? Как гарантировать, что он его не раскроет кому-то извне?

Только путем рекрутирования, жестко удерживая человека компрометирующими документами, заботливо собранными или сфальсифицированными КГБ. В 1982 году будущий митрополит Климент должен был считаться опытным и хорошо проверенным агентом, поскольку ему было позволено, принимая участие в экуменических конференциях, общаться с иностранцами без посредников (!) даже в 1977-м.

Однако некоторые из московских священников считают его обычным офицером КГБ. Что тоже вполне возможно: священники в погонах, служащие офицеры КГБ, явление в Московской патриархии не столь уж редкое. В том же 1977-м я встречался с одним из них в самый первый день своей службы в штаб-квартире разведки КГБ в Ясенево, на окраине Москвы.

Я помню, как я был удивлен тамошними весьма длинными коридорами - почти в километр длиной, где сотни мужчин в штатском шагали туда и обратно. Их пиджаки были наглухо застегнуты, волосы тщательно причесаны, и весь их отточенный облик должен был являть доказательство их предельной лояльности. Но что это?! Мимо меня прошел офицер с большой рыжей бородой! Что за странное явление, недопустимое для коммуниста и офицера разведки КГБ?

"Ничего страшного, он отрастил бороду по приказу руководителя разведки генерала Крючкова. Он действует как священник. Теперь он служит в Отделе внешних сношений Московского патриархата, и вскоре уезжает выполнять свою миссию за границей", - со смехом пояснил мой друг. Куда именно уезжает, мой друг не сказал, следуя прямому указанию КГБ, но говорил он о своем друге, профессоре краснознаменного Института КГБ, который теперь называется Академией внешней разведки, где его форма полковника КГБ висела в шкафу рядом с черной рясой священника. Когда Патриарх Пимен ехал за границу, этот полковник-профессор надевал свою рясу и присоединялся к его группе.

В те же годы глава внешней контрразведки генерал Олег Калугин прибыл в Восточный Берлин, чтобы проверить здешний отдел КГБ. В один из дней к нему пришел полковник Иван Гуменюк с приглашением посетить вечером русский собор. "Я там вечером буду служить", - пояснил полковник. Он служил настолько профессионально, что подходившие за благословением прихожане были уверены, что целуют ручку отца Ивана, а не полковника Гуменюка. "Ну, вы просто как настоящий!" - с восторгом воскликнул генерал Калугин в отделе следующим утром.

Подобные так называемые священники входили в штат приходов Московского патриархата по всему миру, но в дружественных арабских государствах они заняли практически все вакансии. Местные мусульманские службы контрразведки закрывали на это глаза, поскольку священники КГБ работали против Запада. Таким образом, если кто-нибудь из ваших знакомых священников служил когда-либо на Ближнем Востоке, это значит, что он также служил в КГБ.

Судьба этих людей редко складывалась счастливо. Бог послал им трудные испытания. Дети некоторых из них стали верить в Бога, что не было разрешено в семьях офицеров КГБ, другие же сами признавали существование Бога. Их коллеги в КГБ могли об этом пронюхать немедленно и разрушить их карьеры. Я дал подробное описание судьбы одного из таких бедных разведсвященников в моей книге "КГБ в Японии" (Москва, Центрполиграф, 2000).

И где же они теперь? По-прежнему остаются среди клириков Московского патриархата!? На Западе считают, что эти люди исчезли, но почему? Разве офицеры КГБ прошли через увольнение из какого-нибудь российского учреждения после краха коммунистической системы в 1991-м? Разве в России была санация? Увы, нет! Могущественное коммунистическое лобби подавило ее попытки. Следовательно, не могло быть никакого увольнения офицеров КГБ из Московской патриархии, сегодня возглавившей прославление советского прошлого.

Я знаю лишь об одной такой попытке. Она была сделана Игорем Голембиовским, главным редактором влиятельной газеты "Известия" в августе 1991-го, сразу после неудачной попытки коммунистического переворота. Он вызвал в свой офис всех офицеров КГБ, которые работали в "Известиях" как журналисты, и предложил им отставку либо из КГБ, либо из "Известий". Он более не мог позволить им оставаться на двух этих работах.

КГБ не простил Голембиовскому такую вольность, и в путинской России он подвергся преследованиям. Тогда как Патриарх Алексий II находится в зените славы. Из чего мы можем заключить, что уж он-то в своей среде не уволил ни одного офицера КГБ.

Константин Преображенский,

подполковник госбезопасности в отставке

(перевод: Валерий Никольский,

для (c) "Портала-Credo.Ru")

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (6 votes)
Аватар пользователя esxatos