Хосроев - История манихейства

Александр Хосроев - История манихейства - Prolegomena
Истекшее столетие было столетием открытия и издания несметного количества древних рукописей на разных языках, которые донесли до нас подлинные, ранее не известные письменные памятники различных религиозных движений первых веков нашей эры.
 
Эти тексты позволили не только переосмыслить многое из того, что исследователям истории религиозных движений времен Римской империи казалось незыблемым, но и подчас заново написать целые страницы этой истории.
 
Так, например, обнаруженные в ходе раскопок в 1897 г. и затем в 1903 г. среди оксиринхских папирусов тексты логий (или изречений) Иисуса на греческом языке (рукописи конца II — начала III в.) заставили ученых искать новые подходы к проблеме происхождения канонических евангелий[1].
 
Восемь папирусных кодексов VI в. (всего около 1000 листов), принадлежавших сначала библиотеке монастыря Арсения, затем спрятанных монахами в пещере недалеко от монастыря и там (возле совр. поселения Тура, в 10 км на юг от Каира) случайно открытых в 1941 г.,существенно обогатили репертуар раннехристианской литературы, поскольку донесли до нас на греческом языке ранее не известные сочинения великих христианских богословов Оригена (например, его «Диалог с Гераклидом» и трактат «О пасхе») и Дидима Александрийского (например, комментарии на книги Бытия, Иова, Захарии)[2].
 
Тринадцать папирусных кодексов второй половины IV в. (около 600 листов), также случайно открытых в конце 1945 г. в Верхнем Египте (совр. район Наг Хаммади) и содержащих на коптском языке (переводы с греческих оригиналов) несколько десятков ранее не известных религиозных сочинений первых веков нашей эры, дали возможность по-новому взглянуть на историю раннего христианства и лучше понять его многообразие[3].
 

[1] Речь идет прежде всего о знаменитых папирусах Р. Оху. 1, 654 и 655, текст которых очень близок, если не сказать идентичен, тексту некоторых изречений из ставшего известным позднее коптского Евангелия от Фомы (EvThom: НагХаммади II. 2). Подробнее о взаимосвязи логий с этим евангелием, как и о проблеме соотношения канонических и апокрифических евангелий, см., например: Blatz, 1990, 93-113; Schneemelcher, 1990, 65-75.
Новозаветные рукописи, преподносящие исследователям сюрпризы, находят и по сей день; так, конец XX в. ознаменовался находкой весьма интересной рукописи, поставившей новые вопросы о происхождении канонических евангелий. Речь идет о ставшем известным в 1999 г. папирусном кодексе (Codex Scheyen) первой половины IV в., который донес до нас на среднеегипетском диалекте коптского языка ранее не засвидетельствованную версию канонического Евангелия от Матфея; новая форма текста позволила издателю предположить (впрочем, кажется, слишком поспешно), что мы имеем дело с коптским переводом одной из греческих (отличной от канонической) версий Евангелия от Матфея, оригинал которого, по свидетельству Папия, был написан по-еврейски (МбфибЯпт мен пан ёвсбЯдй дйблЭкфщ фЬ льгйб ухнефЬобфп, ЮсмЮнехуен д' бхфЬ, ют Юн дхнбфьт Экбуфпт: Eus., З. Е. III. 39. 16); прав или нет Шенке в своей гипотезе, покажут дальнейшие исследования, но, очевидно, он прав, когда говорит, что этот текст заставляет «die sogenannte synoptische Frage noch einmal neu zu stellen» (Schenke, 2001, 33).
[2] Об этих находках (палимпсесты; труды Оригена и Дидима написаны поверх хозяйственных документов) см., например: Gueraud, 1946, 85—108; Altaner— Stuiber, 1980, 199 (Ориген), 280 (Дидим). Именно на это место в первой половине V в. пришел великий отшельник Арсений, здесь он умер в 449 г., здесь был похоронен, и на этом месте на рубеже V-VI вв. возник монастырь его имени, который населяли грекоязычные монахи. После осуждения оригенизма в 553 г. монахи вынуждены были убрать книги из библиотеки. Подробнее см.: Koenen—Miiller-Wiener, 1968, 48 сл.
[3]Литература вопроса сейчас, можно сказать, необозрима; см., например, один из последних сборников, посвященный различным аспектам проблемы: Hedrick—Hodgson, 1986. Переводы всех текстов этого собрания существуют на европейских языках (см.: NHLE, BCNH, NHD); переводы некоторых текстов на русский язык см., например: Трофимова, 1979, Хосроев, 1991.
Принадлежность библиотеки одному из монастырей Пахомия, на мой взгляд, не выдерживает серьезной критики; проблема была мной всесторонне рассмотрена ранее (Khosroyev, 1995, 61—103) и решена в пользу того, что владельцами книг были маргинальные христиане, не имевшие к церковному христианству никакого отношения.
 
 

Александр Леонович Хосроев - История манихейства - Prolegomena

 
СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2007. — 480 с, ил. — (Серия «Азиатика»).
ISBN 5-8465-0484-1
 

Александр Хосроев - История манихейства - Prolegomena - Содержание

 
Введение
Глава I. Краткая история изучения манихейства
Глава II. Источники
Глава III. Канон манихейских сочинений
Глава IV. Мани — манихейство
Глава V. Организация манихейской церкви, богослужебная практика и этическое учение
Глава VI. Ученики Мани и распространение манихейства
Глава VII. Манихейство - одна из христианских ересей?
Послесловие
Приложение 1. Еще раз к вопросу об откровениях Мани (Keph 1; 14. 26 сл.)
Приложение 2. Об одной греческой манихейской (?) молитве
Приложение 3. Переводы
I. Манихейские сочинения
II. Греческие антиманихейские сочинения
III. Латинские антиманихейские сочинения
Хронологическая таблица
Index locorum
Манихейская мифология
Именной и предметный указатель
Указатель географических названий
Библиография
 

Александр Хосроев - История манихейства - Prolegomena - Введение

 
Обнаруженные вскоре после Второй мировой войны где-то в Верхнем Египте так называемые папирусы Бодмера — собрание, по меньшей мере, девятнадцати кодексов III-Vbb. (около 1000 листов), содержащих на трех языках (греческий, коптский, латинский) около пятидесяти как христианских, так и языческих сочинений, многие из которых ранее не были известны[1], — дали в наше распоряжение, помимо прочего, совершенно новый материал для библейской текстологии и коптской диалектологии.
 
Несколько сотен пергаменных свитков и фрагментов с текстами преимущественно на еврейском языке религиозного, литературного и хозяйственного содержания (так называемые рукописи Мертвого моря; II в.
до н. э. — I в. н. э.), — первые из которых случайно, а последующие уже в результате систематических раскопок открытые в конце 40-х гг. XX в., — существенно изменили наше представление о том, каким был поздний иудаизм и какова была его роль в возникновении христианства[2], и т. д.
 
О том, что перечень находок еще рано закрывать и что он обязательно будет продолжен, свидетельствует теперь так называемый кодекс Чакос, сохранивший на коптском языке (среди прочих гностических сочинений) Евангелие Иуды[3], которое в конце II в. по-гречески было известно уже Иринею Лионскому (Adv. Haer. I. 31. 1). К исследованию текстов этой рукописи ученые только приступают, и в ближайшее время должно увидеть свет факсимильное издание рукописи.
 
Однако найденные в двадцатом столетии манихейские сочинения, обилие и разнообразие которых, с одной стороны, и невероятная широта распространения самих текстов (от Западной Африки и Египта до Среднего Востока и Китая) — с другой, позволили не только увидеть воистину гигантский масштаб манихейства, но и впервые изучать это религиозное движение на основе оригинальных источников. Ведь если вспомнить, что наше знание о манихействе до введения в научный оборот этих текстов покоилось лишь на вторичной, можно сказать, пристрастной литературе, а именно — на сочинениях его оппонентов, писавших на разных языках, в разных странах, в разное время и с различных религиозных позиций, то значение этих находок, позволяющих приблизиться к объективному описанию этого религиозного движения, станет еще более очевидным.
 
В отличие от того направления религиозной мысли, которое в науке нового времени принято обозначать термином гностицизм и которое так и не смогло оформиться в самостоятельную религию, — т. е. внутри него не было создано ни своей единой церковной организации, ни единой религиозной практики, ни канона священных писаний (что, впрочем, делалось вполне сознательно, поскольку каждое течение внутри гностицизма претендовало на исключительное обладание знанием, отказывая в этом праве другим школам), и всегда, вплоть до своего довольно быстрого исчезновения с религиозной сцены, оставалось всего лишь конгломератом более или менее родственных учений[4], — манихейство, избежав всего того, что в конечном счете обрекло гностицизм на исторический крах, уже при жизни своего основателя Мани (216-277) не только заявило о себе как о своего рода универсальном религиозном учении, но и, что важнее, успешно претворило на практике это заявление.
 
Рано распространившись (по сути дела, уже при жизни своего основателя) в различные края ойкумены, приобретшее там многочисленных последователей и просуществовавшее около тысячелетия, теперь манихейство вызывает интерес лишь у исследователей древности, хотя уже в первые века своего существования манихейство на Западе было самым опасным противником церковного христианства, а на Востоке — зороастризма, буддизма, а затем и мусульманства. Но даже и после того, как в начале второго тысячелетия манихейство практически исчезло с исторической сцены, оно продолжало вызывать ярость оппонентов и оставалось (и остается до сих пор) именем нарицательным для обозначения практически любой ереси[5].
 
В науке многие десятилетия продолжалась (а отдельными исследователями продолжается и до сих пор) дискуссия о том, в чем был залог столь удивительного и быстрого успеха этой новой религии и где искать ее корни: в христианстве ли, в иранских, а может быть, и в индийских религиозных представлениях, в греческой ли философии или, если отказываться от одного источника, в той особой религиозной культуре первых веков нашей эры, которую принято называть собирательным термином синкретизм...
 
Находящиеся в нашем распоряжении источники не позволяют пока написать полную историю манихейства: ведь как бы ни был велик объем доступного материала, мы, тем не менее, имеем дело с разрозненными свидетельствами из разных времен, языков и культур[6]. Однако многое в этом направлении уже сделано.
 

[1] Название «папирусы Бодмера» (находятся в собрании Мартина Бодмера/1899-1971/ в Женеве) является условным, поскольку 75% рукописей - на папирусе, а 25% — на пергамене. Так, мы находим здесь новые фрагменты комедий Менандра, ранее не известные греческие поэмы на библейские сюжеты, греческие и коптские литургические гимны, новые фрагменты коптской Библии и т.д. Возможно, мы имеем дело с остатками частной библиотеки. Подробный перечень сочинений, входящих в эту библиотеку, можно найти в статье: Kasser, 1991, 51-53.
[2] Обзор проблемы см., например: Амусин, 1983, 202—225.
[3] Подробный рассказ об истории находки этой рукописи IV в., содержащей четыре сочинения, можно найти в книге: Kasser et al., 2006; там же см. комментированный перевод Евангелия Иуды на английский язык.
[4] О различных подходах и терминологии, применяемых при анализе этого религиозного движения, происхождение которого до сих пор вызывает споры, см.: Хосроев, 1997, 254-285.
[5] Так, например, даже такой богослов, терпимый к другим религиям и конфессиям, как А. Д. Шмеман, охотно пользуется термином манихейство, когда в «Дневниках» говорит о своем неприятии того или иного духовного явления в современной жизни, имея в виду при этом главное свойство манихейского учения видеть во всем только белое и черное, хорошее и плохое и т. п: см.: Шмеман, 2005, 170 («советское манихейство»), 380 («наш трагизм в постоянной и чрезмерной поляризации, приводящей к манихейству»), 539 («еще шаг — и психологически, если не догматически, мы в дуализме, манихействе») и т. д.
[6]Так, мы практически не располагаем манихейскими сочинениями в нескольких (хотя бы в двух) копиях, которые бы сделали возможным по-настоящему критическое издание того или иного текста. Сказанное Вальтером Хеннингом о манихейской библиотеке из Турфана в равной мере относится почти ко всем, имеющимся в нашем распоряжении манихейским текстам: «Die Bibliothek der Gemeinde derTurfan-Oase... besteht zum groBtenTeil aus Gesangbiichern, Lehrschriften, Predigtbiichern, Beichformularen... Mankann schlieBlich nicht verlangen, daB die Biicherei einer Religionsgesellschaft sich aus lauter Kirchengeschichten und sonstigen historischen Werken zusammensetzt; man kann auch nicht verlangen, daB jedes aus einem Gesangbuch herausgerissene Blatt... gleich einen ausfuhrlichen Kolophon enthalt, aus dem wir interessante Nachrichten iiber Ort, Zeit und Autor Ziehen konnen» (Henning, 1936, 18).
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя horod